Laiveko.ru

Медицина и здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Детская неврологическая клиника «Прогноз»

Детская неврологическая клиника «Прогноз»

Это специализированная детская неврологическая клиника, которая находится в Санкт-Петербурге и занимается диагностикой и лечением детей с нарушениями развития. Клиника создана в 1988 году детским врачом-неврологом Олегом Игоревичем Ефимовым.

В детской клинике «Прогноз» любой ребенок в возрасте от 1 месяца до 16 лет может получить консультацию высококвалифицированных специалистов: невролога, психолога, логопеда и пройти диагностику.

В тесном контакте с врачами работают педагоги и реабилитологи центра «Логопрогноз», где проводится немедикаментозная реабилитация и развивающие занятия.

В чем особенность клиники «Прогноз»?

Самая важная отличительная особенность клиники – аппаратная диагностика. В клинике используется современное специализированное оборудование, которое позволяет выявить нарушения в работе мозга ребенка и назначить эффективное и безопасное лечение. Наши врачи проводят диагностику всем детям, даже тем, которые не понимают речь и отказываются сотрудничать со взрослыми.

Каждый месяц врачи клиники проводят также диагностику в Москве. Информацию о датах следующего приема вы найдете в разделе «Диагностика в Москве» на официальном сайте клиники.

С какими проблемами обращаются в детский неврологический центр «Прогноз»?

Специализацией клиники являются нарушения развития речи, внимания, общения, школьные трудности. Чаще всего к нам обращаются со следующими диагнозами:

  • Аутизм
  • Алалия
  • ЗПРР, ЗПР
  • СДВГ
  • синдром Дауна
  • дислексия
  • дисграфия

В клинике есть отделение диагностики и реабилитации детей от 2 месяцев до 2 лет «Прогноз-Малютка».

Для чего обращаются в клинику?

Любого ребенка нужно периодически показывать неврологу, но есть возрастные периоды или ситуации, когда это особенно важно. Когда необходима консультация невролога ребенку и диагностика?

  • В первые месяцы жизни ребенка, особенно если была тяжелая беременность или тяжелые роды
  • В три года
  • Перед школой
  • При задержке и нарушениях речевого и коммуникативного развития
  • Если есть школьные трудности: проблемы с вниманием, чтением, письмом, счетом
  • Если у ребенка нарушения сна, жевания, глотания, энурез, тики.

Какие методы диагностики используются в клинике «Прогноз»?

Наша цель — выявление конкретных слабых звеньев в работе нервной системы. Затем мы можем воздействовать именно на них во время реабилитации и лечения. Для этого проводится комплексная неврологическая диагностика, в которую входят следующие методики:

  • ЭЭГ – оценка электрической активности мозга
  • АСВП – оценка функционального состояния ствола мозга и проведения звуковой информации структурами ствола.
  • УЗДГ – оценка кровоснабжения головы и шеи

По показаниям назначается и проводится в клинике ночной видео ЭЭГ мониторинг

Только в клинике «Прогноз» проводится уникальная диагностика вестибулярной системы и баланса, которая включает в себя следующие методики:

  • Поствращательный нистагм — оценка функции полукружных каналов
  • ВМВП – оценка функции отолитов
  • Айтрекинг – оценка вестибулоокулярного рефлекса и оптокинетического нистагма
  • Постурография – оценка сенсорной интеграции для сохранения баланса

Какие методы лечения используются?

Мы отдаем предпочтение немедикаментозным методам лечения. Информацию о них вы найдете в разделе «методы» на официальном сайте клиники «Прогноз» и на официальном сайте центра «Логопрогноз». Все методы безопасны для здоровья ребенка, научно обоснованы и уже доказали свою эффективность.

Врач невролог назначает также курс медикаментозного лечения на несколько месяцев. Медикаментозное лечение родители проводят дома.

Обратите внимание, что реабилитация в детском неврологическом центре проводится только интенсивными курсами – 16 дней. Программа реабилитационного курса составляется после диагностики на совместной консультации невролога и логопеда-реабилитолога.

Стоит ли прямо сейчас записаться на диагностику?

Научные исследования подтверждают, что ранняя диагностика и специализированная неврологическая помощь дают прекрасные результаты. Не нужно ждать, когда ребенку будет 5 или 7 лет. В этом случае понадобится гораздо больше времени и усилий для того чтобы нормализовать работу его нервной системы. Лучше начать помощь как можно раньше.

Комплексная аппаратная диагностика в клинике «Прогноз» позволит вам за 3 – 4 часа получить полную информацию о функциональном состоянии мозга ребенка. Если вы приезжаете из другого города, то диагностику можно пройти непосредственно перед курсом реабилитации.

Информацию о стоимости услуг вы найдете в разделе «цены»на официальном сайте клиники «Прогноз». Запись на консультации, диагностику и бронирование мест на интенсивный курс реабилитации осуществляется через форму записи на сайте или по телефону.

Чем раньше выявлены причины нарушений, тем лучше прогноз развития ребенка. Не откладывайте на потом, не ждите, что ребенок «перерастет» проблемы, запишитесь на диагностику и консультацию детского невролога.

Методика визуальной поддержки поможет подготовить ребенка к новому событию. С помощью «социальной истории» Ваш ребенок увидит как именно это происходит. Когда события предсказуемы, уровень тревожности снижается.

Прочитав эту статью, Вы узнаете как подготовить ребенка к занятиям в наушниках.

Методики лечения ЗПРР

I-04-NAUKA-basel-f17_640.jpgАутонейритотерапия при лечении ЗПРР

Лечение детей с ЗПРР: Аутонейритотерапия

Согласно статистике, в мире каждый год на 15% увеличивается количество детей в возрасте до 4 лет, которым ставят диагноз ЗРР (задержка речевого развития) или ЗПР(задержка психического развития). Задержка речевого развития (ЗРР) у детей затормаживает и развитие мышления, таким образом плавно переходя в задержку психоречевого развития (ЗПРР), и, напротив, врожденные неврологические заболевания провоцируют недоразвитость речи.

Причинами задержки формирования речи могут быть многообразные факторы, воздействующие в различные периоды раннего онтогенеза. В антенатальном периоде к органическому поражению речевых центров коры головного мозга могут приводить угроза самопроизвольного прерывания беременности, гипоксия плода, внутриутробное инфицирование (TORCH-синдром), падения беременной с травматизацией плода, токсикозы,хронические соматические заболевания будущей мамы (артериальная гипотония или гипертензия, легочная или сердечная недостаточность).

В неонатальном периоде ЗПР и ЗРР может являться следствием скоротечных или затяжных родов, применении инструментальных акушерских пособий, асфиксии новорожденных, недоношенности, внутричерепной родовой травмы при преждевременных родах.

В числе этиопатогенетических факторов, воздействующих в первые годы жизни ребенка,следует выделить менингиты, энцефалиты, ЧМТ, соматические заболевания,приводящие к истощению ЦНС (гипотрофию). Некоторые исследователи указывают на наследственную, семейную предрасположенность к различным видам ЗПРР. Частые и продолжительные заболевания детей в первые годы жизни (ОРВИ, пневмонии, рахит, эндокринопатиии пр.), неблагоприятные социальные условия (педагогическая запущенность), операции под общим наркозом, синдром госпитализма, дефицит речевых контактов) усугубляют действие ведущих причин ЗПРР.

Зачастую в анамнезе детей с ЗРР прослеживается участие не одного, а целого комплекса факторов, приводящих к минимальной мозговой дисфункции – ММД.

Органические повреждения головного мозга вызывают замедление созревания нервных клеток,которые остаются на стадии молодых незрелых нейробластов. Это сопровождается снижением возбудимости нейронов, инертностью основных нервных процессов,функциональной истощаемостью клеток мозга. Поражения коры головного мозга при ЗПРР носят нерезко выраженный, но множественный и билатеральный характер, что ограничивает самостоятельные компенсаторные возможности речевого развития.

Новая авторская медицинская технология Е.А. Мельниковой лечения РАС (расстройств аутистического спектра), задержек в ПРР (психическом и речевом развитии) у детейаутонейритотерапия, являясь основным патогенетическим лечением, базируется на классических постулатах основоположников нейропсихологии А.П.Лурии, Л.С.Выготского, И.П.Павлова.

Лечение детей с ЗПРР в Москве в Клинике лечения ДЦП и ЗПРР Мельниковой Е.А. предполагает применение аутонейритотерапии, которая нормализует работу функциональных блоков мозга, обеспечивающих речеобразование по А.Р.Лурии:

1) блока регуляции тонуса и бодрствования, который обеспечивает максимальный тонус коры,необходимый для осуществления организованной, целенаправленной деятельности; 2)блока приема, переработки и хранения ин­формации, поступающей из внешнего мира;3) блока програм­мирования, регуляции и контроля психической деятельности.

Процессы,осуществ­ляемые при участии речи, требуют больших затрат энергии, что обеспечивается лишь при наличии высокого уровня активности 1-го блока.

Снижение активности энергетического блока, возникающее в результате нарушения активации тех или иных отделов коры головного мозга (при поражении самой коры) или за счет поражении восходящих или нисходящих связей проявляется в флюктуативности, т.е. как бы мерца­нии в когнитивных функциях: речь оказывается то нарушенной,то сохранной, ребенок то понимает, то не понимает речь, то повторяет слова за взрослым, то нет, пишет то с ошибками, то без них. Как правило, при этом всегда отмечается так называемая премоторная, или динамическая, апраксия (трудности вп ереключении с одного вида движения на другой, нарушение программы движений).Это может происходить в течение дня, ряда дней, и даже месяцев. Детям с такими нарушениями в лучшем случае ставят диагноз ЗПРР, ММД, СДВГ, а в худшем –АУТИЗМ,ОЛИГОФРЕНИЮ. Хотя правильнее бы было перед этими диагнозами поставить приставку«а-ля» или «лже».

Эти нарушения в речи и поведении у ребенка так похожи на вышеуказанные заболевания,что отличить их можно только по топическому признаку. Это конечно сложно, но очень нужно делать, так как от этого зависит прогноз на БУДУЩЕЕ, ПРОГНОЗ БЛАГОПРИЯТНЫЙ: если своевременно восстановить прерванные связи — эти нарушения полностью проходят. Дети становятся обучаемыми и практически не отстают от своих сверстников в дальнейшем развитии!

Но есть и обратная сторона: если процесс разобщения областей мозга между собой и прерывание связей сохраняется длительное время, то приставки – а-ля и лже плавно переходят в атипизм. И детям уже ставят «уточненный» диагноз атипичный аутизм, без определенного ПРОГНОЗА на БУДУЩЕЕ.

Вывод 1: Аутонейритотерапия, активируя восходя­щие или нисходящие пораженные аксоно-дендритные связи, существующие между стволом, таламусом, подкорковыми узлами и корой головного мозга обеспечивает высокий тонус коры, необходимый для обеспечения наиболее сложных форм речевой сознательной психической деятельности — со­здания планов и программ для реализации замыслов и осуще­ствления намеченной цели.

Второй блок выполняет основную функцию приема, переработки и хранения информации – это репродуктивный афферентный блок, расположенный в наружных отделах коры головного мозга, включающий в свой состав «аппараты»зрительной (затылочной), слуховой (височной) и общечувствительной (теменной)областей головного мозга. Эти отделы составляют основу анализаторных систем и являются первичными (ядерными) или проекционными зонами коры, обладающие чрезвычайной специфичностью, ответственные сугубо за свою либо зрительную, либо кинестетическую, либо слуховую модальность или функцию. Сами анализаторные отделы непосредственно связаны с органами чувств и в речевой деятельности не принимают участия. Однако они окружены «аппаратами» вторичных или гностических зон коры, которые осуществляют первичную синтетическую функцию (например,акустически анализируют дифференциальные признаки фонем или отбирают необходимые движения органов артикуляционного аппарата для производства артикулем, входящих в то или иное слово).

Читать еще:  уреаплазма и простатит

«Вторичные»гностические зоны по мере отдаления от первичных постепенно берут на себя функцию анализа и синтеза звуковых, акустических и артикуляторных комплексов,которые входят в слог, в слово. В этих же отделах осуществляется запоминание множества специфических для каждого языка слогов и комплексов звукосочетаний,которые, редуцируясь за счет гласных и сонорных согласных, хранят информацию о звуковом составе слова. При поражении этих зон возникают варианты сенсорной,акустико-гностической и афферентной кинестетической моторной алалии у детей или афазии у взрослых.

Сложную системную работу познавательной деятельности выполняют третичные зоны второго функ­ционального блока. Эти зоны осуществляют сложные симультанные пространственные синтезы символического уровня, интегрируя, например,дифференциальные признаки слова или словосочетания. Они и обобщают социальный опыт индивидуума, закрепленный уже не на уровне периферического ощущения, а на уровне слова. Например, слово «яблоко»стягивает пучок словесно, символи­чески организованных дифференциальных признаков этого сим­вола посредством понятий (твердое, круглое, сладкое и т.д.). Таким образом, третичные зоны участвуют в сложных позна­вательных процессах.

Учитывая Первый закон — закон иерархического строения вхо­дящих в состав этого блока корковых зон (по Л.С. Выготскому и А.Р. Лурии), гласящий: работа зон коры зависит от сохранности высших: вторичных зон — от третичных, первичных — от вторичных, афферентация подкорковых отделов — от сохранности первичных от­делов коры, следует

Вывод 2: АУТОНЕЙРИТОТЕРАПИЯ как лечение детей с ЗПРР для обеспечения формирования вторичных и третичных зон,активизирует или восстанавливает связи с той или иной периферической анализаторной системой необходимой для сохранности первичных зон.

Блок программирования, регуляции и контроля деятельно­сти — третий функциональный блок. Этот блок создает замыслы, формирует планы и программы действий, следит за эффектом выполнения, отвечает за общую организацию пове­дения. В процессе его функцио­нирования осуществляется серийная организация речевого акта, письма.

Вывод 3: АУТОНЕЙРИТОТЕРАПИЯ имеет непосредственное отношение как к пониманию механизмов нарушения произвольной и пара- или псевдопроизвольной (репродуктивной)деятельности при раз­ных формах алалии и апраксии при РАС, так и к проблеме компенсации и коррек­ции по преодолению нарушений речевых и поведенческих функций.

Энцефалопатия и задержка психоречевого и моторного развития. Ответ врача-невролога 27.10.2017

Приоритетное направление деятельности центра реабилитации «Рассвет» — лечение и реабилитация пациентов с тяжелыми неврологическими заболеваниями, расстройствами коммуникативных навыков. К специалистам «Рассвета» чаще других обращаются родители детей с аутизмом, ДЦП, энцефалопатией, задержками психоречевого и моторного развития. Как взаимосвязаны эти заболевания? Свой комментарий дает детский невролог санатория «Рассвет», врач Светлана Георгиевна Коновалова.

Энцефалопатия и задержка психоречевого и моторного развития

Чаще всего задержка психоречевого и моторного развития – это следствие такого заболевания как энцефалопатия.

Энцефалопатия, чаще всего, возникает при неблагоприятно текущей беременности, осложнениях во время родов. Формируется заболевание на протяжении первого года жизни и ее можно диагностировать. Бывают еще посттравматические виды энцефалопатии. Они развиваются после черепно-мозговых травм, травм и ушибов мозга.

Как правило, тяжелые энцефалопаты – это дети, у которых после рождения сформировалось органическое поражение центральной нервной системы. Если поражение грубое, то задержка моторного развития будет отмечена сразу. Эти дети позднее начинают держать голову, сидеть, ползать, хуже переворачиваются и тем более ходят. Дети с этим синдромом отстают от сверстников по речевому, двигательному и психическому развитию.

Речевое развитие – это задержка темпа развития речи. Некоторые дети еще не говорят в том возрасте, в котором речь уже должна быть развита (3-4 года). Взаимосвязь задержки речевого и задержки психического развития очень явная. Очень резко бывает грубая задержка речевого развития без задержки психического.

Диагностика, лечение, прогнозы

Перинатальное поражение ставят каждому второму-третьему ребенку до года. Но говорить о каком-то грубом поражении можно до 6 месяцев. Энцефалопатию ставят в более позднем возрасте, когда есть последствия: ДЦП и др. Тяжелую энцефалопатию можно корректировать, частично реабилитировать, но вылечить на 100% нельзя.

Ребенку требуется серьезная реабилитация. Обычно назначается медикаментозное лечение раз в 3-6 месяцев (ноотропы, сосудистые препараты, витамины группы B), физиолечение, массаж, ЛФК.

Эффективность этих процедур достаточно высока. Более чем 60% пациентов наблюдаются улучшения. Очень многое зависит от динамики заболевания. В большинстве случаев пациентам требуется длительная поддержка.

Задержки психоречевого развития и аутизм

В «Рассвете» принимают на реабилитацию детей-аутистов. Этот диагноз достаточно трудно поставить. Симптоматика аутистических расстройств проявляется поздно. Реально заболевание проявляется, когда родители начинают замечать особенности в поведении ребенка на фоне задержки психического развития. Далеко не у всех аутистов эти задержки ярко выражены: зачастую они носят компенсированный характер. У ребенка появляются особенности в поведении: замкнутость, нежелание идти на контакт, повторяющиеся стереотипные движения, ритуалы, проявление агрессии. Если родители начинают замечать в поведении своего ребенка эти особенности, то нужно скорее идти к неврологу или психиатру. Дети-аутисты существуют каждый в своей отдельной реальности и чем старше становятся, тем глубже уходят в свой отдельный мир. Привлечь внимание таких детей крайне сложно. В первую очередь им требуется реабилитация у логопеда-дефектолога. В качестве лечебной методики применяют кинезотерпию которая тоже есть в нашем санатории.

Особенности логопедической работы с аутичными детьми

«Особенности логопедической работы с аутичными детьми».

Учитель – логопед

Сафонова Елена Геннадьевна

• Определение понятия аутизм.

• Практическое ознакомление с особенностями логопедической работы с аутичными детьми.

• Выяснение трудностей в работе логопеда с ребенком с синдромом Каннера

• Ознакомление с этапами работы логопеда.

Оборудование: мультимедийная установка, компьютерная презентация.

Что такое аутизм?

Аутизм – это расстройство, возникающее вследствие нарушения развития головного мозга и характеризующееся выраженным и всесторонним дефицитом социального взаимодействия и общения, а так же ограниченными интересами и повторяющимися действиями. Все указанные признаки начинают проявляться в возрасте до трех лет. Схожие состояния, при которых отмечаются более мягкие признаки и симптомы, относятся к расстройствам аутистического спектра. Аутизм – это тяжелое нарушение развития, которое сохраняется на протяжении всей жизни.

Актуальной проблемой отечественной коррекционной педагогики продолжает оставаться создание комплексной системы психолого-педагогического сопровождения детей с аутизмом. Тот факт, что и в России общество постепенно начинает признавать необходимость обучения и социальной адаптации детей, страдающих сложными формами нарушений развития, заставляет специалистов все больше задумываться о том, как строить систему работы с данным контингентом. Синдром аутизма нередко входит в состав сложного дефекта, где играет роль не меньшую, чем другие нарушения, — например, интеллектуальная, речевая, двигательная недостаточность. Это связано с тем, что нарушения коммуникации как таковой являются основным препятствием для развития всех психических функций, даже при их потенциальной сохранности. Мы остановимся на некоторых аспектах работы с детьми с тяжелыми и осложненными формами аутизма.

У аутичных детей наблюдается широкий спектр речевых расстройств, и очень часто именно логопед является тем человеком, который должен провести первичную диагностику развития аутичного ребенка и скоординировать семью для дальнейших действий.

Напомним, что основные симптомы задержки и искажения речевого развития различаются в зависимости от группы аутизма.

Так, у детей первой группы мы наблюдаем почти полное отсутствие внешней речи. Редкие слова или короткие фразы, произнесенные ребенком на высоте аффекта, позволяют предположить, что он понимает речь хотя бы частично.

Для речи детей второй группы характерны эхолалии, есть также небольшой набор стереотипных коротких фраз, либо полученных ребенком в какой-то аффективной ситуации. У детей второй группы есть стереотипные просьбы и обращения, в которых глагол используется в инфинитиве («Сок пить», «Дать печенье», а о себе ребенок говорит во втором или третьем лице («Саша будет рисовать»). Но часто такие дети предпочитают обращаться и просить не обычным образом, а криком или просто стремятся подвести взрослого к нужному месту и ткнуть его руку в интересующий их предмет.

Дети третьей группы, обладают развернутой литературной речью, но при этом почти не способны к диалогу, не слышат собеседника, хотя цитируют целые страницы любимых книг или рассуждают на любимую тему.

У ребенка четвертой группы мы встречаемся с тихой, нечеткой речью и эхолалиями, иногда отсроченными во времени. Такой ребенок просит и обращается, как правило, с помощью речи, но пересказ для него труден.

При работе с детьми с диагнозом РАС, РДА нельзя говорить только лишь о коррекционном воздействии, как все привыкли понимать работу логопеда. Коррекция – значит исправление; но невозможно исправлять звукопроизношение или начинать работу по улучшению лексико – грамматических навыков, если нарушены именно коммуникативные особенности речи ребенка.

Основные задачи логопедической работы при аутизме:

• установление эмоционального контакта с ребенком;

• выяснение уровня контактности ребенка с незнакомым человеком (т. е. логопедом)

• первичное обследование речи (ее понимания);

• обучение понимания речи;

• обучение экспрессивной речи.

Логопед осуществляет первый шаг первичной диагностики – наблюдение за ребенком. Этот метод дает возможность составить первичные представления про объект наблюдения или проверять исходные положения, связанные с ним. Поэтому методу наблюдения отводится определяющая роль в поиске критериев дифференциальной диагностики.

С целью выяснения картины целостного развития ребенка логопед может использовать диагностической карту, разработанную К. С. Лебединской и О. С. Никольской. Исследуя сферу общения, логопеду необходимо обратить внимание на визуальный контакт, особенности комплекса оживления, узнавание близких, формирование привязанности к близким людям, реакцию на нового человека, контакт с детьми, отношение к физическому контакту, реакцию на словесные обращения, отсутствие отклика на имя, избирательность ответных реакций на речь, отсутствие адекватного жеста, поведение в одиночестве, отношение к окружающему, “отсутствие” дифференциации одушевленного и неодушевленного.

Большинство логопедических методик остаются не приспособленными для диагностики уровня речевого развития детей с аутизмом, когда основное внимание следует уделить обследованию понимания речи и ее коммуникативного использования. Описание логопедического обследования и коррекционной работы, построенной на методических основах прикладного поведенческого анализа мы можем увидеть у С. С. Морозовой в разделе «ОБУЧЕНИЕ РЕЧЕВЫМ НАВЫКАМ И НАВЫКАМ ОБЩЕНИЯ».

Читать еще:  Исследование характера зрения при двух открытых глазах (бинокулометрия)

Направления логопедической коррекции при аутизме.

1. Обследование понимания речи (импрессивиая речь).

В первую очередь, понимание ребенком речи обследуется в спонтанной ситуации. Изучают, понимает ли ребенок высказывания, которые содержат аффективно значимые для него слова. Что имеется в виду? Путем наблюдения или в беседе с родителями выясняют, что ребенок любит, что является для него особенно значимым.

Затем проверяют,выполняет ли ребенок словесные инструкции: а) в контексте происходящего; б) вне контекста происходящего. В первом случае ребенка просят сделать что-либо в русле того, чем он занят. Например, если он играет с железной дорогой,можно сказать: «Поставь вагон на рельсы».

Во втором случае ребенку дают инструкции, не связанные с тем, чем он занят,например: «Подойти сюда», «Дай кубик» и т. п. При обследовании понимания инструкций следует избегать помощи (например, жестов) для получения более точной информации. Инструкции должны предъявляться в разных контекстах и ситуациях.

Если поведение ребенка изменится видимым образом — например, он повернет голову в сторону говорящего или подойдет к нему, можно предположить, что он хотя бы частично понял высказывание.

Во время наблюдения за спонтанным поведением ребенка фиксируются различные вокализации и звуки внегортанного происхождения. Обращается внимание на наличие спонтанного подражания различным звукам, словам; выражение требований или отказа; фиксируются эхолалии; отмечаются собственные спонтанные высказывания ребенка.

После наблюдений за ребенком, они могут быть неоднократными, логопед начинает выстраивать план работы. Для этого он составляет индивидуальную программу, где фиксирует свои этапы работы.

2. Развитие понимания речи (эмоционально-смысловой комментарий, сюжетное рисование). Логопед, участвующий в психолого-педагогическом сопровождении ребенка с аутизмом, должен научиться осуществлятьэмоционально-смысловой комментарий как необходимый элемент занятий. Это единственный адекватный путь, чтобы добиться включенности ребенка в реальность, осознания происходящего вокруг, понимания им речи.

Перед тем, как начать обучение, надо проанализировать весь спектр речевых навыков, имеющихся у ребенка. Обучение начинают с наиболее простых для него навыков; степень сложности определяется индивидуально.

Необходимыми предпосылками начала обучения являются частичная сформированность «учебного поведения», выполнение простых инструкций (в том числе, «Дай» и «Покажи»). Эти инструкции понадобятся для обучения пониманию названий предметов.

3. Развитие возможности активно пользоваться речью (растормаживание внешней речи).

• При аутизме в большей степени, чем при любых других нарушениях, заметна разница между тем, что понимает ребенок, и тем, что он может произнести. Но причина здесь совершенно особая: это отсутствие или снижение речевой инициативы, которую мы должны восстановить и развить. Наиболее сложной, трудоемкой и наименее предсказуемой по темпу и результатам является работа с «неговорящими» детьми (первая группа либо смешанный случай с признаками как первой, так и второй группы).

4.Растормаживание речи у таких детей идет одновременно в трех направлениях:

• Провоцирование непроизвольного подражания действию, мимике, интонации взрослого.

• Такое непроизвольное подражание может стать предпосылкой подражания произвольного – звукового, а затем и словесного.

5. Провоцирование ребенка на эхолалии и непроизвольные словесные реакции.

• В подходящий момент игры, когда удалось сосредоточить внимание ребенка на своем лице, можно, например, состроить гримасу удивления, конечно, с подходящим комментарием. Вообще, нам важно добиться того, чтобы неговорящий ребенок как можно чаще смотрел на наше лицо, на рот именно в тот момент, когда мы что-то произносим. Этого мы добиваемся с помощью физических ритмов, ритмов движения ребенка. Эта работа занимает очень много времени. В большинстве случаев это длится до полугода.

6. Формирование навыков экспрессивной (активной) речи

• Данный этап начинают с обучения навыку подражания звукам и артикуляционным движениям.

• Выбирать звуки и артикуляционные движения следует индивидуально, предпочтительно использовать те из них, которые встречаются в спонтанном поведении ребенка.Примеры артикуляционных движений: открыть рот, показать язык, почистить зубки, надуть щеки, подуть и т. п.

Изучение полученных результатов работы педагогов-практиков показало, что особая речевая терапия является одной из важнейших в коррекции аутистического поведения, эмоционального и психического недоразвития у детей с ранним детским аутизмом.

Список использованной литературы.

1. Морозова С. С. Аутизм: коррекционная работа при тяжелых и осложненных формах. — М. : Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2007.

2. Нуриева Л. Г. Развитие речи у аутичных детей. — М. : Теревинф, 2006.

3. Лебединская К. С., Никольская О. С. Диагностическая карта. Исследование ребенка первых двух лет жизни при предположении у него раннего детского аутизма.

Презентация к докладу «Особенности работы с детьми с интеллектуальной недостаточностью» Доклад;»Особенности работы с детьми с интеллектуальной недостаточностью» Проблема воспитания детей с интеллектуальной недостаточностью на.

Организация логопедической работы с детьми 1-го года жизни в условиях дома ребенка (из опыта работы) Я работаю учителем-дефектологом в ГКУЗ НО «Выксунский специализированный дом ребенка» уже более 20 лет, из которых большая часть была посвящена.

Особенности логопедической работы по коррекции связанной речи у дошкольников с задержкой психического развития Современный и перспективный аспект рассмотрения вопроса о структуре речевого дефекта у детей с ЗПР определяется тесной связью процессов.

Особенности логопедической работы с дошкольниками при общем недоразвитии речи Особенности логопедической работы с дошкольниками при общем недоразвитии речи (ОНР). Следует отметить важнейшую задачу логопедической работы.

Особенности работы детского психолога с детьми «группы риска» Учащиеся «группы риска» – это такая категория детей, которая требует особого внимания со стороны педагогов, воспитателей и других специалистов.

Особенности работы с детьми 5–6 лет в процессе формирования конструктивных умений Особенности работы с детьми 5-6 лет в процессе формирования конструктивных умений на основе обучения приемам нетрадиционного прикладного.

Особенности работы с одаренными детьми Особенности работы с одаренными детьми. Все мы родом из детства. Дети растут, развиваются, превращаются в самостоятельных взрослых. Детская.

Консультация «Особенности работы с одаренными детьми дошкольного возраста» Статья: «Особенности работы с одаренными детьми дошкольного возраста». При составлении плана программы для одаренных учащихся необходимо.

Особенности использования театрализованных игр в логопедической работе с детьми с общим недоразвитием речи Дошкольные образовательные учреждения и группы для детей с нарушениями речи являются первой ступенью непрерывного образования и входят в.

Особенности работы воспитателя с детьми раннего возраста . Сологуб Елена Николаевна. В настоящее время все больше молодых матерей отдают своих маленьких детей в детские ясли. Очевидно, что этот.

Он — не человек дождя: интервью с отцом аутичного ребенка

Диагноз «детский аутизм» для многих до сих пор звучит как приговор, несмотря на обилие исследований и корректирующих программ с доказанной эффективностью. Обилие информации дезориентирует, поэтому так ценны рассказы о личном опыте, которым с нами решил поделиться Сергей Логвин, отец пятилетнего мальчика с аутизмом. Чтобы разобраться в тонкостях его диагноза и научиться взаимодействовать с сыном, Сергею с женой потребовалось несколько лет.

Журналистка и авторка телеграм-канала о психическом (не)здоровье «эго из лего» Александра Пономаренко расспросила Сергея о том, какие черты в поведении указывают на возможный диагноз, как выбрать воспитательную методику, если он подтвердится, а также о том, почему родителям ребенка с аутизмом так важно заботиться о своем душевном состоянии.

Про Артема

— Расскажите, когда впервые вы узнали, что у вашего сына аутизм? Как диагностировали расстройство?

— Проблемы в развитии появились, когда Артему исполнилось 10 месяцев. Заметили, что ребенок перестал идти на контакт, избегал смотреть в глаза. Пропали те первые слова, которые он к тому моменту уже умел говорить, а им на смену пришли истерики и бессмысленный лепет. Выработанные за первые месяцы жизни навыки утратились. Артем стал «залипать» на длинные мультфильмы, прекратил как-то общаться с нами, кроме визгов и криков.

Нетипичное поведение ребенка врачи списали на особенности характера и успокаивали нас, что «раз нет душевнобольных родственников, то вам нечего беспокоиться».

Через полгода мы отправились на консультацию к неврологу, где нам ставили ЗПРР (задержка психоречевого развития), прописывали ноотропы, но слова «аутизм» мы не слышали. Это дало нам время на год успокоиться — вдруг рассосется. Не рассосалось.

В итоге через год, когда мы снова пошли в больницу, уже в выписках были слова, указывающие на аутизм («аутичное поведение», «аутистическое расстройство»). Но к этому моменту нам было уже понятно про аутизм у сына. В сети есть хороший скрининговый тест, его результаты явно указывали на проблемы.

При диагностике аутизма невролог сразу отправляет проверять слух. Также мы сделали МРТ, и там были видны органические изменения, которые мешали проводить сигналы по нейронным связям. И уже с этими выписками мы пошли вставать на учет в психоневрологический диспансер.

— То есть симптомы появились почти в год, а диагноз поставили, только когда ребенку было 2,5?

— Эта история не уникальна, и мы совершили ровно ту же ошибку, что и родители большинства других детей с аутизмом: мы упустили время, когда можно было уже формировать поведение ребенка.

Наше общество попросту не готово принимать детей с психическими расстройствами. В итоге многие родители готовы скрывать своих детей ото всех, включая официальную медицину, чтобы не прослыть родителями ненормального ребенка.

— А как вы и жена отреагировали на диагноз ребенка?

— Ушло много времени на принятие, были надежды, что перерастет. Сначала с моей стороны были попытки игнорировать проблемы. Но когда мы шли на обследование, мы уже знали, что у сына аутизм, и хотели помощи. Нельзя сказать, что это разом произошло: было всё нормально, а потом бах, у тебя ребенок с особенностями. Поэтому вся реакция, весь процесс принятия сильно растянут во времени.

Читать еще:  Сосуды на шее
Аутизм внешне же вообще никак не проявляется. На вид это обычный ребенок. Проблемы становятся очевидны, когда начинаешь присматриваться к поведению.

Про воспитание

— Как вы взаимодействуете с сыном?

— Если сказать одним словом, то наше взаимодействие — это сотрудничество. Я бы назвал сына ограниченно вербальным, речь только фразовая. Диалога полноценного нет. Но я могу ему спокойно дать бытовую инструкцию, например «Отнеси на кухню тарелку» или «Убери за собой одежду».

На мой «Привет» он ответит: «Привет, папа». Может попросить включить свет или достать что-либо. Попросить еду. Мы его часто провоцируем на активность, например, что-то сами едим у него на глазах. Он подходит, и, пока не скажет фразу «Я хочу что-то», не даем. По сути, это процесс его обучения.

— Что вызывает наибольшие сложности при взаимодействии с Артемом?

— Самое сложное для меня — что он не может выразить свои переживания и желания. А нам сложно объяснить ему, почему что-то пошло не так. Но мы каждый раз методично, не спеша всё проговариваем. Раньше огромной сложностью был его язык общения — истерики. Без понимания, что это за поведение и как с ним работать, справиться было бы невозможно.

Интуитивное стремление дать желаемое на крик ребенка только усугубляет ситуацию, контринтуитивное — перетерпеть истерику — требует много усилий.

Это уже после мы научились работать с поведением. Сейчас практически нет истерик. И, пожалев его, мы не подкрепляем нежелательное поведение.

— Ходит ли ваш ребенок в садик? Если да, это специализированная или общая группа? И нужно ли детям с таким диагнозом ходить в специальную группу, на ваш взгляд?

— Сын ходит в общую группу в обычный садик на полдня, другого нет. Может, ходил бы и на весь день, но дневной сон у него отсутствует с двух лет.

Я считаю, все дети без агрессивного поведения должны ходить в общую группу, сами или с поддержкой тьютора. Если у ребенка есть агрессивное поведение, то с ним нужно работать и потом вводить в общую группу постепенно.

Основные дефициты при аутизме — это социальные и коммуникативные навыки, а естественная среда лучше всего помогает их развить. Даже если ребенок придет в группу, будет просто сидеть в углу и смотреть на других детей, это гораздо лучше, чем если он будет сидеть дома.

А помимо общей группы нужны дополнительные занятия. У нас сейчас это логопед, музыкальные занятия и занятия супруги по программе логопеда, также есть курсы два раза в год от государственного центра реабилитации. Они бесплатные и неплохие как дополнение к общему развитию ребенка.

Про лечение

— Взаимодействует ли ваш ребенок с психотерапевтом (арт-терапевтом, психиатром, другим специалистом) в области ментального здоровья?

— Можно сказать, нет, в начале работы с сыном мы брали консультации поведенческого специалиста и психолога. Единственное, при посещении центра реабилитации нас ведет психиатр, но он скорее фиксирует состояние и дает общее направление работы.

— Есть мнение, что если аутизм диагностирован рано и ребенком активно занимаются, то к школьному возрасту симптомы могут нивелироваться. Это так?

— Отчасти. Если с ребенком работать, дефициты частично компенсируются, вплоть до того, что он сможет ходить в школу со сверстниками. Это малая часть.

Но это не значит, что у него не будет проблем с социализацией и коммуникацией. Да и вообще, задача вмешательства в первую очередь — это сократить разрыв от нормы, а стопроцентное компенсирование — это тот идеал, который недостижим, но является ориентиром.

— Насколько важны лекарства при лечении аутичного ребенка?

— Я придерживаюсь мнения, что медикаментозная поддержка вообще не нужна, если для этого нет оснований, связанных с безопасностью (например, при агрессии и аутоагрессии).

Ну и часто при аутизме бывают сопутствующие проблемы, такие как проблемы сна или судороги, которые требуют медикаментозного вмешательства. Возможно, когда ребенок будет старше, могут потребоваться антидепрессанты или транквилизаторы, но как это всё диагностировать, если у ребенка дефицит вербальных навыков, непонятно.

— Какие еще существуют методы?

— Популярна безглютеновая и бесказеиновая диета, но мне кажется, что, если нет непереносимости этих белков, смысл ее сомнителен.

Если есть ресурсы, нет ничего плохого в анимал-терапии: канис (взаимодействие с собаками), иппотерапия (с лошадьми). Это позитивно влияет на улучшение сенсорной интеграции. Хотя вот поездка к дельфинам — весьма сомнительное мероприятие: при большой стоимости это, по сути, потеря времени и денег.

Про аутизм в целом

— Что вы знали про аутизм до того, как Артему поставили диагноз?

— Да ничего не знали толком. Был стереотип, что это замкнутые люди, не идущие ни с кем на контакт.

— Часто читала, что аутизм — это не расстройство, а способ мышления и восприятия мира. Что думаете об этой формулировке? Как называть корректнее?

— Аутизм, а точнее детский аутизм по МКБ-10, — это конкретный медицинский диагноз, основанный на дефицитах в навыках. Эта формулировка никак не мешает считать это особым способом мышления и восприятия мира. Я говорю «ребенок с аутизмом», ну или «ребенок в спектре» в контексте общения.

— К слову, про спектр. Что это и почему говорят «расстройство аутистического спектра»?

— Понятие «расстройство аутистического спектра» включает и детей низкофункциональных [с умственной отсталостью. — Прим. А. П.], и высокофункциональных (без нее), и детей с синдромом Аспергера, у которых изначально не было проблем с речью.

То есть заболевание нельзя рассматривать как отрезок, на одном конце которого низкий функционал, а на другом высокий. Это сложная совокупность навыков, таких как речь, моторика, интеллект, социальные навыки, дефицит внимания.

Именно поэтому разные дети с одним диагнозом будут вести себя по-разному. Просто их дефициты навыков будут в разных точках спектра.

— А каковы неочевидные проявления аутизма?

— Неадекватность реакции — например, ребенок смеется, когда кто-то рядом плачет. Порывы бурной радости из-за незначительных событий. Узкие интересы, без них никуда, сейчас у Артема это фигурки из супермаркета, которые давали на кассе. Определенные маршруты.

Про стигму

— Знает ли ваше близкое окружение о диагнозе Артема?

— Да, все знают. Кроме коллег, не хочется от них жалости. Нам очень повезло с садиком: реакция администрации и воспитателя была адекватной. Наши родители и некоторые друзья вообще сначала убеждали, что мы наговариваем и всё будет хорошо. А когда разговор зашел про оформление инвалидности, смотрели с непониманием: зачем нам это клеймо? В итоге сочувствуют, есть друзья, которые помогали в те или иные моменты.

— Вокруг аутизма есть много стигм. Например, что это априори замкнутые дети, что это одаренные дети, что это дети с умственным развитием. На самом же деле всё индивидуально. С какими стереотипами вы столкнулись, в какие сами верили еще до того, как узнали больше об этом расстройстве?

— История про савантов [гениальных людей. — Прим. А. П.] самая неприятная, что вот были ученые и музыканты с аутизмом. Потому что «вот чего вы расстраиваетесь, ребенок одаренный, вот сколько одаренных с аутизмом». А правда в том, что на одного гения сто детей с проблемами, и никто не видит, чего стоит жизнь здесь и сейчас с особенным ребенком.

— Некоторые мамы и папы не хотят признавать, что у их ребенка аутизм, объясняя его поведение особенностями характера. Связано ли это с внутренней стигмой?

— Я считаю, что тут два источника проблемы. Первое — это, конечно, общественное осуждение. «Ребенок не нормален», часто такие родители прячут своих детей в чулан, это очень печально. Второе — это родительский опыт, и мир, разрушенный по факту, еще цел в голове. На эту тему есть очень хорошая книга шведского психолога Гурли Фюр «Запрещенное горе. Об ожиданиях и горе, связанных с ребенком, родившимся с особенностями развития». В ней хорошо расписан процесс принятия. Основное, что я оттуда взял, — это то, что нужно «похоронить» ребенка мечты, отгоревать и начать заниматься тем ребенком, который есть.

Про помощь родителям

— Чтобы компенсировать дефицит навыков, аутичному ребенку нужна опора, которую он видит в родителях. Именно поэтому многие специалисты настаивают на том, чтобы оказывать психологическую помощь взрослым. Как, по-вашему, это можно реализовать?

— Я считаю, как минимум нужны регулярные консультации для скрининга состояния родителей отдельно от ребенка. Психиатрам следует просвещать родителей (что очень важно, без цинизма), что будет происходить с ними и какие есть варианты медикаментозной помощи.

Психотерапия также эффективна. Можно, например, попробовать групповую терапию, в каждом ПНД есть кабинет психолога. Лично мне в свое время помог тренинг по АСТ [Acceptance & Commitment Therapy, терапии принятия и ответственности. — Прим. А. П.]. Я перестал заниматься самоедством по любому поводу, в итоге больше сил оставалось на общение с семьей.

— Какую полезную информацию (литературу, видео) вы могли бы посоветовать другим родителям для детального изучения аутизма и понимания основ?

— Самое главное, с чего стоит начать родителям, это с поиска родительских сообществ у себя в регионе. Фонд «Обнаженные сердца» привез и адаптировал эффективную программу Early Bird («Ранняя пташка»). Она направлена на помощь родителям. Кроме того:

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector