Laiveko.ru

Медицина и здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Медикаментозный и хирургический аборт у женщин с ВИЧ-инфекцией

Медикаментозный и хирургический аборт у женщин с ВИЧ-инфекцией

Медикаментозный и хирургический аборт у женщин с ВИЧ-инфекцией

Руководство Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по безопасному аборту рекомендует медикаментозный аборт с применением мифепристона и мизопростола или хирургический аборт с вакуумной аспирацией, или расширение цервикального канала и эвакуацию содержимого матки в качестве безопасных и эффективных вариантов для женщин. Однако в настоящем руководстве для женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией, не предусмотрено никаких конкретных клинических рекомендаций. Высказывались опасения, что женщины, живущие с ВИЧ-инфекцией, могут подвергаться большему риску неблагоприятных исходов абортов по сравнению с женщинами, не инфицированными ВИЧ, из-за иммуносупрессии, высокой частоты ко-инфекции другими заболеваниями, передаваемыми половым путем, и возможными противопоказаниями для одновременного приема препаратов, используемых для медикаментозного аборта и антиретровирусной терапии.

Цель исследования:

Основная цель заключалась в оценке эффективности и безопасности медикаментозного и хирургического абортов у женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией. Вторичные цели — (1) сравнить результаты медикаментозного и хирургического абортов у женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией, и женщин без ВИЧ-инфекции и (2) описать результаты медикаментозного и хирургического абортов среди женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией.

Методы поиска:

Был выполнен поиск до 17 апреля 2018 года. Был выполнен поиск всех опубликованных и неопубликованных исследований, обсервационных исследований выполнения медикаментозных и хирургических абортов у женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией. Поиск был выполнен в электронных базах данных Кокрановского Центрального реестра контролируемых исследований (CENTRAL), MEDLINE, Embase, PsycINFO, CINAHL, ClinicalTrials.gov, а также платформе ВОЗ для регистрации международных клинических исследований, используя сочетание терминов «аборт» и «ВИЧ». На сайтах конференций был выполнен поиск соответствующих тезисов. Был выполнен поиск неопубликованных данных, стратифицированных по ВИЧ-статусу, которые можно было бы заново проанализировать.

Критерии выбора:

Включали рандомизированные контролируемые исследования (РКИ), не-РКИ и обсервационные исследования. Мы включали исследования по: (1) изучению сравнения эффективности и безопасности медикаментозных и хирургических абортов у женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией; (2) сравнению исходов абортов для обоих методов между женщинами, живущими с ВИЧ-инфекцией, и женщинами без ВИЧ-инфекции; и (3) исследования, в которых описаны результаты абортов у женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией.

Сбор и анализ данных:

Один из авторов обзора проверял статьи, резюме, информацию о цитировании и описательные термины на предмет ссылок, первоначально определенных поиском. Мы получили полнотекстовые статьи всех потенциально приемлемых исследований, когда они были доступны. Два автора обзора независимо друг от друга исследовали полнотекстовые статьи на предмет соответствия критериям включения и определения окончательного выбора исследования. Планировали провести метаанализ, если достаточное количество исследований (не менее трех) будет касаться одного и того же исследовательского вопроса и будут представлены данные о достаточно сопоставимых результатах.

Основные результаты:

Из 3840 выбранных работ мы выделили только одни тезисы конференции, которые соответствовали нашим критериям включения. В данном проспективном когортном исследовании оценивалась эффективность и приемлемость домашнего применения мизопростола для медикаментозного аборта на ранних сроках у женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией, с аменореей менее 63 дней в Украине. Медикаментозный аборт был эффективен в 65 из 68 изучаемых случаев (96%). Небольшое число неудач включало: неполный аборт (n=1), сильное кровотечение (n=1) и прогрессирующую беременность (n=1). Серьезных инфекционных осложнений не было.

Заключение авторов:

Из-за недостаточности исследований мы не смогли определить, существуют ли различия в результатах между женщинами, живущими с ВИЧ-инфекцией, и женщинами без ВИЧ-инфекции, которым были выполнены медикаментозный или хирургический аборты. Мы не нашли доказательств того, что медикаментозные или хирургические аборты небезопасны для женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией. В то время как дополнительные исследования укрепили бы доказательную базу, медицинские работники не должны препятствовать предоставлению доступа к безопасным абортам своим пациенткам, живущим с ВИЧ-инфекцией.

Medical and surgical abortion for women living with HIV.

Неудобная правда: Вакцина не спасает, власти в агонии

Количество вновь заражённых коронавирусом в России бьёт антирекорды. По состоянию на 18 октября за сутки выявляется 34,3 тысячи новых больных, умирает за сутки почти тысяча человек. Власти всеми силами заставляют граждан прививаться, но принимаемые меры и опасны, и неэффективны. Да и в спасительность вакцины верить становится всё сложнее.

Свежая новость: в Петербурге с 1 ноября посещение «общественных мест» возможно будет только при предъявлении QR-кодов.

Доступ посетителей (за исключением детей и подростков до 18 лет) на конгрессно-выставочные, спортивные и физкультурные мероприятия численностью более 40 человек возможен при наличии либо QR-кода о полном курсе вакцинации, либо QR кода о перенесённом заболевании, либо справки о наличии медицинского отвода от вакцинации. С 15 ноября необходимо предъявлять QR-код в бассейнах, фитнес-центрах, иных организациях…

Петербург – далеко не первый регион, где такие меры принимаются. Царьград уже сообщал об аналогичных решениях в Свердловской области, Башкирии, Самарской губернии, как говорится, далее везде.

В некоторых местах запретительное рвение начальства доходит до абсурда. Социальные сети облетел ролик из Башкирии: пожилую женщину без маски запихивают в патрульную машину. Именно за это. Губернатор Радий Хабиров прокомментировал:

На то и есть власть, поэтому надо применять все меры возможного принуждения. Подчёркиваю: там, где нас не слышат и нарушают, мы будем действовать предельно жёстко.

Губернатор Хабиров не одинок, он, что называется, «в тренде». В московском метро (мэр Москвы пока обещает «не закрывать» город) вновь стали массово штрафовать за отсутствие маски на лице. И даже за то, что маска чуть приспущена с носа.

Сказать, что граждане недовольны действиями властей, – значит ничего не сказать. Но региональные начальники упорно продолжают копировать западный репрессивный опыт. Как будто их не заботят последствия.

Всё ради вакцинации

Политолог, руководитель фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов горько иронизирует:

Топ-3 шагов, предпринятых на пике заболеваемости и смертности.

1) Запрет невакцинированным посещать торговые центры, в части из которых расположены пункты вакцинации.

2) Проведение переписи населения (включая поквартирный обход и посещение МФЦ).

3) Внедрение слабо совместимой с масочным режимом технологии доступа в метро по Face ID.

Такой набор мер позволяет комплексно решить сразу несколько задач. А именно – показать, что власть не бездействовала перед новой волной ковида. И подчеркнуть, что пандемия больше не парализует систему, не приводит к сворачиванию ранее намеченного в других сферах и не тормозит цифровизацию, открывающую новые горизонты по причинению удобств гражданам.

Виноградов акцентирует внимание на вопиющих противоречиях в политике властей: меры, которые вроде бы должны предотвращать распространение заразы, легко и непринуждённо «покрываются» мерами, которые этой задаче слишком явно противоречат.

Перепись, в которую вовлечено, по идее, всё население страны, большая часть которого будет переписываться очно – лишь дорогостоящая (она стоит примерно 32 миллиарда из федерального бюджета) вишенка на этом торте. Сам же торт состоит из простых, понятных и совершенно бессмысленных мер: вводим куар-коды для посещения ресторанов, торговых центров (повторим на всякий случай – тех самых мест, где расположены пункты вакцинации) и спортивных залов в ситуации, когда нормально работает переполненный в час пик общественный транспорт.

Если «начальство» действительно считает, что с помощью куар-кодов ограничивает распространение вирусов, то, стало быть, мыслит на уровне тех людей, которые, потеряв ключи, ищут их под фонарём – там светлее. Если же начальство претворяет в жизнь «хитрый план» по принуждению к вакцинации, то приходится признать, что работает этот план из рук вон плохо. Потому что принимаемые меры «бьют» в те социальные группы, которые уже подчинились и привились.

То есть это опять поиск под фонарём: как в Свердловской области, где губернатор повелел не пускать на работу непривитых чиновников. Поди найди среди чиновников непривитых.

Кто виноват в заражениях?

Между тем серьёзные специалисты, когда говорят о причинах всплеска заболеваемости коронавирусом, вспоминают вовсе не о торговых центрах. Сопредседатель Российского союза пациентов Ян Власов утверждает:

У нас, прежде всего, больницы не защищены. Нет специалистов, которые должны эту защиту обеспечивать. Клинических эпидемиологов, которые должны были бы этим заниматься, в стране – примерно 40% от потребности. И понятно почему: их реальные зарплаты на уровне ниже нижнего, особенно по сравнению с врачами в «красных зонах». Желающих заниматься этой работой за 16 тысяч рублей в месяц (!) найти невозможно. Эта проблема замалчивается, а мы при этом делаем вид, что страшно удивлены: как же так, в больницах люди заражаются ковидом.

Почему люди не верят в вакцины

Политолог Глеб Кузнецов, анализируя причины недоверия к вакцинации, пишет в своём блоге:

Одна из ключевых проблем доверия к вакцинации – невозможность установить причинно-следственную связь между прививкой и осложнением, как и получить любой вид компенсации. Более того, иллюзорная добровольность вакцинации превращает всё, что с тобой произойдёт после, в проблему исключительно личной ответственности за самостоятельное решение взрослого человека.

И это даже обсудить негде. Потому что сложившийся консенсус заставляет даже просто недостаточно восторженную позицию обставлять извинениями: «я ни в коем случае не против прививок».

К этой проблеме следует добавить ещё одну: недоверие к вакцинам, распространённое в самом врачебном сообществе. В социальных сетях буквально не продохнуть от рассказов: доктор сам не прививается и никому не советует. Разумеется, знакомым (и знакомым знакомых, и знакомых лишь по текстам в тех же соцсетях) врачам верят больше, чем официальной пропаганде вакцинации.

Читать еще:  Как получать оргазм без помощи руки?

Тем более что пропаганда эта, как справедливо и очень точно заметил заместитель председателя Государственной думы Пётр Толстой, в России, мягко говоря, хромает:

Подход «мы сказали, а вы делайте» – не работает. Нужно объяснять людям, приводить доводы, а не пытаться заставить их просто поверить на слово.

У людей нет доверия к вакцине, на вопросы о том, почему бывают осложнения, почему вакцинированные всё равно могут заболеть, никто не отвечает.

Не отвечает, по-видимому, потому, что тема и в самом деле недостаточно изучена.

Периодически в серьёзных СМИ появляются публикации, которые порождают сомнения в эффективности вакцинации. Вдруг приобрела актуальность сравнительно старая (2015 год) статья в научном журнале PLOS Biology. В ней доказывается (на пример птичьего гриппа), что «слабые» вакцины не столько помогают организму справиться с патогенными вирусами, сколько способствуют эволюции вирусов в более опасные формы.

Позвольте, но ведь совершенно официальная позиция производителей и пропагандистов всех существующих вакцин от «короны» состоит в том, что вакцины не защищают от заражения, но лишь способствуют относительно лёгкому течению заболевания. Не означает ли это…?

Про вакцины не вспоминать, на побочки плевать

Страшно подумать, что это означает. Особенно если присмотреться к изменениям позиции ВОЗ. В ситуации, когда большинство населения развитых стран уже привито, а в страны развивающиеся поступают сотни миллионов доз вакцин разных производителей, можно было бы праздновать победу над коронавирусом. Но вместо этого ВОЗ начинает продвигать «дешёвые и проверенные» лекарства, которые должны справляться с пресловутым «цитокиновым штормом».

Среди препаратов, которые, по мнению ВОЗ, эффективны при лечении тяжёлого ковида – противомалярийные препараты, созданные ещё 45 (!) лет назад, грозящие пациенту «двузначной вероятностью аллергических и анафилактических реакций».

Глеб Кузнецов так оценивает инициативы ВОЗ:

Объединяет препараты несколько вещей: они не против вируса, а против воспаления как такового. Плюс они старые и недорогие, а, как известно, лечением COVID-19 управляет не здравоохранение, а экономика. Видимо, это возовская косвенная оценка героических мировых успехов в вакцинации «чудесными» препаратами, которые «пусть и не спасли мир от распространения инфекции, защищают нас от тяжёлого течения оной». Спасённому миру позарез нужна линейка дешёвой, но сильной иммуносупрессии.

На этом торте тоже есть вишенка, не очень заметная, но плохо пахнущая. В кулуарах правительства России рассказывают: некоторое время назад в Россию пытались «завезти» проект фонда Билла и Мелинды Гейтс, предусматривающий клинические испытания в России нового лекарства от ковида на основе противомалярийных средств.

Говорят, проект был профинансирован, кроме самого этого фонда, властями Германии. Русские понадобились, чтобы исследовать воздействие препарата «на европейскую популяцию». Но самих европейцев авторам проекта показалось жалко, предполагалось, что в исследованиях примет участие 40 тысяч (!) русских – и всего 100 англичан.

Что с того?

Увы, приходится в очередной раз констатировать: большая часть ограничительных мер, которые принимаются в России – не более чем калька с того, что уже делается на Западе. Вводятся ограничения не для того, чтобы реально исправить ситуацию, а для того, чтобы продемонстрировать: мы (региональное начальство) не сидим сложа руки, делаем, что можем и даже более того. Это скверная позиция и очень скверная политика, потому что обмануть пытаются даже не население – а кремлёвское начальство.

По этому пути можно очень далеко зайти, особенно если продолжать смотреть на Запад. Вон, в Латвии вводится полный локдаун с 21 октября по 15 ноября. Мало того что закрывается всё, кроме магазинов, торгующих товарами первой необходимости, так ещё и комендантский час (никаких шуток) вводится с 20 (!) часов. Это в туристической-то Риге.

Ну, раз на Западе, в стране ЕС, при уровне вакцинации населения выше 54% (!) комендантский час можно, почему же в России, в том же, скажем, Екатеринбурге (или Тамбове, или Ростове, или Петербурге, или в Уфе) нельзя? Ведь явное же проявление заботы о населении и стремление снизить уровень заболеваемости.

Так и хочется сказать куда-то в сторону начальства: опомнитесь. Нарвётесь на реальный, не придуманный, не занесённый вирусом в наши палестины социальный взрыв, чем оправдываться будете?

Паразитарные заболевания. Как заподозрить и диагностировать?

Паразитарные заболевания – широко распространенная, разнообразная группа болезней, вызываемых гельминтами и простейшими, которые проходят жизненный цикл в организме человека, питаясь и размножаясь за счёт «хозяина» и вызывая поражение различных органов и систем. Учитывая воздействие на весь организм в целом, заподозрить и распознать их довольно сложно.

Как происходит заражение?

До попадания в организм человека, гельминты и простейшие проходят цикл развития в других средах или живых организмах.

  • В почве при определённых условиях температуры и влажности сохраняются яйца и личинки аскарид, стронгилоид, анкилостом Человек заражается при попадании зараженной почвы через грязные руки, воду, непромытые фрукты и овощи, непосредственно с землёй.
  • В живых организмах проходят циклы развития следующие гельминты: описторхи (кошачья двуустка), клонорхи, трихинеллы, токсокары, эхинококки, свиной и бычий цепень. До достижения зрелости, чтобы паразитировать в человеке, возможна смена одного или двух промежуточных хозяев. Это моллюски, ракообразные, рыба, насекомые. Употребление термически недостаточно обработанной рыбы и мяса, сырой воды приводит к заражению.

Ещё один путь заражения — при непосредственном контакте людей через рукопожатия, общие предметы гигиены и быта или путем самозаражения. Речь идёт о контагиозных гельминтах: энтеробиоз, стронгилоидоз, цистицеркоз, лямблиоз.

Как можно заподозрить паразитарное заболевание?

Проявления могут быть разнообразными, течение от легкого до тяжёлого. Редко возникают типичные признаки, выдающие конкретного возбудителя. Зачастую признаков нет, или они маскируются под другие заболевания, или исчезают по мере окончания одного цикла развития паразита и начала другого. Например, личинки аскарид сначала попадают в лёгкие человека, где дозревают и мигрируют в кишечник. Ребёнка может беспокоить недолгий кашель (похоже на простуду), не настораживающий родителя.

Тем не менее, обычно выделяют острую и хроническую фазы течения паразитарного заболевания.

Острые проявления возникают вследствие общего воздействия на организм:

  • Влияния токсинов – повышение температуры до 37 – 37,5 градусов, слабость, головные боли, снижение настроения и работоспособности, нарушения сна;
  • Аллергических реакций – кожный зуд, крапивница, бронхоспазм, одышка, реже отёк Квинке;
  • Активации иммунной системы– боли в мышцах и суставах; увеличение лимфоузлов, печени и селезенки
  • Механического воздействия – если посмотреть под микроскопом, у каждого гельминта можно увидеть приспособления для закрепления в организме, травмирующие слизистую: зубья, крючья, присоски. В результате возникают боли в животе, частый стул, диспепсия.
Читать еще:  После аварии болит плечо и шея

Хроническая фаза характеризуется поражением определённых органов и систем. Чаще всего страдает кишечник, длительное механическое воздействие приводит к его воспалению, нарушениям всасывания и переваривания пищи. Развивается анемия, недостаток витаминов и микроэлементов, а у маленьких детей отмечается задержка роста и набора веса. Могут поражаться желчный пузырь и желчевыводящие пути (лямблиоз); сердечно-сосудистая система, лёгкие, нервная система (чаще трихинеллез); лёгкие и печень (эхинококкоз) и так далее. При длительном течении подавляется иммунитет и присоединяются вторичные инфекции.

Итак, мы имеем множество путей заражения, механизмов развития и проявлений паразитарных болезней. Получается, что каждый второй человек имеет риск заболеть, так? Но иногда гельминты могут не задержаться в организме: погибнуть и выйти, или пройти «мимоходом», не начав паразитировать (именно поэтому обнаружение «червяка» в кале не доказывает факт наличия заболевания). Многое зависит от стадии гельминта, его инвазивных свойств и иммунной системы человека. Более подвержены развитию гельминтозов дети до 5 лет, активно познающие мир «на язык» и люди с хроническими заболеваниями и ослабленным иммунитетом.

Если Вы обнаружили любой из перечисленных признаков, сдайте клинический анализ крови с лейкоцитарной формулой. Повышение эозинофилов до 7-10% и более станет ещё одним подозрительным критерием.

Как выявить паразитарное заболевание?

    , предпочтительнее обогащающий метод – PARASEP Определяет яйца всех видов гельминтов и простейших, обитающих в кишечнике

Критерием активности заболевания является обнаружение яиц! Это означает прохождение цикла развития гельминта в организме, его паразитирования и размножения. В основном это кишечные гельминтозы, когда человек – окончательный хозяин, «постоянное место жительства» паразита, а яйца необходимы для дальнейшего распространения и начала следующего цикла.

Следует обратить внимание на следующие моменты:

  • У каждого гельминта свой цикл развития, поэтому однократного исследования недостаточно. При отрицательном результате рекомендовано трехкратное исследование с интервалом 3-7 дней
  • Есть такие формы гельминтозов, когда человек является промежуточным хозяином (носителем личинок гельминтов) или «биологическим тупиком», когда личинки перепутали хозяина и не смогут дальше развиться вообще. В таких случаях яйца никогда не появятся в кале, заболевание можно выявить только определив антитела (см. ниже)
    – выявляет только яйца остриц в перианальных складках. Самки остриц откладывают яйца, выходя из кишечника исключительно в ночное время, когда человек расслаблен. Поэтому исследование проводится строго после сна ДО ПОДМЫВАНИЯ! – высокоточный метод выявления лямблий. Для лучшего обнаружения рекомендовано перед исследованием придерживаться желчегонной диеты.
  1. Исследование антител к гельминтам (иммуноглобулинов) направлены на оценку иммунной системы к возбудителям. В основном определяются самые стойкие иммуноглобулины — класса G (IgG), отражающие факт заражения, но не позволяющие понять есть гельминт в организме сейчас или нет, поскольку IgG сохраняются в организме достаточно долго в «архиве памяти».

На что нужно обратить внимание?

  • Наличие проявлений и одновременное обнаружение IgG могут свидетельствовать о хронической фазе гельминтоза
  • В сомнительных случаях рекомендовано повторное исследование IgG через 2 недели. Нарастание уровня антител в 2 раза и более говорит об активности гельминта
  • При трихинеллезе, эхинококкозе, цистицеркозе определение антител – единственный возможный метод лабораторной диагностики, поскольку человек – промежуточный хозяин для данных гельминтов.

Для Вашего удобства сформирован комплекс «Диагностика паразитарных заболеваний», включающий клинический анализ крови, общий IgE (аллергическая составляющая) и определение антител к наиболее часто встречающимся гельминтам и простейшим.

Вроде иноагент, а вроде и нет

Суды Петербурга по-разному оценили работу ВИЧ-сервисного фонда

“Ъ” стали известны детали правовой коллизии с петербургским благотворительным фондом «Гуманитарное действие». Летом фонд пытался оспорить статус иностранного агента, и тогда Октябрьский районный суд Петербурга встал на сторону министерства. Параллельно Минюст попытался оштрафовать фонд за то, что тот не подал заявления о добровольном включении в реестр иноагентов, но Петроградский районный суд отказался это сделать, отметив, что «Гуманитарное действие» не занимается «политической деятельностью». Адвокат фонда называет это прецедентом и намерен использовать мнение Петроградского суда при обжаловании решения Октябрьского.

«Гуманитарное действие» — одна из старейших в России ВИЧ-сервисных организаций, она работает в Санкт-Петербурге с 2001 года. Фонд помогает людям из группы риска, в частности, наркозависимым: устраивает людей на реабилитацию, восстанавливает документы, помогает начать прием лекарств от ВИЧ-инфекции, гепатитов и туберкулеза. Именно эту НКО в интервью “Ъ” в 2018 году ставил в пример Евгений Воронин — на тот момент главный внештатный специалист Минздрава по ВИЧ. «Гуманитарное действие» активно участвует во всероссийском проекте «Стоп ВИЧ/СПИД» (запущен по инициативе супруги экс-президента РФ Светланы Медведевой).

Часть проектов НКО ведется на иностранные средства, полученные, например, от Фонда Элтона Джона и Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией.

Это и стало одной из причин, по которым в декабре 2020 года «Гуманитарное действие» было внесено Минюстом в реестр НКО-иноагентов. Ведомство обнаружило «политическую деятельность» в «публичных обращениях» фонда к государственным органам. Также Минюст указал, что организация публиковала «мнения о принимаемых государственными органами решениях» (см. “Ъ” от 23 декабря 2020 года). «Гуманитарное действие» попыталось оспорить внесение в реестр, но Октябрьский районный суд Петербурга организации отказал.

В мае Минюст составил на НКО протокол по ст. 19.34 КоАП («Нарушение порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента», штраф до 500 тыс. руб.) — по сути за то, что организация не внесла себя в реестр добровольно. Ведомство обратилось по этому поводу в Петроградский районный суд Петербурга.

Заседание состоялось 5 октября. Представитель петербургского управления Минюста Александра Железная заявила, что фонд «вышел за пределы своей деятельности». Среди прочих примеров ведомство привело прошлогоднюю публикацию «Гуманитарного действия» о петиции к президенту РФ — о необходимости создания Национальной стратегии по борьбе с гепатитом. Отметим, что в 2021 году Владимир Путин поручил правительству сформировать список мер для снижения смертности от ряда заболеваний, включая гепатит С.

Петроградский суд по итогам заседания неожиданно встал на сторону «Гуманитарного действия» и заявил об отсутствии состава правонарушения по ст. 19.34 КоАП.

Мотивировочная часть с объяснением этого решения появилась только сейчас. Как оказалось, суд опирался на постановление Конституционного суда от 8 апреля 2014 года, в котором разъяснялся ФЗ «О некоммерческих организациях». Там говорится, что работа в области благотворительности, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, пропаганды здорового образа жизни не может относиться к «политической деятельности». «Соответственно, какими бы ни были источники денежных и иных материальных средств, если цели деятельности не выходят за рамки указанных областей, они (организации.— “Ъ” ) не могут считаться выполняющими функции иностранного агента»,— заявлял КС. Петроградский суд счел, что материалы Минюста свидетельствуют: «деятельность благотворительного фонда «Гуманитарное действие» соответствует целям, предусмотренным его учредительными документами». Также суд указал, что «в протоколе об административном правонарушении не исследовано и не оценено наличие у организации целей в сфере профилактики и охраны здоровья граждан, для реализации которых получены соответствующие документы» (имеются в виду лицензии на медицинскую деятельность, которые есть у фонда).

Также в решении суда отмечалось, что «политические цели» должны относиться к деятельности самой НКО, а не отдельных ее членов. А Минюст ссылался в том числе на интервью и комментарии сотрудников фонда. «Указанные в протоколе и акте проверки сведения не отражают каких-либо данных, свидетельствующих о намерениях «Гуманитарного действия» участвовать в акциях, рассчитанных на оказание воздействия на принимаемые государственными органами решения и проводимую ими государственную политику, а также формировании общественного мнения не в целях уставной деятельности»,— констатировал Петроградский районный суд.

Интересы «Гуманитарного действия» в суде представлял адвокат Максим Крупский (сотрудничает с фондом «Общественный вердикт», который также признан иноагентом). Защитник называет решение Петроградского суда «прецедентным».

Он отметил, что уже семь лет работает по делам о статусе иностранного агента и впервые увидел столь четкие вопросы суда к представителям Минюста. «Я считаю главной особенностью постановления то, что суд взял на себя смелость поступить по справедливости,— сказал господин Крупский.— Он прекратил производство не по формальным основаниям, что время от времени случается и в такого рода делах, а по существу — в связи с отсутствием состава правонарушения. Заявление суда об отсутствии в деятельности фонда признаков «политической деятельности» — это сегодня большая редкость». Господин Крупский пояснил, что процесс касался только вопроса штрафа, поэтому его результат не может означать автоматической отмены статуса иноагента. Тем не менее адвокат отметил, что «Гуманитарное действие» обязательно использует решение Петроградского суда при обжаловании решения Октябрьского суда.

Читать еще:  Вечной молодости не бывает!?…

Руководитель «Гуманитарного действия» Сергей Дугин добавил, что статус иностранного агента пока не мешал организации сотрудничать с городскими властями. Летом 2021 года фонд выиграл две субсидии для социально ориентированных НКО от комитета по социальной политики Петербурга. «Гуманитарное действие» получило 1,2 млн руб. на возмещение затрат по оказанию профилактической и медицинской помощи людям с ВИЧ и гепатитами, а также 1,44 млн руб. на работу с потребителями инъекционных наркотиков. Тогда же председатель городского комитета по социальной политике Александр Ржаненков (сейчас депутат заксобрания Петербурга) официально поздравил фонд-иноагента с 20-летием, поблагодарив его за «практику и опыт».

ВИЧ и беременность: что нужно знать, как правильно реагировать и где получить поддержку

Что делать, если во время беременности выяснилось, что у женщины ВИЧ?

Как правило, во время беременности женщина сдает кровь на антитела к ВИЧ 3 раза: при постановке на учет, в середине и непосредственно перед роддомом. В роддоме женщине также делают тест на ВИЧ, особенно если в обменной карте нет последнего анализа. Если во время беременности выяснилось, что у женщины ВИЧ, то из женской консультации ее направляют в СПИД-центр, где она пересдает кровь уже на наличие не только антител к ВИЧ, но и на наличие и количество самого вируса. В среднем этот анализ делается неделю. После подтверждения положительного анализа женщина встает на учет в СПИД-центр и ей назначают антиретровирусную терапию (АРВТ). Препараты подбирает гинеколог СПИД-центра, оценивая показатели иммунитета и вирусной нагрузки.

Куда можно обратиться за медицинской и психологической поддержкой после получения положительного результата анализа на ВИЧ?

Как и другие беременные, ВИЧ-положительные женщины получают медицинскую помощь в своей женской консультации, а также дополнительно в любых платных клиниках. Но всем ВИЧ-положительным беременным женщинам необходимо посещать гинеколога в своем СПИД-центре и следовать рекомендациям врача.

Конечно, узнать о своем диагнозе во время беременности – большой стресс для женщины. Психологическую поддержку она может получить у психолога в СПИД-центре. Кроме того, в разных регионах существуют некоммерческие организации, которые занимаются психологической поддержкой людей, живущих с ВИЧ, и равным консультированием. Равный консультант – это ВИЧ-положительный человек, который принял свой диагноз, получил дополнительное образование и может поделиться своим опытом жизни с ВИЧ, а также оказать эмоциональную поддержку. Часто равные консультанты вызывают у ВИЧ-положительного человека больше доверия, чем врачи и социальные работники. Ассоциация Е.В.А. оказывает помощь и поддержку женщинам, затронутым ВИЧ. Консультацию можно получить по телефону горячей линии +7 921 913 03 04 или задать вопрос на сайте.

Сегодня в социальных сетях существуют несколько групп, где человек с ВИЧ может получить профессиональную поддержку как специалистов, так и равных консультантов (например, группа в ВК ПОДСЛУШАНО У ЛЖВ). Такой вариант поддержки может быть актуален для женщины, если в ее городе или поселке не оказывается психологическая поддержка ВИЧ-положительным беременным женщинам.

Как будет проходить дальнейшее наблюдение беременности и общение с врачом?

После постановки диагноза женщина регулярно (раз в месяц или раз в два месяца) посещает СПИД-центр. Как правило, наблюдение строится так: первичное обследование, назначение АРВТ, контроль состояния иммунитета и количества вируса. Иногда нужно сдавать общий анализ крови, если появятся побочные эффекты от терапии. Рекомендуется также пройти тест на ВИЧ половому партнеру женщины.

Врач-гинеколог СПИД-центра наблюдает женщину до родов и первый месяц после рождения ребенка. Далее она переходит под наблюдение врача-инфекциониста.

Не повредит ли терапия плоду?

Препараты, которые ВИЧ-положительная женщина принимает во время беременности, исследованы и не имеют никакой токсичности ни для плода, ни для самой женщины. На данный момент все препараты, которые выдают беременным женщинам с ВИЧ в России, рекомендованы ВОЗ и не влияют на развитие плода.

Где рожают ВИЧ-положительные женщины?

Это зависит от региона. Есть города и области, где ВИЧ-положительные женщины, по распоряжению местных комитетов по здравоохранению, могут рожать исключительно в определенных роддомах или отделениях инфекционных больниц. В других регионах женщины с ВИЧ имеют право рожать в любом роддоме. В Петербурге, например, только два роддома принимают ВИЧ-положительных женщин, а в Ленинградской области рожают во всех роддомах. В Москве и Московской области – без ограничений. В любом случае, во всех роддомах есть препараты для проведения экстренной профилактики передачи ВИЧ от матери к ребенку, если женщина поступила уже в процессе родовой деятельности.

Может ли ВИЧ-положительная женщина родить здорового ребенка? Каковы риски? С чем они связаны?

ВИЧ-положительная женщина обязательно может и родит ребенка без инфекции при сочетании нескольких важных методов профилактики передачи ВИЧ от матери к ребенку:

  • До зачатия необходимо узнать свою вирусную нагрузку и иммунный статус и заблаговременно начать прием АРВТ. Заблаговременно – это значит, что хотя бы за полгода до зачатия вирусная нагрузка в крови женщины не должна определяться.
  • Безусловно, необходимо пройти гинекологическое обследование и пролечить ЗППП, если они обнаружены.
  • Во время беременности, если женщина раньше не принимала АРВТ, следует начать прием препаратов на сроке 18 недель и до рождения ребенка. Сейчас рекомендации ВОЗ говорят о том, что всем женщинам должна быть предложена АРВТ и после рождения ребенка независимо от клинических показателей состояния здоровья женщины.
  • Во время родов женщине внутривенно вводят дополнительный препарат (как правило, Ретровир).
  • После рождения ребенку назначают АРВ-препарат в сиропе, который нужно принимать дважды в сутки как минимум 7 дней.
  • И еще один метод не передать ВИЧ ребенку – отказаться от грудного вскармливания. Для этого существуют препараты, которые безболезненно и без вреда для здоровья женщины останавливают лактацию сразу после родов.

Можно ли родить здорового ребенка от ВИЧ-положительного мужчины и не инфицироваться?

Можно. Риск передачи вируса будет минимален, практически равный нулю, если мужчина принимает АРВТ и привержен лечению на 100%. Если его вирусная нагрузка не определяется более 1 года, то зачатие может произойти естественным способом, без применения каких-либо вспомогательных репродуктивных технологий.

Беременность ВИЧ-положительной женщины чем-то отличается от беременности женщины без вируса?

Кроме того, что женщина принимает АРВТ и соблюдает все рекомендации по профилактике передачи ВИЧ от матери ребенку, о которых говорили выше, беременность проходит так же, как и у женщин без ВИЧ.

После родов уход за ребенком ВИЧ-положительной женщины чем-то отличается от ухода за ребенком женщины без вируса (можно ли кормить грудью, нужно ли давать ребенку какие-то препараты, когда можно узнать статус ребенка)?

Ребенку, рожденному ВИЧ-положительной женщиной, кроме АРВ препарата в виде сиропа на 7 дней, могут предложить отказаться от прививки БЦЖ, это живая вакцина против туберкулеза. Как говорилось ранее, женщина отказывается от грудного вскармливания. Трижды младенец проходит тестирование на наличие у него антител к ВИЧ. Кроме того, ему проводят анализ крови на ВИЧ методом ПЦР диагностики для определения самого вируса в крови ребенка.

Нужно ли принимать таблетки после родов?

Если хочется быть здоровой мамой, воспитывать своих детей, видеть их взросление и воспитывать внуков, спустя десятилетия, то однозначно нужно принимать АРВ препараты после родов, чтобы не допустить подъема вирусной нагрузки, снижения иммунитета и образования заболеваний, вызванных СПИДом.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector