Laiveko.ru

Медицина и здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кишечная палочка

Кишечная палочка

Кишечная палочка (Escherichia coli) была открыта австрийским врачом Т. Эшерихом в 1885 году и названа в его честь. Этот микроорганизм по антигенным и биохимическим свойствам подразделяют на 2 основных вида: E.coli и Сitrobacter.
Кишечные палочки подвижны со слегка закругленными концами. Бактерии E. Coli обитают в кишечнике человека, как основные компоненты нормальной флоры. Однако существует более ста разновидностей кишечной палочки патогенного типа. Болезнетворные кишечные палочки делятся на четыре класса: энтеропатогенные, энтеротоксигенные, энтероинвазивные и энтерогемморагические. Причем морфологические различия между патогенными и нормальными бактериями coli отсутствуют.

Роль кишечной палочки в микрофлоре кишечника

Количество эшерехий среди других представителей микрофлоры кишечника не должно превышать норму – 1%. Эти бактерии играют важную роль в работе желудочно-кишечного тракта. Кишечная палочка с нормальной ферментативной активностью является непосредственным конкурентом условно-патогенной микрофлоры. Она вместе с бифидо- и лактобактериями препятствуют ее размножению. Кишечная палочка участвует в холестериновом обмене, обмене жирных кислот, помогает всасыванию железа и кальция, способствует гидролизу лактозы, вырабатывает витамины группы B, продуцирует антибиотикоподобные вещества, тормозящие рост патогенной кишечной палочки.

Сколько должно быть кишечной палочки?

Кишечная палочка в кишечнике появляется с первых дней жизни. Количество Кишечной палочки с нормальной ферментативной активностью в течение всей жизни должна оставаться на уровне 107– 108 КОЕ/г. Если наблюдаются отклонения от данного значения при анализе кала, то это является признаком дисбактериоза. Кишечная палочка со сниженной ферментативной активностью (лактозанегативная) – признак начинающегося дисбактериоза и косвенный признак возможного присутствия в кишечнике глистов или простейших. Превышение ее уровня 105 вызывает инфекции мочевых путей, брюшной полости, кишечника и верхних дыхательных путей. При превышении количества патогенных штаммов кишечной палочки наряду с базовой терапией применяются пробиотики.

Патогенная кишечная палочка

Патогенная кишечная палочка может стать причиной эшерихиозов (инфекционных заболеваний ЖКТ, мочевыводящих путей, сепсиса). Заражение обычно происходит фекально-оральным путем, через грязные руки, загрязненную пищу и воду.
Например, энтеропатогенная кишечная палочка обычно развивается в тонком кишечнике у детей 1-го года жизни. Развитие инфекции сопровождается сильным поносом, болями в животе, сильной рвотой. Энтеротоксигенная кишечная палочка – причина острых диарей у взрослых и детей. Ее еще называют диареей путешественников, потому что она возникает при поездках по странам Востока и Азии, к бактериям которых система ЖКТ россиян восприимчива из-за отсутствия специфического иммунитета. Энтерогемморагическая кишечная палочка может стать причиной гемморагического колита, а также тяжелого заболевания под названием гемолитико-уремический синдром. Энтероинвазивная кишечная палочка вызывает боли в животе, обильный водянистый понос с примесью крови, которая по всем признакам похожа на бактериальную дизентерию.

Кишечная палочка. Лечение

Нужно понимать, что превышение по росту патогенных штаммов кишечной палочки происходит на фоне дисбактериоза — при существенном снижении количества бифидобактерий и лактобактерий, а также кишечной палочки с нормальной ферментативной активностью. Поэтому при незначительном превышении лактозанегативной кищечной палочки необходимо скорректировать микрофлору бифидо- и лактосодержащими препаратами. Согласно «Протоколу ведения больных. Дисбактериоз кишечника» (ОСТ 91500.11.0004-2003, раздел 7.1.8 ) нормальная кишечная палочка может восстанавливаться при восстановлении до нормы количества бифидо- и лактобактерий.
Для подавления патогенной кишечной палочки врачи часто назначают бактериофаги курсом не более 5 дней. Бактериофаги избирательно уничтожают патогенные штаммы кишечной палочки. Но сам дисбактериоз они не устраняют. Организму с ослабленным иммунитетом необходимо быстро и надежно восстановить до нормы количество бифидобактерий, лактобактерий и кишечной палочки с нормальной ферментативной активностью. Бифидобактерии. Лактобактерии и нормальная кишечная палочка – часть врожденной естественной иммунной системы. Без этих микроорганизмов иммунная система не работает!
Наиболее эффективными во всем мире признаны жидкие пробиотические формы. Поэтому научные сотрудники Государственного Научного Центра Вирусологии и Биотехнологий «Вектор-БиАльгам» разработали специальный пробиотический комплекс, который позволяет восстановить биопленку из полезных бактерий на слизистых оболочках и повысить иммунитет.
Бифидум – жидкий концентрат бифидобактерий – уникальный препарат. Во-первых, консорциум из 3 штаммов живых активных бифидобактерий с титром 1 000 000 000 000 = 10 в 12 (триллион) позволяет быстро, эффективно, безопасно восстановить количество полезных микроорганизмов и тем самым воспрепятствовать развитию дисбактериоза. Во-вторых, бактерии пробиотика – сильные антагонисты, поэтому они помогут бактериофагу побороть болезнетворные кишечные палочки. В-третьих, Бифидум способен не только бороться с патогенными видами кишечной палочки, но и поддерживать типичную кишечную палочку, которая нужна для выработки витамина В12 – цианокоболамина для кроветворения.
Препарат «Трилакт» — консорциум из трех штаммов лактобактерий, которые тоже необходимы для создания мощной биопленки. Трилакт регулирует работу иммунной системы и предотвращает возникновение дисбактериоза в период приема и после антибактериальной терапии.

Трудности диагностики и лечения атипичного гемолитико-уремического синдрома, ассоциированного с острой кишечной инфекцией, у подростка: клинический случай

Обоснование. Острые кишечные инфекции (ОКИ), вызванные шиготоксин-продуцирующей Escherichia coli и сопровождающиеся развитием гемолитико-уремического синдрома (ГУС), отличаются быстропрогрессирующим течением и неблагоприятным прогнозом. Как в раннем, так и в подростковом возрасте при наличии кровянистой диареи (гемоколита) необходимо своевременное обращение за медицинской помощью. Тяжелое течение ГУС на фоне ОКИ, обусловленной энтерогеморрагическим эшерихиозом, требует дополнительного врачебного внимания и своевременной заместительной почечной терапии (гемодиализа).

Описание клинического случая. Представлены описание и анализ тяжелого течения ГУС, осложнившего ОКИ, у девочки-подростка в возрасте 14 лет. Отмечены трудности при постановке диагноза на начальных этапах заболевания и, как следствие, задержка начала патогенетической терапии. Дифференциальная диагностика проводилась между типичным и атипичным ГУС. Заболевание характеризовалось стремительным развитием острой почечной недостаточности, нарушением мозгового кровообращения и ишемией, наличием полиорганной недостаточности и синдромом диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови, что привело к летальному исходу.

Заключение. Атипичный ГУС является наиболее частой причиной полиорганной недостаточности на фоне острого почечного повреждения. Проблемы ранней диагностики атипичного ГУС в детском возрасте на сегодняшний день до конца не решены и требуют дополнительного внимания врачей педиатрического профиля. В статье рассмотрен клинический случай атипичного ГУС, осложнивший течение кишечной инфекции, вызванной энтерогеморрагической кишечной палочкой. Тяжесть течения заболевания была обусловлена ранней манифестацией экстраренальных симптомов и полиорганной недостаточностью.

Ключевые слова

Об авторах

Ерюшова Татьяна Юрьевна — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры пропедевтики детских болезней педиатрического факультета.

119992, Москва, ул. Большая Пироговская д. 19, стр. 2, тел.: +7 (499) 248-88-41

отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить

отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить

отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить

отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить

отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить

отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить

Список литературы

1. Цыпин А.Н., Вашурина Т.В., Маргиева Т.В., и др. Федеральные клинические рекомендации по оказанию помощи детям с гемолитико-уремическим синдромом // Педиатрическая фармакология. — 2015. — Т. 12. — № 4. — С. 447-455. doi: 10.15690/pf.v12i4.1427.

2. Noris M, Remuzzi G. Hemolytic uremic syndrome. J Am Soc Nephrol. 2005;16(4):1035-1050. doi: 10.1681/ASN.2004100861.

3. Besbas N, Karpman D, Landau D, et al. A classification of hemolytic uremic syndrome and thrombotic thrombocytopenic purpura and related disorders. Kidney Int. 2006;70(3):423-431. doi: 10.1038/sj.ki.5001581.

4. George JN, Terrell DR, Swisher KK, Vesely SK. Lessons learned from the Oklahoma thrombotic thrombocytopenic purpura-hemolytic uremic syndrome registry. J Clin Apher. 2008;23(4):129-137. doi: 10.1002/jca.20169.

5. Байко С.В., Сукало А.В. Факторы риска неблагоприятного исхода гемолитико-уремического синдрома у детей // Нефрология и диализ. — 2016. — Т. 18. — № 4. — С. 404-415.

6. Байко С.В., Сукало А.В., Судновская К.А. Гемолитико-уремический синдром у детей: эпидемиология, особенности клинико-лабораторного течения, лечение и исходы (одноцентровое исследование) // Нефрология и диализ. — 2016. — Т. 18. — № 3. — С. 282-299.

7. Шпикалова И.Ю., Панкратенко Т.Е., Эмирова Х.М., и др. Поражение ЦНС у больных с Шига-токсин ассоциированным гемолитико-уремическим синдромом (STEC-ГУС): современные аспекты патогенеза, клиники и стратегии лечения (обзор литературы) // Нефрология и диализ. — 2014. — Т. 16. — № 3. — С. 328-338.

8. Nathanson S, Kwon T, Elmaleh M, et al. Acute neurological involvement in diarrhea-associated hemolytic uremic syndrome. Clin J Am Soc Nephrol. 2010;5(7):1218-1228. doi: 10.2215/CJN.08921209.

9. Magnus T, Rother J, Simova O, et al. The neurological syndrome in adults during the 2011 northerm German E. coli serotype O104:H4 outbreak. Brain. 2012;135(Pt 6):1850-1859. doi: 10.1093/brain/aws090.

10. Greinacher A, Friesecke S, Abel P et al. Treatment of severe neurological deficits with IgG depletion through immunoadsorption in patients with Escherichia coli O104:H4 associated hemolytic-uremic syndrome: a prospective trial. Lancet. 2011;378(9797): 1166-1173. doi: 10.1016/S0140-6736(11)61253-1.

Читать еще:  Замена Депакин Хроно 500 на дешевый аналог

11. Луара Ш. Гемолитико-уремический синдром. В кн.: Детская нефрология. Практическое руководство / Под ред. Э. Лойманна, А.Н. Цыгина, А.А. Саркисяна. — М.: Литтерра, 2010. — 400 с.

12. Westra D, Volokhina E, van der Heijden E, et al. Genetic disorders in complement (regulating) genes in patients with atypical haemolytic uraemic syndrome (aHUS). Nephrol Dial Transplant. 2010;25(7):2195-2202. doi: 10.1093/ndt/gfq010.

13. Kavanagh D, Goodship TH. Atypical hemolytic uremic syndrome, genetic basis, and clinical manifestations. Hematology Am Soc Hematol Educ Program. 2011;2011:15-20. doi: 10.1182/asheducation-2011.1.15.

14. Козловская Н.Л., Прокопенко Е.И., Эмирова Х.М., Серикова С.Ю. Клинические рекомендации по диагностике и лечению атипичного гемолитико-уремического синдрома // Нефрология и диализ. — 2015. — Т.17. — №3. — С. 242-264.

15. Ariceta G, Besbas N, Johnson S, et al. Guideline for the investigation and initial therapy of diarrhea-negative haemolytic uremic syndrome. Pediatr Nephrol. 2009;24(4):687-696. doi: 10.1007/s00467-008-0964-1.

16. Scheiring J, Andreoli SP, Zimmerhackl LB. Treatment and outcome of Shiga-toxin-associated haemolytic uremic syndrome (HUS). Pediatr Nephrol. 2008;23(10):1749-1760. doi: 10.1007/s00467-008-0935-6.

17. Bresin E, Daina E, Noris M, et al. Outcome of renal transplantation in patients with non-Shiga toxin-associated hemolytic uremic syndrome: prognostic significance of genetic background. Clin J Am Soc Nephrol. 2006;1(1):88-99. doi: 10.2215/cjn.00050505.

18. Campistol JM, Arias M, Ariceta G, et al. An update for atypical haemolytic uraemic syndrome: diagnosis and treatment. A consensus document. Nefrologia. 2013;33(1):27-45. doi: 10.3265/Nefrologia. pre2012.Nov.11781.

Для цитирования:

Ерюшова Т.Ю., Аминова А.И., Лахова С.А., Гумбатова З.Ф., Астамиров М.К., Брунова О.Ю. Трудности диагностики и лечения атипичного гемолитико-уремического синдрома, ассоциированного с острой кишечной инфекцией, у подростка: клинический случай. Вопросы современной педиатрии. 2019;18(5):354-361. https://doi.org/10.15690/vsp.v18i5.2059

For citation:

Eryushova T.Yu., Aminova A.I., Lakhova S.A., Gumbatova Z.F., Astamirov M.K., Brunova O.Yu. Challenges in Diagnostics and Management of Atypical Hemolytic Uremic Syndrome Associated with Acute Intestinal Infection in Adolescent: Clinical Case. Current Pediatrics. 2019;18(5):354-361. (In Russ.) https://doi.org/10.15690/vsp.v18i5.2059

Creative Commons License

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Аннотация
Напечатать статью
Посмотреть метаданные
Как ссылаться
Поиск ссылок
Послать статью по эл. почте (Необходимо имя пользователя (логин))
Связаться с автором (Необходимо имя пользователя (логин))

Т. Ю. Ерюшова
Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова (Сеченовский Университет)
Россия

Ерюшова Татьяна Юрьевна — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры пропедевтики детских болезней педиатрического факультета.

119992, Москва, ул. Большая Пироговская д. 19, стр. 2, тел.: +7 (499) 248-88-41

А. И. Аминова
Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова (Сеченовский Университет)
Россия

С. А. Лахова
Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова (Сеченовский Университет)
Россия

З. Ф. Гумбатова
Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова (Сеченовский Университет)
Россия

М. К. Астамиров
Детская городская клиническая больница № 9 им. Г.Н. Сперанского
Россия

О. Ю. Брунова
Детская городская клиническая больница № 9 им. Г.Н. Сперанского
Россия

Острый цистит у женщин

Симптомы острого цистита (инфекционного воспаления мочевого пузыря) знакомы огромному количеству женщин: нестерпимые частые позывы к мочеиспусканию и сильные режущие боли, особенно в конце мочеиспускания. При появлении таких симптомов женщине следует обратиться к урологу, гинекологу или врачу общей практики. Подъёмом температуры тела эти симптомы, как правило, не сопровождаются. Если при тех же симптомах поднялась температура тела, вероятно серьезное осложнение острого цистита – пиелонефрит (воспаление почек), в почках могут развиться гнойно-воспалительные изменения, что приводит к снижению их функции. Пиелонефрит развивается как осложнение в 5 – 7% случаев острого цистита. Поскольку женщины страдают циститом значительно чаще, острый пиелонефрит у них развивается в 4 – 5 раз чаще чем у мужчин, а примерно 30 – 40% случаев острого пиелонефрита ему предшествовал геморрагический цистит.

  • Причины и факторы риска

Острый цистит (неосложнённая инфекция мочевых путей) – распространённое заболевание. Кишечная палочка (E. coli) является основным возбудителем острого цистита. Важно понимать, что кишечная палочка не относится к инфекциям, передаваемым половым путем, так что лечение партнеров пациенток острым циститом не требуется. Более чем 40% женщин в течение года отмечают хотя бы 1 эпизод острого цистита. Как правило, первый эпизод острого цистита у женщины связан с началом половой жизни. Механическое воздействие на влагалище при половом акте может приводить к тому, что имеющиеся там кишечные палочки попадают в мочеиспускательный канал и в мочевой пузырь. То, что женщины так предрасположены к развитию острого воспаления мочевого пузыря, обусловлено их анатомией. У женщин, в отличие от мужчин, мочеиспускательный канал короткий: если у мужчин он более 18 см, то у женщин – 4-5 см. По короткому мочеиспускательному каналу инфекция из влагалища может легко проникнуть в мочевой пузырь и вызвать острое воспаление.

Анальное отверстие, в области которого часто присутствует кишечная палочка, находится в непосредственной близости от входа во влагалище. Чем хуже женщина следит за личной гигиеной, тем больше шансов попадания кишечной палочки во влагалище. Если женщина поддерживает зоны промежности, анального отверстия и влагалища в чистоте, то риск заболеть острым циститом сводится к минимуму. Женщинам рекомендуется проводить гигиенические процедуры не реже двух раз в день. Есть и ещё одна связь: женщины, которые занимаются анальным сексом, должны понимать, что переход с анального секса на вагинальный должен сопровождаться сменой презерватива, чтобы не переносить кишечную палочку из прямой кишки во влагалище напрямую.

Другим фактором, предрасполагающим к острому циститу, является аномально низкое расположение наружного отверстия уретры относительно влагалища. Расстояние меньше нормы между влагалищем и уретрой облегчает попадание кишечной палочки сначала в уретру, а потом в мочевой пузырь.

  • Диагностика и лечение

Если у вас появились симптомы острого цистита, нужно сразу сдать мочу на общий анализ и на посев с определением чувствительности бактерий к антибиотикам. Так врач сможет точно понять, какая именно микрофлора вызвала воспаление и какова её чувствительность к антибиотикам. Чаще всего это обычная кишечная палочка. Но могут быть и другие кишечные бактерии, или кишечная палочка с нетипичной устойчивостью к антибиотикам. Острый цистит рецидивирует примерно у каждой третьей женщины. Если эпизод цистита случился впервые – в домашнюю аптечку нужно добавить пару стерильных баночек для того, чтобы иметь возможность оперативно сдать мочу на анализ и начать лечение следующего эпизода вовремя. При появлении симптомов сдать мочу на анализ и бактериальный посев с определением антибиотикочувствительности можно сразу же, ещё до визита к врачу.

Не дожидаясь результатов анализов, врач назначает антибиотик первого выбора (в соответствии с клиническими рекомендациями по лечению острого цистита). Женщина принимает его в течение первых двух дней. На 2-3 день врач получает результаты посева мочи. Если он видит, что этот антибиотик в данном случае неэффективен, — препарат заменяется. Но чаще всего первый выбор антибиотика оказывается верным. Обычно симптомы цистита проходят через сутки после начала лечения. Основное правило: после исчезновения симптомов антибиотик следует принимать еще двое суток, т.е. всего 3 суток. Если симптомы цистита проходят на 2-3 день – тогда, соответственно, нужно принимать антибиотик 4-5 суток. Некоторые антибиотики действуют в организме человека длительно (до 3-х суток), поэтому для лечения острого цистита может использоваться однократный приём таких препаратов. Во время развития эпизода цистита следует увеличить приём жидкости как минимум до 2,5 литров в сутки. Помимо этого, надо исключить употребление острых и соленых блюд, не пить алкоголь, отказаться от курения, уменьшить количество потребляемого кофе, поскольку всё это тормозит избавление от инфекции. Приём антибиотика завершается, и, если нет необходимости менять антибиотик, то на этом лечение заканчивается.

  • Причины рецидивов

Каждый эпизод цистита должен быть правильно пролечен. Если каждый цистит лечится правильным антибиотиком, частота рецидивов заметно снижается. Главная причина перехода цистита в хроническую форму – отсутствие полноценного лечения антибиотиками эпизодов острого цистита. При отсутствии лечения развиваются необратимые изменения: слизистая мочевого пузыря атрофируется и теряет способность эффективно сопротивляться бактериальной инфекции, бактерии значительно легче проникают в слизистую и вызывают воспаление. Хронический цистит связан не только с инфекционными факторами и требует сложного лечения, которое, к сожалению, не всегда оказывается эффективным.

Аномальное расположение наружного отверстия уретры увеличивает риск развития цистита при половом акте. Таким женщинам врач может назначить предкоитальную антибактериальную профилактику: за час до секса рекомендуется принять определенную дозу антибиотика– это уменьшит риск развития цистита. Если, несмотря на все профилактические мероприятия, циститы продолжаются, уролог может рекомендовать операцию по транспозиции уретры: наружное отверстие уретры переносят выше в сторону клитора и подальше от входа во влагалище. Такие операции в Ильинской больнице проводятся и в ряде случаев оказывают положительный эффект.

Читать еще:  Памперсы при водянке яичек

Нейрогенные расстройства мочеиспускания также провоцируют рецидивы цистита. Если у женщины есть атония мочевого пузыря, которая связана с нарушением функций спинного мозга или периферических нервов, назначаются препараты, улучшающие сократимость мочевого пузыря. Цистит иногда имитирует другое нейрогенное расстройство, называемое «гиперактивный мочевой пузырь». Это состояние вызвано расстройством центральной нервной системы и характеризуется частыми сокращениями мочевого пузыря. Женщинам с подозрением на нейрогенные расстройства мочеиспускания урологи Ильинской больницы выполняют уродинамическое исследование — по мере заполнения мочевого пузыря специальная компьютерная система регистрирует его внутреннее давление. При объёмах мочи до 200-300 мл. оно должно быть достаточным низким. Если давление начинает резко повышаться, это означает, что растяжимость пузыря низкая, его гладкая мускулатура напряжена (гиперактивность), а это способствует размножению инфекции и приводит к рецидивам острого цистита.

Мочекаменная болезнь — ещё один фактор, предрасполагающий к частым острым циститам. Если в мочевой системе есть камни, они могут быть источником хронической инфекции. Чтобы исключить мочекаменную болезнь, женщинам с рецидивами цистита проводится УЗИ почек и мочевого пузыря, в некоторых случаях КТ. Узнать больше.

Хроническое воспаление во влагалище, вызванное негонококковой инфекцией, передающейся половым путём (уреаплазмами, микоплазмами, хламидиями и др.) часто приводит к рецидивам цистита. Это связано с ослаблением местного иммунитета, который вызывают эти инфекции, что облегчает размножение во влагалище кишечной палочки. Женщинам с частыми эпизодами цистита имеет смысл обследоваться на ЗППП, особенно если у них не один, а несколько половых партнёров — это тоже фактор риска заболевания острым циститом.

  • Секрет гомеопатов и знахарей

Первые эпизоды острого цистита могут самостоятельно пройти без лечения более чем у половины женщин, потому что некоторые женщины пьют много воды, и кишечные палочки из мочевого пузыря просто вымываются. Этим пользуются недобросовестные врачи и целители – их «лечение» действительно «дает результат» больше чем в половине случаев первого эпизода цистита у женщин.

  • Профилактика острого цистита

Соблюдайте личную гигиену. Сократите число сексуальных партнёров до одного. При анальном сексе соблюдайте меры предосторожности, связанные с использованием разных презервативов. Неуклонно соблюдайте личную гигиену даже когда вы в поездках или для этого нет благоприятных условий. Клюквенный морс снижает интенсивность размножения кишечной палочки в моче, его можно употреблять вместо воды. Как показали исследования, для профилактики циститов лучше подходит клюквенный морс, приготовленный дома из натуральной клюквы, а не продаваемый в магазинах и произведенный из концентратов. Ну и главное не забывать — каждый эпизод острого цистита должен быть правильно пролечен с участием врача!

Уропатогенные E. coli, устойчивые к антибиотикам 2 поколения, могут сохраняться в кишечниках здоровых женщин и вызывать бактериурию

Штаммы уропатогенной кишечной палочки могут длительно сохраняться в кишечниках здоровых женщин и вызывать бактериурию

Раскрашенное изображение (полученное с помощью РЭМ) уропатогенных Е. coli, эпителия и нейтрофилов

На рисунке: Раскрашенное изображение (полученное с помощью растрового электронного микроскопа) уропатогенных Е. coli, эпителия и нейтрофилов на поверхности слизистой оболочки мочевого пузыря.

Пандемическая уропатогенная устойчивая к фторхинолонам кишечная палочка Escherichia coli обладает повышенной способностью сохраняться в кишечнике и вызывать бактериурию у здоровых женщин

Прим. ред.: Бактериурия – это наличие бактерий в моче. Бактериурия, сопровождаемая симптомами, является инфекцией мочевыводящих путей, в тоже время есть и бессимптомная бактериурия. Диагноз ставится путем анализа мочи или посева мочи. Кишечная палочка Escherichia coli является наиболее распространенной бактерией при бактериурии.

В конце страницы, в рамках рассматриваемой темы, см. также результаты более раннего исследования об антиадгезионной терапии (альтернаьтиве антибиотикотерапии), которая может уменьшить колонизацию уропатогенной Escherichia coli.

Исследование более 1000 здоровых женщин без симптомов инфекции мочевыводящих путей показало, что почти 9% носили в кишечнике штаммы Escherichia coli с множественной лекарственной устойчивостью. Дополнительные результаты указывают на вероятные причины пандемии резистентных штаммов E.coli. Они показывают ценность проверки статуса пациента-носителя для прогнозирования резистентных инфекций, а также необходимость переосмысления клинического значения бактерий в моче без симптомов, поскольку пандемические штаммы могут быть высокопатогенными для мочевыделительной системы и устойчивыми к лечению.

Это вызывает клиническую озабоченность, поскольку болезнетворные бактерии E. coli могут переноситься из пищеварительного тракта в женский мочевой тракт через мочеиспускательный канал, который короче и расположен по-разному у женщин, чем у мужчин. Затем бактерии могут попасть в мочевой пузырь и другие части мочевыводящих путей.

Более трети образцов мочи, предоставленных теми, кто имел устойчивую к фторхинолонам ( Ципро ) кишечную кишечную палочку, дали положительный результат на рост E. coli. Из них около 77% были Ципро-устойчивы, и клональный тип бактерий соответствовал образцу кала.

Большая часть обнаруженной патогенной кишечной палочки принадлежала к пандемическим клональным группам ST131-H30R или ST1193 с множественной лекарственной устойчивостью, которые в настоящее время вызывают большинство лекарственно-устойчивых инфекций мочевыводящих путей и кровотока. Они были обнаружены в два раза чаще в моче людей, у которых эти специфические штаммы были в кишечнике, по сравнению с другими штаммами кишечной палочки E. coli в целом.

Кроме того, присутствие группы ST ST131-H30R в кишечнике в этом исследовании было связано с более старшим возрастом.

Исследователи также проверили, какие участники могли иметь назначение антибиотиков во время исследования для любого типа инфекции, включая респираторную.

Через три месяца после этого более раннего сбора мочи инфекции мочевыводящих путей были диагностированы почти в 7% из 45 ранее бессимптомных носителей, которые дали согласие на последующее электронное медицинское обследование. Участники исследования были из района Пьюджет-Саунд (Puget Sound).

«Два пандемических фторхинолон-резистентных патогенных штамма E. coli, обнаруженных в клинических образцах, являются превосходными колонизаторами кишечника и, как правило, сохраняются там», — отметили исследователи. «Они также могут обнаруживаться с необычно высокой частотой в моче здоровых женщин, у которых не было документированного диагноза инфекции мочевыводящих путей во время тестирования образцов. Оба явления, по-видимому, взаимосвязаны».

Исследователи отметили, что уже давно известно, что микробная флора кишечника пациента часто содержит штаммы, вызывающие инфекцию мочевыводящих путей. Не было точно установлено, имеют ли пандемические, лекарственно-устойчивые штаммы отчетливые паттерны (очаги) в кишечнике или нижних мочевых путях здоровых людей.

Исследование было опубликовано в журнале Oxford University Press Journal, Clinical Infectious Diseases («Клинические Инфекционные Заболевания»).

По словам Евгения Сокуренко, профессора микробиологии в Медицинской школе Вашингтонского университета (UW), полученные результаты могут иметь несколько клинических последствий для лечения и инфекционного контроля. Он был старшим научным сотрудником по исследованию. Несколько других преподавателей микробиологии UW и исследователей Постоянного НИИ Кайзера в Сиэтле (Kaiser Permanent Research Institute investigators in Seattle) сотрудничали в этой работе. Ведущим научным сотрудником была Вероника Леонидовна Чеснокова, заведующая кафедрой микробиологии Медицинской школы UW.

Результаты показывают, что определенные штаммы кишечной палочки с множественной лекарственной устойчивостью, обнаруженные в этом исследовании, занимают гораздо более длительное пребывание в кишечнике, чем некоторые другие устойчивые штаммы, а также могут присутствовать в моче здоровых женщин, не вызывая жжения, крови в моче или других предупреждающих признаков бактериальной инфекции.

Сокуренко объяснил, что знание того, присутствуют ли в кишечнике женщины множественные лекарственно-устойчивые штаммы, может помочь предсказать профиль резистентности последующей клинической инфекции. Усилия по избавлению от пандемических штаммов кишечной палочки в кишечнике носителей могут снизить частоту возникновения множественных лекарственно-устойчивых инфекций и, возможно, защитить их домашние или другие контакты.

Сокуренко также сказал, что медицине, возможно, потребуется пересмотреть клиническую значимость обнаружения бактерий в моче, даже без симптомов, во время этой пандемии множественных устойчивых к антибиотикам штаммов E. coli, поскольку эти штаммы могут подвергнуть носителей риску возникновения трудно поддающегося лечению бактериального заболевания.

Фторхинолоны являются наиболее часто назначаемыми препаратами при инфекциях мочевыводящих путей. Несмотря на усилия по ограничению их использования, согласно исследователям, штаммы, устойчивые к этой категории антибиотиков, процветают и распространяются по всему миру.

Исследователи предположили, что превосходная способность двух пандемических штаммов, ST131-H30R и ST119, длительно занимать место в кишечнике людей, возможно, способствовала их быстрому глобальному распространению. Они могут сохраняться и передаваться среди здоровых людей даже в отсутствие применения антибиотиков, что может нарушить микробную структуру кишечной флоры.

Ученые пришли к выводу, что это исследование выдвигает на первый план вероятные физиологические причины пандемии этих устойчивых штаммов кишечной палочки. Оно также указывает на ценность определения статуса носителя у пациенток для прогнозирования будущих резистентных инфекций, а также на необходимость переосмысления клинического значения бактерий, присутствующих в моче без симптомов, особенно с учетом того, что эти пандемические штаммы могут быть супербактериями: высокопатогенными для мочевой системы и устойчивыми к лечению.

Читать еще:  Как эффективно работать под чутким взором руководства?

Источник: Материалы предоставлены Вашингтонским университетом медицинских наук — University of Washington Health Sciences / UW Medicine

Статья в журнале: Veronika L Tchesnokova, Evgeni V Sokurenko, et al. Pandemic uropathogenic fluoroquinolone-resistant Escherichia coli have enhanced ability to persist in the gut and cause bacteriuria in healthy women . Clinical Infectious Diseases, 2019

У уропатогенной кишечной палочки понизили способность «прилипать» к эпителию кишечника

Ингибиторы адгезии (красные точки) связываются пилями бактерий, препятствуя их соединению с рецепторами клеток организма-хозяина

На рисунке: Ингибиторы адгезии (красные точки) связываются пилями бактерий, препятствуя их соединению с рецепторами клеток организма-хозяина

Выборочное истощение уропатогенных штаммов E. coli из кишечника с помощью ингибирующего высокоаффинного маннозида

Инфекции мочевыводящих путей (ИМП), вызванные уропатогенной кишечной палочкой (UPEC), поражают 150 миллионов человек ежегодно. Несмотря на эффективную терапию антибиотиками, у 30–50% пациентов наблюдаются рецидивирующие ИМП. Кроме того, растущая распространенность UPEC, которые устойчивы к антибиотикам последней линии, а в последнее время к карбапенемам и колистину, делает ИМП ярким примером кризиса устойчивости к антибиотикам и подчеркивает необходимость новых подходов к лечению и профилактике бактериальных инфекций. Штаммы UPEC устанавливают резервуары в кишечнике, из которых они выделяются с фекалиями, и могут колонизировать периуретральную область или влагалище и впоследствии подниматься через мочеиспускательный канал к мочевыводящим путям, где они вызывают ИМП.

Известно, что бактериальные пили (ворсинки) играют жизненно важную роль в взаимодействиях организма-хозяина и E. coli, опосредуя прикрепление ( адгезию ) к эпителиальным клеткам мочевого пузыря и почек. Однако в настоящее время недостаточно информации о механизмах колонизации и устойчивости UPEC в кишечнике.

Молекулы адгезии выносятся на поверхность бактерии и собираются с помощью системы секреции chaperon-usher (‘Chaperon-usher pathway’, сокращенно — CUP). Она состоит из двух белков. Один из них получил английское название «chaperone», которое переводится как «компаньон», «сопровождающее лицо», а в транскрипции — «шаперон», а второй компонент получил английское название «usher», которое переводится как «швейцар», «привратник», в транскрипции – «ашер».

Изоляты UPEC кодируют до 16 различных пилей пути CUP, и каждый тип пилей может обеспечивать колонизацию среды обитания в хозяине или окружающей среде .

В исследовании 2017 года, результаты которого опубликованы в журнале Nature, американские ученые продемонстрировали, что механизм шаперон-ашер (CUP) играет роль в колонизации кишечника штаммами UPEC. В частности, авторы создали девять бактерий с одиночными делециями (отсутствующими участками ДНК), у каждого из которых отсутствовал один из генов, кодирующих белки CUP. Эффект этих мутаций тестировали в модели колонизации кишечника мыши. Обнаружилось, что одиночная делеция двух генов, fim и ucl, которые кодируют пили типа 1 и пили типа F17, соответственно, вызвали заметное снижение способности бактерии колонизировать кишечник. Более того, удаление обоих генов в одном штамме приводило к большему дефекту, чем одиночная делеция, что доказывает, что их роли не являются вырожденными.

Операторы fim и ucl кодируют адгезины , которые расположены на дистальном конце каждой ворсинки. Эти адгезины, FimH и UclD, соответственно, опосредуют связывание с клетками организма-хозяина. Путем тестирования очищенных фрагментов этих двух адгезинов в анализах in vitro авторы продемонстрировали четкую специфичность связывания с гликанами, присутствующими на поверхности эпителиальных клеток хозяина, располагающимися в криптах кишечной стенки; FimH связан преимущественно с N-связанными гликанами , которые содержат маннозу (т.е. адгезин пилей типа 1 FimH в дальнейшем связывает маннозу на поверхности мочевого пузыря и опосредует колонизацию мочевого пузыря), тогда как UclD связаны с O-связанными гликанами.

В предыдущих исследованиях было показано, что потеря пилей типа 1 отразилась в потере способности UPEC колонизировать мочевой пузырь. Чтобы попытаться предотвратить связывание пилей типа 1 с эпителиальными клетками кишечника, авторы протестировали маннозид M4284, который представляет собой небольшую синтетическую молекулу, которая связана с маннозой и связывается с адгезином FimH пилей 1 типа с высокой аффинностью .

Прим . ред .: Справедливости ради стоит отметить, что уже ранее (судя по публикациям), для целей терапии рецидивирующих инфекций мочеполовых путей, вызываемых уропатогенными штаммами E.coli, рассматривалось применение маннозидов, т.е. D-маннозы , которая чаще встречается именно в виде «маннозидов» — гликозидов , содержащих маннозу. В свободном же состоянии D-манноза, которая представляет 1 из 2-х стереоизомеров маннозы (т.е. и есть сама манноза) лишь иногда встречается в некоторых растениях (в Amorphophallus Konjac , в кожуре апельсинов), при этом, D-манноза является основным стереоизомером маннозы, встречающимся в природе. Однако в описываемом исследовании речь идет о тестировании более эффективного варианта маннозида, что указывает на возможность более успешной антиадгезионной терапии.

У мышей, которые перорально получали это соединение, произошло снижение колонизации кишечника штаммами UPEC по сравнению с контрольной группой. То есть этот маннозид может эффективно конкурировать за связывание с маннозой на клетках хозяина и, таким образом, непосредственно вмешиваться во взаимодействие «хозяин-патоген». Авторы также показывают, что введение маннозида может снизить вероятность развития ИМП путем одновременного удаления UPEC из кишечника и лечения активной инфекции мочевого пузыря.

Исследование показало, ингибирующий высокоаффинный маннозид, уменьшает кишечную колонизацию генетически разнообразных изолятов UPEC, одновременно обрабатывая ИМП, без заметного нарушения структурной конфигурации микробиоты кишечника. Избирательно истощая резервуары UPEC в кишечнике, маннозиды могут заметно снизить частоту ИМП и рецидивирующих ИМП.

Иными словами, лечение не вызывало существенных изменений в составе микробиоты кишечника, в отличие от применяемых в настоящее время антибиотиков. Таким образом, антиадгезионная терапия может уменьшить колонизацию конкретными бактериями и представляет собой альтернативу антибиотикотерапии.

Источник: Caitlin N. Spaulding. et al. Selective depletion of uropathogenic E. coli from the gut by a FimH antagonist . Nature 546, 529–532 (2017)

Об адгезии микроорганизмов (в т.ч. про «пили», «фимбрии», адгезины и т.д.) см. дополнительно в подразделе Адгезия микроорганизмов: общие сведения

Энтерогеморрагические кишечные палочки (ЭГКП)

Павел Завадский

«Уникальный лазер впервые установлен именно у нас в Офтальмологическом центре Карелии»

Ирина Андреева

«К юбилею города — юбилейный 85-й легкоатлетический пробег Кола-Мурманск»

Светлана Исаева

«Мы видим потребности общества и меняемся в соответствии с ними»

Ольга Дзюба

«Образование Мурманской области впервые вошло в ТОП-10 по России»

Константин Николаев

«Проактивный мониторинг помогает МегаФону добиваться высокого качества услуг»

Самые читаемые

Школьники Мурманской области уйдут на плановые каникулы, а детсады продолжат работу

11:52 – 21 октября

Рекордные суточные заболеваемость и смертность от COVID-19 зафиксированы в России

11:39 – 21 октября

Экс-руководителю Управления дорожного хозяйства Мурманска продлили срок содержания под стражей

11:33 – 21 октября

Директор судоремонтного завода Мурманска останется под стражей до 24 декабря

11:16 – 21 октября

Опасный штамм кишечной палочки выявлен уже в девяти странах Европы. Роспотребнадзор Мурманской области дает рекомендации

Ситуация, связанная с распространением в Европейском регионе инфекции, вызванной энтерогеморрагической кишечной палочкой (ЭГКП), продолжает осложняться

Управление федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека в Мурманской области информирует, что ситуация, связанная с распространением в Европейском регионе инфекции, вызванной энтерогеморрагической кишечной палочкой (ЭГКП), продолжает осложняться.

По официальным данным, на 1 июня текущего года в девяти странах Европы подтверждено лабораторно более 1200 случаев заболеваний, протекающих в тяжелой клинической форме, более десяти из них закончилось летальным исходом.

Наиболее неблагополучная обстановка складывается в северной части Германии, где число зарегистрированных больных превышает 1100 человек.

Частыми проявлениями инфекции ЭГКП является диарея с кровью и боли в животе. Тяжелое осложнение – гемолитико-уремический синдром (ГУС), грозящее развитием острой почечной недостаточности, может возникнуть уже после прекращения диареи.

Людям, находящимся в Германии или недавно посетившим эту страну, при возникновении симптомов острой кишечной инфекции (повышение температуры тела, расстройство стула, боль в животе) следует немедленно обратиться за медицинской помощью.

Нельзя самостоятельно употреблять противодиарейные и антибактериальные препараты, потому, что они могут быть не эффективны в следствие особой устойчивости микроорганизма, а также они могут способствовать ухудшению состояния больного.

Необходимо помнить о том, что инфекция может передаваться от человека к человеку через продукты и предметы быта, а также от животных (например, с молоком). Настоятельно рекомендуется регулярно соблюдать правила личной гигиены.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector