Laiveko.ru

Медицина и здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Навязчивые бредовые и богохульные мысли

Навязчивые бредовые и богохульные мысли

Майе и её жизнерадостным мыслям

© 2021, ООО «И-трейд»

От научного редактора

Обсессивно-компульсивное расстройство – ранее считавшееся вариантом тревожного невроза, а в последних редакциях классификаторов психических нарушений выделяемое в самостоятельное болезненное состояние психики – частый гость не только психиатрических клиник, но и кабинетов психологов-консультантов и психотерапевтов. По статистике около 3 % людей из общей популяции на том или ином этапе своей жизни сталкиваются с длительными и тягостными переживаниями, связанными с навязчивыми мыслями и навязчивыми действиями.

Но если в стационар поступают, в первую очередь, пациенты с тяжёлыми, множественными и наплывающими обсессиями, сложными, разнообразными двигательными компульсиями и вычурными ритуалами, то к психологам чаще всего обращаются люди с "моно-симптомом". И наш собственный опыт, как и результаты научных исследований, свидетельствуют, что преимущественно это навязчивые мысли контрастного содержания, то есть такие мысли, которые контрастируют, входят в конфликт с устойчивыми ценностями и личностными убеждениями человека. Верующий человек не может отвязаться от встающих перед мысленным взором "картинок" богохульных действий, которые он мог бы совершить. Любящая мать представляет, как совершает со своим новорождённым ребёнком ужасные вещи, проявляет к нему насилие и т. д. Читателю, незнакомому с подобными явлениями душевной жизни, будет нетрудно понять, как чувствуют себя такие люди, какими тяжелыми переживаниями окрашена жизнь пациентов с навязчивыми состояниями контрастного содержания.

История психотерапия обсессивно-компульсивного расстройства начинается с работ Зигмунда Фрейда (см. случаи "Человека с крысами" и "Человека с волками"[1]), но по настоящему революционным шагом в психологическом лечении навязчивых состояний можно считать разработанную в середине ХХ века Хобартом Моурером двухфазную модель обсессивно-компульсивного расстройства. Эта модель, основанная на учении об условных рефлексах, легла в основу т. н. "экспозиционных методов" психотерапии, которые, согласно самым последним исследованиями[2]), являются наиболее эффективными в комплексном лечении навязчивых состояний. Но вот в чём проблема: различные варианты и форматы психотерапии, базирующиеся на методе экспозиции, показывают свою эффективность только при работе с двигательными навязчивостями (например, мытьём рук) и двигательными ритуалами (например, перепроверками). Поведенческий терапевт уменьшает компульсии и ритуалы, а вслед за этим обсессии теряют свою актуальность и яркость. Так происходит излечение. Но при обсессивном варианте обсессивно-компульсивного расстройства, то есть в случаях, когда нет компульсий, как это часто бывает у пациентов с контрастными навязчивостями, метод экспозиции не работает. Он не работает, потому что нет "компульсивных входных ворот", через которые терапевт может войти и начать интервенции.

Достижения когнитивно-бихевиоральной терапии "второй волны" (Аарон Бек, Джудит Бек, Дэвид Кларк) сводятся к унификации и упрощению протокола лечения обсессивно-компульсивного расстройства. Однако проблема психотерапии "чистых" обсессий (включая контрастные) решена не была. Представители "третьей волны" предлагают работать с принятием и переосмыслением навязчивых мыслей, используя техники осознанности (mindfulness).

Исследования[3]) показывают эффективность этого подхода. Но очевидно, что техники медитации только снижают "накал" обсессий, но не убирают их совсем, в связи с отсутствием содержательной психологической работы с симптомами.

И вот, наконец, в переводе на русский язык выходит книга итальянского психотерапевта Алессандро Бартолетти, посвященная работе с навязчивыми мыслями контрастного содержания. Прежде всего, надо сказать, что на русском языке очень мало профессиональной литературы, посвящённой обсесессивно-компульсивному расстройству. В основном, можно встретить только описания подходов, описанных выше[4]). Бартолетти – представитель такого направления как стратегическая психотерапия, которое хорошо знакомо отечественным специалистам[5]). Автор этих строк до начала работы с книгой "Грязные и скверные мысли" в качестве научного редактора был знаком со стратегической психотерапией весьма поверхностно. Однако переводчики издания в личных беседах и на психотерапевтических интервизиях рекомендовали мне попробовать техники, приведённые в книге, для работы с моими собственными клиентами и пациентами. И действительно, эти техники не только облегчили состояние всех, кому они были рекомендованы, но и в ряде случаев переломили ход терапии, выведя её на новый уровень. Во многом, как кажется, это связано с самим подходом, разработанным основателем стратегической психотерапии Полом Вацлавиком. Подходом, базирующимся на спонтанности, парадоксе и игре. Эти составляющие сами по себе "размягчают" и "растворяют" жёсткие и ригидные структуры обсессий и компульсий (кстати, в противовес "холодным" экспериментам экспозиционной терапии).

Важно отметить две особенности книги. Во-первых, она конечно же будет полезна специалистам помогающих профессий в области психического здоровья, прежде всего психологам-консультантам и психотерапевтам, вне зависимости от их теоретической ориентации. Во-вторых, и это немаловажно, книга не является академическим изданием – руководством для специалистов узкого профиля – и будет полезна самим пациентам в качестве издания для самопомощи.

Книги, которую вы держите в руках, не было бы, если бы не команда переводчиков и редакторов. Слова благодарности переводчику Синице Павлу Павловичу и издательству "1000Бестселлеров".

Илья Валерьевич Плужников

Кандидат психологических наук, доцент

Заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии взрослых факультета клинической психологии Московского института психоанализа

Старший научный сотрудник отдела юношеской психиатрии Научного центра психического здоровья Москва, 2 апреля, 2020 г.

Если вас в первую очередь интересуют механизмы устойчивого существования навязчивых табуированных мыслей (контрастных навязчивостей) и как краткосрочная стратегическая терапия может помочь избавиться от них, то сразу же приступайте к чтению Главы 3 «Краткосрочная стратегическая терапия контрастных навязчивостей, навязчивых табуированных мыслей».

Если вы человек более романтического склада и хотели бы разобраться в теме благодаря историям людей, которые справились с навязчивостями, то приступайте к чтению Главы 4 «Истории (неслучившегося) сумасшествия».

Если вы боитесь, что где-то в глубине вашей психики психоаналитические бессознательные силы приведут вас к острому аффективному припадку, что, в свою очередь, подтвердит наличие у вас чего-то скрытого и извращённого, то немедленно открывайте Главу 2 «Факты и мифы о скверных мыслях».

Если вы рациональны, склонны всё систематизировать, у вас есть обсессивные черты (возможно даже, что вы мой коллега – психолог или психотерапевт), и вы хотите начать со списка наиболее распространённых контрастных навязчивых мыслей, то начинайте с Главы 1 «Типология скверных мыслей».

ОКР у детей и подростков

Итак, обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) у детей – это психическое расстройство, основными проявлениями которого являются обсессии и, как следствие, компульсии. Разберем эти понятия более подробно.

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР)

Обсессивно-компульсивное расстройство у детей: обсессии

Обсессии (навязчивости) – мысли, воспоминания, сомнения, страхи, влечения, действия, которые возникают вопреки желанию и воли человека, отличающиеся выраженным упорством. Человек понимает и осознает всю абсурдность, нелепость и чужеродность навязчивостей, но никак не может с ними справиться. Различают несколько видов обсессий:

Читать еще:  Как привести себя в порядок после бессонной ночи?

1.Навязчивый счет – навязчивая потребность в подсчете различных предметов. Например, количество пройденных шагов, увиденных домов, ступеней, деревьев, прохожих, количество автомобилей одинакового цвета или одинаковых марок.

2.Навязчивые мысли (по-другому "умственная жвачка", "пережевывание мыслей", бесплодное мудрствование) – навязчивое стремление обдумывать бессмысленные вопросы, которые порой не имеют решения ("Почему светит солнце? Почему зима названа зимой, а не весной? Почему собака лает? Почему снег белый?) или же постоянное "кручение" в голове одной и той же мысли, подчас негативной, с невозможностью избавится от нее.

3.Навязчивые сомнения – сомнения, которые проявляются в отсутствии уверенности в правильности или завершенности своих настоящих или прошлых поступков. Например, пациент по нескольку раз проверяет выключен ли свет в комнате, заперта ли дверь, правильно ли написано сообщение и т.д.

4.Навязчивые воспоминания – воспоминания, мучительно возникающие в сознании пациента, как правило, о каком-то неприятном или порочащем его событии и сопровождающиеся тягостным чувством стыда и раскаяния.

5.Навязчивые страхи – мучительное переживание страха, вызванного самыми различными предметами: страх загрязнения (мизофобия), боязнь кем-либо заболеть (нозофобия), страх за жизнь и здоровье родителей, за собственную жизнь (например, страх подавиться во время прима пищи, страх встретиться с героями фильмов ужасов и компьютерных игр).

6.Навязчивые влечения – навязчивое стремление совершить какой-либо бессмысленный, опасный или недостойный поступок. Например, желание выкрикивать непристойные слова, ударить или плюнуть в прохожего, навязчивое стремление совершить убийство или самоубийство (при этом действия никогда не совершаются).

В большинстве случаев, навязчивости сопровождаются тревогой и сниженным фоном настроения и для того, чтобы как-то предотвратить развитие объективно маловероятных событий, пациенты прибегают к компульсиям.

Обсессивно-компульсивное расстройство у детей: компульсии

Компульсии – ряд повторяющихся действий (ритуалов), которые необходимо совершить, чтобы "справится" с навязчивостями, снизить уровень тревоги и общего напряжения.

Можно привести несколько примеров ритуалов:

1.При страхе заражения ребенок определенное количество раз моет руки, при этом с каждым разом частота и продолжительность процедуры может увеличиваться.

2.При страхе за жизнь родителей ребенок при их отсутствии дома может по нескольку раз звонить им по телефону или писать бесконечные смс-сообщения, а перед сном определенное количество раз читать молитву за их здоровье.

3.При навязчивых сомнениях – проверяет закрыта ли дверь в комнату или квартиру, а убедившись в правильности своих действий, в дальнейшем повторяет их вновь и вновь, с каждым разом все чаще.

4.Составляет определенный маршрута в школу и из школы для того, чтобы "ничего плохого не произошло". Раскладывает вещи в определенном порядке. Носит одежду определенного цвета.

Так же как и навязчивости, компульсии воспринимаются ребенком как чуждые и абсурдные. Он страдает от них и пытается им сопротивляться.

ОКР у детей. Порочный круг

Развитие обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР) у детей и подростков напоминает порочный круг: навязчивость (обсессия) — тревога и напряжение — компульсия (ритуал) — временное ослабление тревоги и напряжения — повторение навязчивости. Круг замкнулся.

Главная задача врача-психиатра – разорвать эту цепочку и вернуть пациенту психическое равновесие.

Следует обратить внимание, что симптомы ОКР у детей могут указывать на более тяжелое заболевание, такое как шизофрения. Уважаемые родители, при появлении у ребенка симптомов ОКР не бойтесь обращаться за помощью к врачу-психиатру!

Пример из практики. Анастасия М. 16 лет обратилась в Центр им. Г.Е. Сухаревой ДЗМ. С детства отличалась пунктуальностью, аккуратностью, склонностью к перфекционизму. За последние месяцы стала обращать повышенное внимание на порядок в своем шкафу для одежды. По нескольку раз в день проверяла аккуратно ли сложены вещи. Стала просыпаться среди ночи с чувством тревоги. Не могла заснуть, пока не проверит порядок в шкафу. Понимала всю нелепость и абсурдность переживаний, но справиться самостоятельно с ними не могла. Совместно с родителями приняла решение обратиться за помощью к специалистам.

На фоне проведенного лечения удалось достичь улучшения психологического состояния. Девочка вернулась к привычной жизни, принимает назначенную терапию, периодически посещает врача для контроля состояния.

Пример из практики. Глеб, 8 лет. Родители обратились в Центр. Мальчик с детства отличался тревожно-мнительными чертами характера, много читал, изучал энциклопедии. В возрасте 7 лет во время пикника случайно подавился шашлыком, был сильно напуган данным фактом, после чего появился страх за свою жизнь, категорически отказался принимать пищу в твердом виде, требовал измельчать ее на 12 кусков. Присоединился страх заражения, мог по нескольку раз мыть руки, в том числе ночью. Школьный психолог рекомендовал проконсультироваться у врача-психиатра.

На фоне проведенного лечения психологическое состояние мальчика стабилизировалось, ребенок вернулся к обычной жизни, принимает назначенную терапию.

Подводим итоги

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) у детей и подростков требует лечения и наблюдения у врача-психиатра. Имеющиеся в арсенале современной психиатрии препараты могут способствовать полному исчезновению или значительному ослаблению симптомов и возвращению ребенка к обычной жизни. Обязательным элементом является психотерапия.

Обсессивно-компульсивное расстройство – это не приговор. Много известных людей страдало данным расстройством, например Дэниэл Рэдклифф, актер сыгравший Гарри Поттера в одноименной франшизе; актер Леонардо ди Каприо, певица Кэти Пэрри, актрисы Кэмерон Диаз, Джессика Альба, Шарлиз Терон.

Ярко описаны пациенты с ОКР персонажами Леонардо ди Каприо в фильме 2004 года "Авиатор", Джека Николсона в фильме 1997 года "Лучше не бывает".

Шиманов Павел, врач-психиатр, заведующий отделением №7 Центра им. Г.Е. Сухаревой ДЗМ

расстройство или невроз навязчивых состояний

невроз навязчивых состояний, обсессивно-компульсивное расстройствоВ настоящее время все больше людей страдает неврозом навязчивых состояний. В медицине, это явление называется расстройством. Лечение этого невроза сочетает в себе поведенческую и лекарственную терапию. В последнее время количество личностей настолько увеличилось, что данную патологию считают психическим заболеванием только в очень серьезных, запущенных случаях. Откуда берет корни это расстройство? Как правило, виноваты родители и семейное воспитание….
Эти мысли и желания пациент считал для себя недопустимыми — при их появлении из глубин бессознательного испытывал чувство вины и страха («Я плохой и меня накажут»). невроз навязчивых состояний, психическая травма в детстве, строгое воспитаниеПричины возникновения невроза навязчивых состояний различны, но чаще всего связаны со следующими факторами:

  • Подавление ребенка в семье, слишком строгое воспитание, воспитание строгих моральных принципов
  • Детская психотравма
  • Особенности личности: мнительность, тревожность, ранимость, гиперответственность, перфекционизм, неуверенность в себе.
  • Навязчивые мысли о том, что с близкими может случиться беда. К той же категории относится желание причинить близким вред. (Пример: мысли о нанесении вреда: «хочу выскочить на встречную полосу», «хочу подойти и дать прохожему в глаз» и.т.д)
  • Навязчивые мысли, связанные с чувством ответственности. (Пример: мысли о личной ответственности: «а вдруг я случайно пожелал плохое самому близкому человеку и это сбудется по моей вине», «а вдруг сказал обидное, и человек будет ко мне плохо относиться»)
Читать еще:  Не помогает валерьянка

Обсессивно-компульсивное расстройство, невроз навязчивых состоянийИногда у женщин появляется страх потерять самое дорогое – своего ребенка. на прием к психотерапевту обратилась рыдающая женщина 35 лет. У нее подрастал любимый и долгожданный малыш, но она с ужасом стала замечать, что периодически у нее появляются плохие мысли, относительно него. Случайные мысли она контролировать не могла и занималась постоянным самоукорением и самобичеванием. Подобные невротические расстройства называются «контрастными навязчивостями». Так у глубоко верующих людей периодически возникают «хульные» мысли о святых, которые лезут в голову помимо воли… Человеческая психика – загадочная вещь… Иногда она выдает совершенно парадоксальные реакции на крайне важные для субъекта эмоционально значимые ценности.
Примеры компульсий (ритуалов)Обсессивно-компульсивное расстройство, невроз навязчивых состояний, пример компульсий (ритуалов)

  • Постучать по столу 10 раз и тогда все будет хорошо
  • Досчитать до 15
  • Непреодолимое желание проверить перед выходом, выключены ли все электроприборы в доме (и так несколько раз).
  • Маниакальное стремление наводить порядок и упорядочивать предметы
  • Навязчивое мытье рук
  • И т.д.

Материалы, размещенные на сайте, являются проверенной информацией от специалистов в различных областях медицины и предназначены исключительно для образовательных и ознакомительных целей. Сайт не предоставляет медицинских консультаций и услуг по диагностике и лечению заболеваний. Рекомендации и мнения специалистов, опубликованные на страницах портала, не заменяют квалифицированную медицинскую помощь. Возможны противопоказания. ОБЯЗАТЕЛЬНО проконсультируйтесь с вашим лечащим врачом.

ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl + Enter! СПАСИБО!

Как жить с навязчивыми мыслями?

У человека с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР) постоянно есть навязчивые мысли — обсессии. От них он пытается избавиться такими же навязчивыми действиями — компульсиями. Например, постоянно моет руки, прибирается, раскладывает вещи на столе в определенном порядке. Вылечить ОКР нельзя, но можно научиться справляться с симптомами. Для этого надо ходить к психотерапевту и регулярно принимать антидепрессанты или другие лекарства, которые прописал врач. Так поступает Дори, которая живет с диагнозом ОКР, а также тревожным и биполярным расстройством.

Меня зовут Дори, мне 24 года. Четыре года назад у меня диагностировали обсессивно-компульсивное расстройство. Эти четыре года я лечусь, но избавиться от ОКР полностью невозможно.

Когда появились симптомы

Обсессивно-компульсивное расстройство — это заболевание, когда постоянно появляются навязчивые мысли, которые ты не контролируешь. Чтобы от них отвлечься, я начала выполнять определенные действия, ритуалы. Например, у меня дома всё должно быть идеально чисто. Когда вижу грязь на скатерти, мне кажется, что если я сейчас же ее не ототру, произойдет очень страшная беда.

Это началось в 10 лет, в пятом классе. Всё на парте должно было лежать аккуратно. Вся домашка должна была быть сделана. В столовой я всегда стучала под столом десять раз и только тогда начинала есть. Я сидела одна, потому что была одиноким ребенком, и никто этого не замечал.

Всегда было прекрасное ощущение, что если я сейчас что-нибудь сделаю, то день пройдет хорошо. Сначала это проявлялось в безобидных вещах вроде «Если я сейчас получу хорошую оценку, то всё будет хорошо. Если у меня будет счастливый билетик в автобусе, то всё будет хорошо».

Думаю, что эти ритуалы стали последствием детской травмы. Я росла в сложной семье, у меня бабушка-алкоголик и не было отца. Мне нужно было очень многое делать самой. Я постоянно оказывалась в травматических ситуациях и лет в десять начала думать, что надо что-то исправить, что-то сделать, как-то это поменять. Я хотела обрести контроль над ситуацией, и это завело меня слишком далеко.

На учебе в школе это сказывалось не фатально, потому что заболевание только формировалось. Тем более в школе поощрялось, что у меня всё лежало аккуратно и я старалась ничего не мять. Такова школьная система: когда всё на месте — это хорошо. В жизни всё немного иначе.

Когда я решила пойти к врачу

В университете ОКР стало выражаться в новой форме помимо привычных для меня ритуалов. Я стала тревожно относиться к тому, что не дочитываю списки литературы. А вдруг мне попадется то, что я не читала? А вдруг именно от прочтения этой книги зависит мое благополучие, и не только учебное? Пойду почитаю еще. Эти проявления я не восприняла как тревожный сигнал. Решила, что стараюсь учиться хорошо, контролирую свой учебный процесс.

Еще у меня появился новый ритуал — я начала маниакально стирать. Мне казалось, что если хотя бы одна вещь окажется не постиранной по определенным правилам, то тогда всё немедленно вокруг меня рухнет. Чистота стала залогом того, что всё в порядке.

Кожа на руках сильно испортилась и высохла, потому что я не могла просто закинуть вещи в машинку. Я обязала себя стирать руками. Одежду драила до тех пор, пока она не начинала скрипеть от чистоты.

Я поняла, что не могу заниматься больше ничем кроме стирки. Я бежала домой только постирать. В тот период мне стало понятно, что это всё. Я приехала на конечную станцию и поезд дальше не пойдет.

В 20 лет я начала ходить к психотерапевту. Изначально я пришла с суицидальными мыслями, у меня были попытки суицида. Я вообще не подозревала, что это может быть ОКР. Я была уверена, что всё дело в моей депрессии. В конце концов, мне трудно жить, а то, что я связана чередой ритуалов и неотступных мыслей… Разве это не норма? Да, я складываю все вещи у себя в шкафу и столе в правильный порядок, но я же просто делаю уборку.

Мой первый психотерапевт работала только с депрессией, так что тогда ОКР мы не заметили. Я узнала о нем от второго психотерапевта.

Я сменила психотерапевта, потому что переехала в другой город, и вот она на первом сеансе сказала: «Дорогая Дори, давайте вы еще сходите к психиатру. Возможно, вам назначат лечение». И я пошла. У меня не было сил разбираться самой, потому что в целом мне не очень хотелось жить.

Сначала психотерапевт ошиблась в диагнозе и сказала, что у меня депрессивное расстройство. Я начала пить антидепрессанты, но мне они не подошли. Из-за таблеток я скатилась в гипоманию.

Читать еще:  Причины возникновения гепатита С

Гипомания — состояние, похожее на манию. Человек с гипоманией очень возбужден, раздражителен и говорлив.

Я записалась к психиатру, и он обнаружил, что у меня биполярное расстройство. Потом психиатр стал разбираться дальше и диагностировал у меня ОКР.

Когда мне подтвердили все диагнозы, я пришла к психотерапевту на очередной сеанс и спросила: «То есть всё? Я схожу с ума и всё такое прочее?».

На психотерапии мы еще очень долго разбирались с тем, как я ощущаю диагнозы. Мне казалось, что это штамп. Психотерапевт помогла мне осознать, что в самом диагнозе ничего плохого нет, а вот в проявлениях расстройства — есть. Но это можно скорректировать.

Я перестала использовать антидепрессанты и больше их не принимаю, потому что практически все они приводят меня к суицидальным мыслям. С таблетками я возилась очень долго, подбор медикаментов оказался сложным.

Сейчас я продолжаю ходить на психотерапию и принимаю препараты для лечения биполярного расстройства.

Как я рассказала об ОКР близким

Маме я рассказала сразу. Психиатр мне сказала: «Полежать в стационаре не хотите?» Я сказала, что не хочу, и подумала: «М-м, в случае чего я ещё и в стационар полечу, вот это перспективы». Позвонила маме: «Психиатр предлагает в психиатрическом стационаре полежать». Она говорит: «Что произошло?» И так я ей всё рассказала.

Мама не хотела верить в диагнозы и иметь с этим дело. Я могу ее понять. Только что у нее была нормальная дочь, а теперь эта дочь совершенно не нормальная. Но к тому моменту, как я рассказала маме об ОКР, биполярке и обо всем остальном, она уже сталкивалась с тем, что я пыталась себя убить. Она всё еще не хотела это принимать, но уже была не удивлена. Просто оказалось, что это не временный этап жизни.

Она начала подозревать другое — ей казалось, что меня лечат неправильно и я хожу к шарлатану вместо врача. Мама хотела сама найти мне специалиста, который сказал бы правду. Но правда была в том, что мне нужна медицинская помощь и прятаться от этого — не выход.

Своих друзей я предпочла от этого держать подальше, пока ко мне не пришла подруга и не спросила: «Ну что у тебя, опять стирка?» Я ей ответила: «Влада. Я. Не могу. Перестать. Стирать. Во-первых, у меня депрессия. Походу, у меня ОКР. Походу, у меня биполярное расстройство. Я. Не могу. Перестать. Это. Делать. Если я перестану стирать, случится беда. Произойдет что-то непоправимое, я не могу избавиться от этого страха. Поэтому я делаю всё, что в моих силах».

У моей подруги Влады психологических знаний было больше, чем у меня. Она постаралась меня успокоить и объяснила, что с этим можно жить. Благодаря ее поддержке мне стало легче рассказывать людям об ОКР.

Я стала рассказывать другим друзьям об ОКР. Они сразу прекратили спрашивать: «Чего ты стучишь? Чего ты стираешь?» Это было очень круто, потому что мне перестало быть настолько стыдно, насколько мне было каждый раз, когда на это обращали внимание.

Сейчас, когда я знакомлюсь с людьми и начинаю с ними сближаться, я сразу им говорю об ОКР. Если начинаются романтические или просто близкие отношения, я рассказываю об этом, чтобы у человека было время пожить с таким фактом и решить, нужно ли ему это всё. Это важно, потому что я не могу дать гарантии, что у меня не начнутся сильные задвиги. Они в любой момент могут начаться, если будет сильный стресс, потому что я всё еще сталкиваюсь с симптомами ОКР.

Так и говорю: «Ребятки, у меня ОКР. Сейчас я объясню, что это». Пока рассказываю, стараюсь это немного обсмеять, чтобы не уходить в то, что глубоко внутри.

Как помочь человеку с ОКР

Самое важное — не стыдите человека с ОКР и не показывайте на него пальцем. Не говорите ему дурацкое: «Просто перестань это делать». Дайте ему постирать, проверить розетки или сделать то, что ему сейчас нужно. Постарайтесь не комментировать эти действия, если вас не просят.

Иногда я прошу близких: «В моей голове крутится ужасная картинка, скажи мне, что я никогда этого не сделаю! Скажи мне, что я достаточно сильная, чтобы справиться, и дальше мы говорить об этом не будем».

Спрашивайте у вашего друга или близкого с ОКР, уместно ли шутить про это? Как он отнесется к той или иной реплике? Какие комментарии он готов принимать по поводу расстройства и готов ли принимать их вообще?

Задавайте эти вопросы именно тому, кто напротив вас. Все люди разные и реагируют на одни и те же слова тоже по-разному. Я, например, сейчас воспринимаю шутки по этому поводу, а другой человек с ОКР это может не воспринять. Решать нужно коммуникацией.

Как я воспринимаю свое заболевание

Восприятия заболевания различались тогда и сейчас. Когда я только получила медицинский диагноз, то воспринимала это как конец света. Как будто кто-то подтвердил, что я официально не справилась с поставленной задачей. Не справилась с жизненными испытаниями, и теперь я психически больная.

Потом я пыталась себя убедить, что, например, сегодня же прошло помягче. Значит, я с этим быстро разберусь и от таблеток можно будет отказаться.

Сейчас я смотрю на это так: многие люди живут с хроническими заболеваниями. Моя мама пожизненно будет пить таблетки, потому что у нее очень больной желудок. А я буду пожизненно пить таблетки потому, что у меня не очень здоровая психика. И это просто факт, с которым мне нужно иметь дело. Ничего фатального не происходит, я не становлюсь более плохой или странной.

В самом начале терапии я воспринимала себя как очень слабое существо. Если в лоб говорят, что тебе нужны какие-то ритуалы, чтобы контролировать мир вокруг себя, начинает казаться, что ты слабый. Сейчас я думаю, что это показывает, как мой мозг продолжает сражаться.

Я больше, чем мое заболевание. Я достаточно сильный человек, чтобы бороться не только с бытовыми проблемами, но и с ОКР тоже. Я справляюсь, и это клево.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector