Laiveko.ru

Медицина и здоровье
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сетевое издание Современные проблемы науки и образования ISSN 2070-7428 Перечень ВАК ИФ РИНЦ 0,940

Осталась нитка которая выходит на ружу после операции. Это опасно?

Актуальность. Значимость послеоперационного перитонита за последнее время не уменьшилась, вопросы ранней диагностики, эффективных методов лечения остаются важнейшими в практической хирургии. Именно он, несмотря на все достижения последнего времени, является непосредственной причиной летальности 50-86% больных после абдоминальных операций [1; 2].

Сам по себе послеоперационный перитонит является следствием внутрибрюшных осложнений, таких как несостоятельность швов анастомозов, периоперационное инфицирование брюшной полости, интраабдоминальное скопление крови, желчи, осложнения панкреонекроза и др. Тем не менее значимость этой патологии на определенном этапе воспалительного процесса выступает на первый план, являясь основной причиной релапаротомии [3; 4].

Послеоперационный перитонит относится к вторичным и третичным формам интраабдоминальной хирургической инфекции. Поэтому особенно актуальны вопросы своевременной адекватной хирургической тактики и проблемы комплексной иммунокоррекции, восстановление физиологических функций пораженных органов, посиндромной терапии [5; 6].

При генерализованном вовлечении в патологический процесс брюшной полости наиболее применимы классические принципы оперативного лечения. Релапаротомии, лапаростомии позволяют добиться адекватной санации очага, создать условия для хирургической детоксикации. В то же время при многих формах ограниченного послеоперационного перитонита все чаще отказываются от травматических сложных «классических» хирургических пособий в пользу современных мини-травматичных методов оперативного лечения и мини-инвазивного дренирования, что позволяет оптимизировать результаты лечения и адекватно контролировать патологический экссудат [7].

Материалы и методы. Нами изучены ближайшие результаты 9226 операций на органах брюшной полости у пациентов, находившихся на лечении в хирургических отделениях Симферопольской клинической больницы и Республиканской клинической больницы им. Н.А. Семашко (Крымская медицинская академия, кафедра хирургии № 1, заведующий кафедрой проф. Костырной А.В.), за период 2006-2014 гг. Послеоперационные интраабдоминальные осложнения возникли у 210 больных (2,28%), из них осложнения, потребовавшие выполнения различных по характеру хирургических вмешательств, обнаружены у 152 (1,65%) больных. Послеоперационные гнойно-септические осложнения возникли у 84 (0,91%) больных, из них в 77 случаях требовалось выполнение различных по характеру хирургических вмешательств. Послеоперационный перитонит развился у 45 (0,49%) больных. Эти осложнения возникали после всех видов внутрибрюшного вмешательства.

Результаты и их обсуждение. В раннем послеоперационном периоде послеоперационный перитонит диагностирован у 45 (0,49%) больных. Ввиду превалирующего планового контингента наших больных большее число случаев перитонита имело место после плановых оперативных вмешательств — 33 (73,3%) по сравнению с экстренными операциями — 12 (26,7%) случаев.

Ранние послеоперационные осложнения, возникающие на 3-5-е сутки, многообразны, но среди абдоминальных осложнений подозрение на перитонит является самым грозным. Положительные перитонеальные симптомы, сохранение и продолжение паралитической кишечной непроходимости, усиление интоксикационного синдрома составляют основной симптомокомплекс. Конечно, провести дифференциальную диагностику с послеоперационным парезом кишечника, развивающейся ранней спаечной непроходимостью, гемоперитенеумом является весьма сложной задачей. При наличии инфекционного процесса на момент первичной операции или возникшего вследствие инфицирования брюшной полости в ходе первичной операции (панкреонекроз, резекция кишечника, ятрогенные кишечные свищи и др.) и при дальнейшем прогрессировании внутрибрюшной инфекции диагности­ка послеоперационного перитонита вызывала наибольшие затруднения. При этом отсутствовал классический болевой синдром, а перитонеальные симптомы были сомнительными, слабо позитивными или вообще не выявлялись. Дополнительным клиническим признаком было не только редукция, но и нарастание паралитической кишечной непроходимости к 3-м суткам после. Отсутствие эффекта от комплексной консервативной терапии также позволяло заподозрить данное осложнение. При поздней диагностике и несвоевременности оперативного вмешательства у больных наблюдалось нарастание эндогенной ин­токсикации. Классические воспалительные изменения в общем анализе крови, такие как высокий лейкоцитоз со сдвигом формулы влево, палочкоядерный сдвиг, были довольно информативны в качестве дополнительного подтверждения.

Несостоятельность швов анастомозов желудочно-кишечного тракта, развившаяся в раннем послеоперационном периоде, была главной причиной послеоперационного перитонита. В большинстве случаев несостоятельностью швов осложнились травматические онкологические операции: резекции желудка при раке желудка, радикальные и паллиативные операции при раке поджелудочной железы. В нашей клинике при гастрэктомии чаще использовался инвагинационный эзофагоэнтероанастомоз по Цацаниди. Мы отдаем предпочтение данной методике ввиду ее надежности, малом риске несостоятельности. Ретроспективный анализ показал, что в 2 случаях рака желудка, после выполнения гастрэктомии, несостоятельности эзофагоэнтероанастомоза по Ру – Цацаниди отмечено не было: в одном случае причиной развития послеоперационного перитонита стала несостоятельность швов контрапертуры от «салазочной нити», в другом — несостоятельность межкишечного анастомоза. У 5 больных после паллиативной резекции желудка при распространенном раке желудка выявлена несостоятельность гастроэнтероанастомоза. Диагностика в этих случаях не вызвала трудностей, так как отмечалось поступление кишечного содержимого по контрольным дренажам на фоне нарастающей интоксикации и перитонеальных явлений. Во всех случаях проводилась широкая релапаротомия, санация и дренирование брюшной полости, несостоятельность устранялась наложением укрепляющих швов на линию анастомоза.

Панкреонекроз и его осложнения были в нашей клинике частой причиной оперативных вмешательств, причем во многих случаях таких операций у одного пациента было несколько. Этапные некрсеквестрэктомии, многочисленные санации брюшной полости, смена дренажей, тампонов – далеко не полный список предпринятых операций. Гнойные осложнения панкреонекроза, которые нуждались в многочисленных релапаротомиях, вскрытие и дренирование абсцессов и флегмон различных локализаций составили значительный процент послеоперационных перитонитов. При формировании оментобурсостомы для этапной некрэктомии и при вовлечении в гнойник одной из стенок кишечника сформировывались кишечные свищи, чаще толстокишечные. В 4 случаях причиной перитонита появилась деструкция поперечноободочной и восходящей кишки данной этиологии. Ушивание дефекта кишечной стенки в условиях гнойного воспаления, как правило, не приводит к желаемому результату. Поэтому предпочтение мы отдавали операциям, выключающим пассаж по скомпрометированной кишке. В этих случаях пассаж по толстой кишке выключался путем наложения илеостомы, что в дальнейшем давало возможность для эффективных санаций брюшной полости и очагов панкреонекроза. В одном случае у пациентки в отдаленном послеоперационном периоде сформировался слизистый свищ толстой кишки, который потребовал выполнения правосторонней гемиколонэктомии в будущем. Некроз стенки двенадцатиперстной кишки при панкреонекрозе отмечен в 3 случаях. У двух больных он проявился развитием распространенного перитонита. В обоих случаях производили выключения двенадцатиперстной кишки с наложением гастроэнтероанастомоза. В одном случае несостоятельность проявилась клиникой острого дуоденального свища. При этом перитонеальных симптомов не наблюдалось, улавливающий дренаж функционировал адекватно, по контрольным дренажам отделяемого не было. У этой пациентки наладили активную аспирацию из улавливающего дренажа, в дальнейшем сформировали дуоденостому, которая закрылась самостоятельно. От релапаротомии и санации брюшной полости удалось удержаться.

В одном случае панкреонекроз осложнился гнойным оментобурситом, была выполнена эхоконтролируемая пункция сальниковой сумки с оставлением дренажа. В дальнейшем проводилась санация гнойного очага, однако эффективность проведенных манипуляций была сомнительной. Учитывая нарастание интоксикационного синдрома, на 10-е сутки выполнена лапароскопическая санация и сквозное дренирование сальниковой сумки. Данный метод лечения оказался эффективным, больная выписана с выздоровлением.

После операций на толстой кишке отмечено возникновение перитонита в 9 случаях: у 3 больных после правосторонней резекции толстой кишки; после левосторонней гемиколонэктомии у 4 больных; у 2 после субтотальной резекции толстой кишки. Диагностика послеоперационного перитонита, как правило, не вызывала больших трудностей. Тем более, если клиническая картина коррелировала с соответствующим отделяемым из дренажей брюшной полости. Кроме того, при необходимости выполняли ультразвуковое исследование брюшной полости, которое позволяло точно определить участки скопления жидкости. Каловые перитониты требуют радикальной и многоэтапной хирургической санации, массивного и комплексного лечения, микрофлора, как правило, резистентна, плохо поддается массивной антибактериальной терапии. Независимо от локализации несостоятельности наложенного ранее анастомоза лучшим методом завершения операции мы считали выведение наружного кишечного свища, считая, что наличие внутрибрюшного анастомоза в условиях перитонита крайне опасно. Конечно, соседство лапаростомной раны и кишечного свища на брюшной стенке вызывает дополнительные технические трудности, повышает риск повторной контаминации. При несостоятельности толстокишечной анастомозов их разъединяли и выводили колостомы, умерли 2 больных. В двух случаях проводилась программированная санация брюшной полости, пассаж по толстой кишке выключали наложением двуствольной илеостомы.

Читать еще:  Разволокнена передняя связка

Наибольшие затруднения вызывала диагностика возникших осложнений при неадекватности функционирования улавливающих дренажей и прогрессировании внутрибрюшной инфекции, которая уже имелась вследствие вторичного инфицирования брюшной полости в ходе предшествующей операции, или первичное оперативное вмешательство было произведено по поводу первичной абдоминальной инфекции. Так, в 4 случаях несостоятельности после резекции кишечника возник послеоперационный перитонит, который имел стертую клиническую картину. При этом боли в животе не были интенсивными, а симптомы раздражения брюшины были сомнительными или отсутствовали, нарастала паралитическая кишечная непроходимость, консервативная терапия которой давала лишь кратковременный эффект. Если не была выполнена операция, то в течение ближайших суток у больных стремительно нарастала эндогенная интоксикация.

Значительный процент составили больные после операций на внепеченочных желчных путях, причем в основном после тяжелых реконструктивных оперативных вмешательств. Послеоперационные желчные перитониты, возникшие после операций по поводу хронического калькулезного холецистита, холедохолитиаза, механической желтухи, в 6 случаях; при панкреонекрозе, осложнившемся несостоятельностью желчных путей, в 4 случаях; в одном случае при комбинированной гастрэктомии, сопровождавшейся интраоперационной травмой желчных путей.

Отдельную область абдоминальной хирургии занимают билидигестивные анастомозы в силу достаточно частого осложнения – развития несостоятельности швов анастомозов с риском развития разлитого желчного перитонита. С этой точки зрения наибольшую оперативно-техническую сложность представляют реконструктивные билидигестивные анастомозы в воротах печени, такие как гепатикоеюностомии с проведением транспеченочных кольцевых дренажей с формированием «подвесной» энтеростомы и т.д. Появление желчи в раннем послеоперационном периоде после таких оперативных вмешательств нередкое осложнение. Мы отметили такое осложнение в 7 случаях. В 1 случае имела место поздняя диагностика разлитого желчного перитонита. Проводилась широкая релапаротомия, санация и дополнительное дренирование брюшной полости. В противном случае на вторые сутки после операции отмечалось массивное поступление желчи по улавливающему дренажу из малого таза и незначительное поступление желчи по дренажу из подпеченочного пространства и транспеченочным дренажам. После подтягивания транспеченочных дренажей с подключением к ним системы активной аспирации и промывания всех улавливающих дренажей и отмывания полости малого таза через дренаж перитонеальные явления купировались без повторной операции. В других случаях желчеистечения контрольные дренажи функционировали адекватно, отмечалась клиника локального перитонита, которая на фоне проведенного лечения нивелировалась в короткие сроки, не отмечалось подтекание желчи по дренажу из малого таза и т.д. Рациональное ведение раннего послеоперационного периода, уход за дренажами, применение при необходимости вакуумной аспирации позволило локализовать желчеистечение. Во всех этих случаях консервативная терапия увенчалась успехом, релапаротомия не понадобилась. Желчные свищи закрылись самостоятельно в различные сроки послеоперационного периода.

При ограниченных скоплениях желчи или серозного-гнойного экссудата у 4 пациентов в раннем послеоперационном периоде выполнялись однократные эхоконтролируемые пункции этих очагов с оставлением дренажей, что приводило к выздоровлению на 2-3-е сутки.

Выводы. Послеоперационные интраабдоминальные гнойно-септические осложнения остаются серьезной проблемой современной хирургии. В этом аспекте послеоперационный перитонит особенно актуален, сложными остаются вопросы своевременной диагностики, верификации причины возникновения, адекватной хирургической техники, комплексной профилактики послеоперационных осложнений.

При распространенном послеоперационном перитоните применение комплекса лечебных мероприятий, направленных на дезинтоксикацию, профилактику и лечение полиорганной недостаточности, иммунокоррекцию и т.д., позволяет улучшить результаты лечения. В этом лечебном комплексе очень важны методы хирургической дезинтоксикации. Релапаротомии, программируемые санации брюшной полости являются ведущими методами хирургического лечения для устранения причины перитонита, элиминации и адекватного дренирования гнойного очага.

Чаще всего неосложненный локальный перитонит не требует такой массивной и травматичной хирургической тактики. Использование малых доступов к очагу инфекции, лапароскопические способы повторного дренирования, эхоконтролируемые пункции патологических очагов, адекватно функционирующие интраабдоминальные дренажи, рациональное и комплексное ведение послеоперационного периода позволяют отказаться от «классических» повторных оперативных вмешательств. Все вышесказанное позволяет достигать хороших клинических результатов, уменьшить количество послеоперационных осложнений, улучшить качество жизни в отдаленном послеоперационном периоде.

Осталась нитка которая выходит на ружу после операции. Это опасно?

© 2007-2021, ООО «Фармпрепарат»
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. При использовании любых материалов ресурса прямая ссылка обязательна.

Препарат для лечения труднозаживающих швов
и послеоперационных ран

Несмотря на достижения хирургической техники, применение cовременных стерильных материалов и мастерство хирургов, нередки случаи осложнений со стороны послеоперационной раны, когда сроки заживления заметно удлиняются.

Почему это происходит?

С одной стороны, причина трудного заживления послеоперационной раны напрямую зависит от степени её микробной загрязненности. Так, при «чистых» ранах количество осложнений достигает 1,5-7,0%, при условно «чистых» – 7,8-11,7%, при контаминированных (ранах, которые контактируют с обсемененными микробами органами) – 12,9-17%, при «грязных» (гнойных) ранах – более 20%.

С другой стороны, это связано с общим состоянием организма человека, перенесшего операцию. К неблагоприятным факторам относят: возраст старше 70 лет; состояние питания (гипотрофия, синдром мальабсорбции, ожирение); сопутствующие инфекционные заболевания; нарушение систем противоинфекционной защиты, в том числе иммунного статуса (онкологический процесс, лучевая терапия, лечение кортикостероидами и иммуносупрессантами, парентеральное питание); сопутствующие хронические заболевания (диабет, хронические воспалительные процессы, недостаточность кровообращения, нарушения функции почек и печени).

При этом значительно снижаются естественные (физиологические) механизмы заживления, резко угнетаются репаративные (восстановительные) процессы, проявлением чего является трудное заживление послеоперационной раны и швов.

Как эффективно помочь заживлению?

Конечно, можно усердно заниматься общеукрепляющей и системной терапией, таким образом воздействуя на весь организм «в целом». И дожидаться месяцами, когда же восстановится нормальная физиология. Но когда речь идёт о хронически незакрывающихся ранах, нужны более действенные средства.

Мазь Стелланин ® – препарат нового поколения для лечения ран и швов у пациентов, перенесших операцию:

  • Устраняет инфекцию, отечность и боль, препятствует синтезу медиаторов воспаления — простагландинов, биологически активных веществ, инициирующих и поддерживающих воспалительный процесс. В результате даже обширные воспаления очень быстро прекращаются.
  • Активирует факторы роста сосудов vegf-A и vegf-B. Вновь поступающие клетки специализируются в тканевые, что приводит к восстановлению структуры самого нижнего, поврежденного при операции базального (росткового) слоя кожи.

Чтобы решить весь комплекс накопившихся проблем, совместно с учёными Российской академии наук и Института хирургии им. Вишневского (г.Москва) разработан Инновационный подход к лечению длительно незаживающих ран, который реализован в оригинальных препаратах: мазь «Стелланин» и мазь «Стелланин-ПЭГ». Для их создания были привлечены одни из лучших специалистов страны и использованы новейшие достижения молекулярной биологии.

Стелланин является единственным из ранозаживляющих средств, непосредственно активирующим ранее УГНЕТЕННЫЕ процессы регенерации. Он в 7,5 раз увеличивает число фибробластов в ране — основных клеток, участвующих в восстановлении повреждённого кожного покрова.

Особенно важным является то, что все возбудители раневой инфекции не обладают к Стелланину ни естественной, ни приобретённой устойчивостью.

При наличии гноя, благодаря вспомогательному веществу (полиэтиленгликолю), входящему в состав мази Стелланин-ПЭГ, рана быстро очищается от гнойного содержимого. Одновременно блокируется воспаление, устраняется боль и отёчность.

Читать еще:  Часто бегаю писать

ixvcollaj_m.jpg

«Уже в первые сутки лечения ран мазью Стелланин-ПЭГ отмечается положительная динамика в процессе заживления, уменьшается воспаление. В ране появляются молодые клетки с высоким уровнем обменных процессов». ( Из Отчета, утвержденного Директором Института хирургии им. А.В.Вишневского академиком РАМН В.Д.Федоровым).

Эффекты препарата СТЕЛЛАНИН ® :

  1. СТИМУЛИРУЕТ ЗАЖИВЛЕНИЕ ШВА – Стелланин восстанавливает механизм естественной (физиологической) регенерации, многократно активирует функцию митохондрий и увеличивает их размер, активирует экспрессию генов факторов роста сосудов.
  2. БЛОКИРУЕТ ВОСПАЛЕНИЕ – Стелланин препятствует синтезу медиаторов воспаления — простагландинов. В результате снижения уровня этих медиаторов прекращается воспалительный процесс, устраняется отечность и боль.
  3. УСТРАНЯЕТ ПАТОГЕННЫЕ МИКРООРГАНИЗМЫ – Стелланин проявляет высокую антибактериальную активность в отношении грамположительных и грамотрицательных бактерий, а также аэробных и анаэробных микроорганизмов, грибов, вирусов, простейших.
  1. Мазь Стелланин-ПЭГ – применяется для лечения мокнущих ран и швов (с жидкими выделениями, при наличии гноя);
  2. Мазь Стелланин – применяется для лечения незаживающих швов, не имеющих выделений.
мазь Стелланин ® 3%
– применяется для лечения швов
без жидких выделений
мазь Стелланин ® -ПЭГ 3%
– применяется для лечения «мокнущих» швов
с жидкими выделениями (при наличии гноя)

С помощью этого сервиса также можно заказать доставку Стелланина как в крупные города, так и в удаленные населенные пункты России (к сервису подключено более 14000 аптек). Заказ и доставка бесплатны. Оплата самого препарата осуществляется в аптеке при получении товара.

uznat-zdes-perechen-aptek.jpg

КЛИНИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ СТЕЛЛАНИНА
подтверждена специалистами ведущих научных центров России:

Швы после удаления зуба мудрости

Швы после удаления зуба мудрости - Стоматология Линия Улыбки

Стоматолог-хирург накладывает швы после удаления зуба мудрости, если вмешательство было очень сложным и произошло серьезное травмирование десны. Нередко специалисты настаивают на ушивании раны даже при ее небольших размерах, чтобы минимизировать вероятность заражения.

Рассмотрим, какой материал применяют доктора при наложении швов после удаления зуба, необходимо ли его снимать в последующем и как правильно ухаживать за травмированной зоной.

Почему после вырывания «восьмерки» рану ушивают

Шов защищает прооперированную зону от скопления пищевых остатков - Стоматология Линия Улыбки

Зуб мудрости очень коварный и часто приводит к серьезным проблемам. Его вырывание чаще всего напоминает операцию. Так как корни единицы уходят глубоко в десну и могут быть витиеватыми, извилистыми, для их извлечения мягкие ткани часто иссекают. После того, как все твердые остатки будут извлечены из глубины тканей, рану ушивают. Это делается для того, чтобы:

  • предотвратить возникновение кровотечения;
  • защитить сформировавшийся в ране кровяной сгусток от травмирования;
  • защитить прооперированную зону от скопления пищевых остатков;
  • минимизировать риск повреждения операционной зоны;
  • ускорить процессы регенерации.

Считается, что наложение швов после удаления зуба мудрости примерно на 90% снижает вероятность присоединения инфекции. Это объясняется тем, что болезнетворные микроорганизмы не могут проникнуть в глубокие слои раны.

Классификация швов

Классификация швов - Стоматология Линия Улыбки

После вырывания «восьмерки» по усмотрению стоматолога-хирурга могут быть наложены обычные и саморассасывающиеся швы. В первом случае речь идет о материалах, которые не могут рассосаться самостоятельно. Это шелк, нейлон, полиэстер. Такие нитки не абсорбируются. Они надежно удерживают края раны до тех пор, пока доктор не снимет их.

Саморассасывающийся материал является абсорбируемым. Его главное достоинство в том, что пациенту не приходится повторно посещать врача, чтобы ему сняли швы. Последние бесследно исчезают сами.

Существует два типа саморассасывающихся нитей:

  • Рассасывающиеся за счет реакции гидролиза. Сюда относятся нити Дексон и Викрил. Они синтетические, не вызывают аллергических реакций. Надежно удерживают края раны в течение около одного месяца.
  • Рассасывающиеся благодаря влиянию энзимов. Речь идет о Кетгуте. Его частички быстро выводятся из организма человека. Кетгут используется при сложных стоматологических операциях. Но важно учитывать, что в его состав входят инородные протеины, которые способны вызывать воспаление.

Не нужно думать, что шовные материалы растворяются без следа. Они просто распадаются на мельчайшие частицы, которые человек сплевывает либо проглатывает. Эти частички не токсичны, поэтому не могут вызвать отравления.

Сколько нужно ходить с нерассасывающимися швами

Сколько нужно ходить с нерассасывающимися швами - Стоматология Линия Улыбки

Если врач применял нерассасывающийся шовный материал после удаления зуба мудрости, то спустя семь-десять дней пациенту необходимо повторно прийти на прием. Доктор оценит, как заживает рана, и определит, можно ли убирать шовный материал.

Не следует опасаться этой процедуры. Она вызывает лишь незначительный дискомфорт. Стоматолог разрезает стежки поочередно и, захватив один из концов нити пинцетом, аккуратно вытягивает ее. Если пациент опасается боли, врач может использовать аппликационную анестезию.

Сколько времени растворяются саморассасывающиеся швы

Как правило шовный материал распадается через три недели. Больной может заметить, как он выпал, или просто обнаружить, что рана осталась чистой, без нитей. Если говорить более детально, то кетгут растворяется от десяти до четырнадцати дней, Викрил — в течение тридцати суток, Дексон — чуть дольше.

Точный срок рассасывания назвать невозможно. Здесь все зависит не только от особенностей используемого материала, но и от индивидуальных особенностей организма пациента. Бывает и так, что нити еще на месте, а врач уже не видит в них необходимости. Тогда он удаляет их точно так же, как нерассасывающиеся.

С какими осложнениями можно столкнуться после наложения швов

Кровотечение в десне - Стоматология Линия Улыбки

  • Как правило, процесс регенерации протекает без осложнений. Но бывает, что пациент сталкивается с симптомами, которые его беспокоят. Назовем самые распространенные осложнения после удаления зуба мудрости:
  • Кровотечение. В первые трое суток после хирургического вмешательства периодическое отделение крови считается вариантом норм, но, если кровотечение сохраняется дольше, следует незамедлительно получить консультацию стоматолога-хирурга.
  • Через три дня после удаления десна выглядит сильно отекшей и очень болит. Нужно убедиться, что все корни были извлечены. Для этого делают снимки воспаленной зоны.
  • Повышение температуры через несколько дней после операции. Если лунка кровоточит, опухшая и болит и при этом температура тела повышена, можно говорить о воспалении оперативной зоны. Чтобы его снять, нужно провести антибиотикотерапию.

При возникновении малейших сомнений, касающихся процесса заживления, нужно незамедлительно идти на прием к квалифицированному стоматологу. Очень часто промедление усугубляет ситуацию. Лучше лишний раз получить консультацию, чем потом долгое время лечить запущенное осложнение.

Рекомендации пациентам

В первые несколько часов после операции ничего не есть - Стоматология Линия Улыбки

Чтобы процесс восстановления занял мало времени и прошел без осложнений, рекомендуется:

  1. Следовать всем врачебным назначениям.
  2. В первые несколько часов после операции ничего не есть. В первые двое-трое суток после терапии пережевывать пищу здоровой стороной челюсти, отдавать предпочтение мягким продуктам питания.
  3. Не трогать незажившую лунку руками.
  4. Не пытаться извлечь кровяной сгусток языком или посторонними предметами.
  5. Проводить полоскания, только если их назначил врач.
  6. Первые две недели избегать серьезных физических нагрузок.
  7. Не пытаться самостоятельно снять швы.

Соблюдая эти несложные правила, человек сможет быстро вернуться к привычному образу жизни после стоматологической операции.

Как убрать фиброз и другие осложнения после мезонитей

Как убрать фиброз и другие осложнения после мезонитей

С возрастом организм вырабатывает все меньше и меньше коллагена, из-за чего кожа становится дряблой, появляются морщины и рытвины.

Чтобы вернуть молодость, пациенты используют мезонити — особый шовный материал, вшиваемый в кожу лица. Через полгода после процедуры нить аптос должна рассосаться, а на ее месте возникнет прочный коллагеновый каркас, который подтягивает обвисший овал лица, разглаживает морщины и придает человеку моложавый вид.

Однако ни один способ возвращения молодости кожи не дает 100% положительного результата. Так и после мезонитей на лице могут возникнуть осложнения и неприятные побочные эффекты.

Читать еще:  Белые наросты на головке снизу.

Показания и противопоказания к использованию мезонитей

введение мезонитей

Перед тем как решиться на процедуру, специалисты советуют внимательно ознакомиться с возможными рисками, взвесить все «за» и «против», а главное — проконсультироваться с врачом на предмет противопоказаний.

Первое, на что стоит обратить внимание — это возраст. Применять мезонити раньше 35 лет строго не рекомендуется: коллаген вырабатывается в достаточном объеме, и дополнительное вмешательство приведет к избытку его волокон. Проще говоря, на лице может появиться неестественный рельеф, который превратит черты в уродливую гипертрофическую маску.

Существуют также и стандартные ограничения, распространенные для большинства косметологических процедур:

  • сахарный диабет;
  • аллергия на используемые препараты;
  • плохая свертываемость крови;
  • онкология;
  • беременность и период грудного вскармливания;
  • инфекции и воспаления.

Применение мезонитей рекомендовано в случае, когда другие способы не дают ожидаемого эффекта. Процедуру проходят в равной степени и мужчины, и женщины, главное при этом довериться профессионалу: малейшее неловкое движение может перекосить овал лица.

Показания к применению мезонитей:

  • глубокие морщины и обвисший овал лица;
  • опущение уголков в зоне бровей;
  • отвисание кожи;
  • другие изменения, обусловленные старением.

Результат сохраняется в течение 1,5-2 лет, после чего необходимо либо повторить процедуру, либо постоянно поддерживать результат с помощью физиотерапии и кремов с лифтинг-эффектом.

Осложнения после мезонитей

осложнения после мезонитей и нитей аптос

Как правило, последствия применения нитей аптос не вредят здоровью, но сказываются на внешнем виде. Они могут выражаться в:

  • шишках на лице;
  • фиброзе после мезонитей;
  • буграх или ямках;
  • отеках и гематомах;
  • миграции нити под кожей лица (асимметрии);
  • заметных «хвостах» от мезонити или она просвечивает сквозь кожу;
  • инфекциях;
  • аллергии на используемые компоненты.

Подробнее о каждом возможном побочном действии читайте далее.

Шишки и фиброз после мезонитей

Дефект возникает из-за врачебной ошибки или некачественного материала: бугорки на коже могут быть следствием недостаточного натяжения нити аптос или возникших узелков. Разумнее всего вытащить нить и переделать проблемное место, или ждать несколько месяцев, пока шишка рассосется сама.

Другая причина может быть в том, что во время реабилитационного периода в незатянувшуюся ранку попала грязь, и бугорок — ни что иное, как очаг инфекции. В этом случае необходимо пропить антибактериальные препараты, которые назначит ваш врач.

Помимо этого, рельеф на коже может возникнуть из-за гематомы: на месте нити скапливается большое количество крови, которое и вызывает нежелательный процесс. В этом случае врач откачивает излишек шприцем.

Фиброз при нитевом лифтинге — это формирование рубцовой ткани. Вместо запланированного эффекта, когда коллаген растет вокруг нити отдельными волокнами, появляются цельные фиброзные тяжи. Они заметны на 3–4 неделе, и чем раньше начнется их лечение, тем быстрее уйдут. Если упустить момент и довести фиброз до застарелого характера, убрать станет практически невозможно.

Светлана Викторовна Огородникова

Отеки и гематомы

При установлении мезонитей под кожей неизбежно будут задеты мелкие сосуды и капилляры, ранка вызовет небольшое воспаление — это естественная реакция организма на травмирование эпидермиса. Из-за этого сразу после процедуры возникнет отек, однако, он должен пройти через 2–3 дня.

Считается, что гематома стимулирует образование волокон коллагена, а следовательно, она показатель хорошего протекания процедуры.

Риск появление синяков — внутренней гематомы — можно снизить. А именно: прекратить прием разжижающих кровь препаратов за две недели до процедуры. Например, Аспирина и Детралекса.

Асимметрия лица

Все люди немного асимметричны, абсолютно одинаковая левая и правая часть лица вызвала бы странное ощущение от внешнего вида. Но после операции разница становится более заметна за счет отеков и гематом. В этом случае надо немного подождать, пока рассосутся все побочные эффекты мезонитей.

Другое дело, если асимметрия вызвана ошибкой врача: с одной стороны лица появляются крупные складки «гармошкой» или нить плохо натянута. Придется либо ждать несколько месяцев, когда дефект пройдет сам, либо жертвовать достигнутым результатом и вытаскивать плохие нити.

Заметные «хвосты» или мезонить просвечивает сквозь кожу

Чаще всего наблюдается в области скул и щек — самой подвижной части лица. «Хвостам» подвержены люди с очень развитой мимикой, в этом случае стоит отказаться от разминки, трения и массажа на несколько недель. Сами «хвосты» надо вытащить, на общем результате нехватка 2–4 нитей не отразится.

При заметном просвечивании сквозь кожу возможны две причины дефекта: тонкая светлая кожа пациента, либо непрофессионализм врача. В этом случае также следует вытащить неудачную нить.

Инфекция

Возникает при недостаточно хорошей обработке инструментов и несоблюдении правил гигиены. Чаще всего в инфицировании виноват сам пациент: после операции нельзя допускать попадания пыли, выхлопных газов или плавать в общественном бассейне.

Если же подобное все-таки случилось, необходимо обработать лицо антисептиком.

При попадании на рану инфекция заметна сразу: кожа краснеет, отекает. Проблему ни в коем случае нельзя пускать на самотек! Если не пропить курс антибиотиков, инфекция может вызвать некроз ткани с формированием грубых рубцов.

Ямки, складки «гармошкой»

Дефект возникает из-за несоблюдения технологии. Либо плохо натянуты нити, либо они помещены на неверную глубину. Чем меньше жировой слой в зоне ямки или «гармошки», тем дольше сохраняться деформации. В среднем последствия рассасываются в течение 1-2 месяцев.

Миграция нити аптос под кожей

миграция нити под кожей

Мезонити бывают нескольких видов: гладкие, с засечками, «спиральки» и т. д. Исходя из задачи, врач подбирает нужную нить. Но иногда она «путешествует» под кожей, что приводит к нежелательным дефектам:

  • кончики нити выходят наружу;
  • меняется контур овала лица;
  • возникает заметная асимметрия;
  • возникает угроза прорыва поверхности кожи — необходимо срочно вытащить нить.

Стоит учесть, что чаще всего миграция мезонити не так страшна, и последствия проходят самостоятельно. Выше приведены крайние случаи, возникающие довольно редко.

Аллергия

Может возникнуть на антисептик или дополнительные вещества в составе нитей аптос. Чтобы оградиться от подобного сюрприза не используйте дешевые материалы сомнительного производства, а также перед процедурой возьмите кожную пробу. По ее результатам врач подберет мезонить, которая точно вам подойдет.

Реабилитация. Как убрать осложнения после мезонитей с гелем Ферменкол

Ферменкол

Ферменкол — противорубцовый комплекс, состоящий из 9 активных ферментов коллагеназы, вещества, разрушающего грубый и лишний коллаген. Его используют при борьбе с фиброзом и гиперкоррекцией, асимметрией и нарушением контура и форм лица.

Ежедневное применение на протяжении всего курса дает такие результаты, как:

  • разрушение и выведение излишка гиалуроновой кислоты;
  • расщепление избыточных волокон коллагена, или же стимуляция его роста в случае дефицита;
  • выравнивание рельефа кожи;
  • устранение пигментации, выравнивание общего тона кожи.

Чтобы убрать фиброз после мезонитей специалисты советуют сочетать продукцию Ферменкол с физиотерапией, например, электрофорезом или фонофорезом. Благодаря физическому воздействию частицы геля проникают в глубокие слои эпидермиса, где накапливаются и воздействуют на дефект кожи изнутри.

Так положительный эффект сохраняется дольше, а нежелательные последствия исчезают быстрее. Помимо борьбы с дефектами, Ферменкол также помогает и сохранить достигнутые результаты.

Заказать Ферменкол можно на нашем сайте, или приобрести в аптеках вашего города. Для бесплатной консультации со специалистом заполните форму, и он ответит вам в течение нескольких рабочих дней.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector