Laiveko.ru

Медицина и здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вестибулярные нарушения (головокружение, шум в ушах)

Вестибулярные нарушения (головокружение, шум в ушах)

Вестибулярная система берёт своё начало во внутреннем ухе – в преддверии и полукружных каналах (эти структуры также называются вестибулярным аппаратом), остальные её вышерасположенные структуры находятся в различных отделах головного мозга.

В связи с этим выделяют вестибулярные нарушения, связанные с заболеванием внутреннего уха и вестибулярного нерва (их, в основном, лечат врачи-оториноларингологи), и вестибулярные нарушения, связанные с поражением частей вестибулярного анализатора, расположенных в головном мозге (ими занимаются врачи-неврологи).

Головокружение и нарушение равновесия, вызванные заболеванием внутреннего уха и вестибулярного нерва:

Болезнь Меньера (синоним – хроническая ремиттирующая лабиринтопатия) – хроническое заболевание, причиной которого является периодически возникающее повышение внутрилабиринтного давления (или гидропс лабиринта). Причина гидропса в избыточной продукции внутрилабиринтной жидкости эндолимфы, нарушении её циркуляции и обратного всасывания. Протекает в виде повторяющихся приступов головокружения с ощущением движения окружающих предметов или самого человека (в англоязычной литературе – «вертиго»), тошноты и нарушения слуха (обычно с одной стороны). Приступы могут продолжаться от нескольких часов до суток.

Острая лабиринтопатия сосудистого генеза – внезапное снижение слуха на одно ухо с выраженным головокружением с ощущением движения окружающих предметов (вертиго), наиболее часто вызванное остро резвившимся нарушением кровообращения во внутреннем ухе.

Хронический гнойный отит – хронический воспалительный процесс в барабанный полости, характеризующийся наличием перфорации барабанной перепонки, гноетечением и тугоухостью. Воспалительный процесс может сопровождаться не только снижением слуха, но и головокружением и нарушением равновесия. В отсутствие лечения имеется опасность развития лабиринтита (острого воспаления во внутреннем ухе) и внутричерепных осложнений.

Перилимфатическая фистула – патологическое сообщение между внутренним и средним ухом вследствие повреждения расположенных между ними мембран, сопровождается истечением жидкости внутреннего уха, перилимфы, в среднее ухо. Возникает вследствие травмы уха, баротравмы (при перепаде атмосферного давления), и др. причин. Сопровождается головокружением и односторонним снижением слуха.

Доброкачественное пароксизмальное позиционное головокружение, ДППГ (синоним – отолитиаз) – состояние, при котором фрагменты отолитовой мембраны (кристаллы карбоната кальция), обычно расположенные в преддверии лабиринта, в силу травмы, возрастных изменений и др. причин покидают своё местоположение и оказываются в одном из полукружных каналов (или в нескольких полукружных каналах). Возникающее при определённых положениях головы и наклонах смещение оторвавшихся отолитов вызывает приступы кратковременного головокружения. В зависимости от локализации оторвавшихся отолитов различают купуло- и каналолитиаз.

Вестибулярный нейронит – острое воспаление вестибулярной порции вестибуло-кохлеарного нерва и его вестибулярного ганглия, наиболее вероятно вирусной герпетической этиологии. На протяжении первых 3-7-ми дней проявляется острым вестибулярным синдромом – сильным головокружением с ощущением вращения окружающих предметов (вертиго), нарушением равновесия, тошнотой, с последующим стиханием симптомов в течение 2-4 недель.

Акустическая невринома (синонимы – невринома статоакустического нерва, вестибулярная шваннома) – доброкачественное образование статоакустического нерва, вызывающее одностороннее снижение слуха, часто шум в ухе, головокружение и нарушение равновесия. В отсутствие хирургического лечения рост невриномы вызывает сдавление различных структур головного мозга и может привести к развитию опасных для жизни состояний.

Укачивание (синонимы – болезнь движения, кинетоз) – комплекс симптомов в виде тошноты, повышенного слюноотделения, недомогания, провоцируемый у некоторых людей ездой в транспорте (в автобусе, машине, самолёте, на море), катанием на аттракционах. Обусловлена развитием вестибуло-вегетативной симптоматики, в первую очередь, в виде тошноты, в ответ на раздражение вестибулярного аппарата в вышеперечисленных условиях.

Головокружение и нарушение равновесия, вызванные заболеваниями головного мозга и центральной нервной системы:

Первые признаки опухоли головного мозга

Первые признаки опухоли головного мозга легко спутать с симптомами других, менее опасных заболеваний. Поэтому и пропустить начало развития онкологии мозга очень легко. Рассказываем, как этого не допустить.

В России ежегодно выявляют около 34 000 случаев опухоли головного мозга. Как и прочие заболевания, оно молодеет. Дело в том, что первые признаки опухоли головного мозга напоминают усталость, депрессию и тревожные расстройства. А при жалобах на головную боль, бессонницу и потерю внимания обычно советуют взять отпуск, а не сделать МРТ, особенно в молодом возрасте. Именно поэтому так легко пропустить начало болезни.

Первые симптомы новообразований

Первые признаки болезни не дают чёткой картины — очень уж сильно они схожи с симптомами многих других заболеваний:

  • тошнота. Она будет присутствовать независимо от того, когда вы последний раз принимали пищу. И, в отличие от отравления, самочувствие после рвоты не улучшится;
  • сильная головная боль, усиливающаяся при движении и ослабевающая в вертикальном положении;
  • судороги и эпилептические припадки;
  • нарушение внимания и ослабление памяти.

О наличии опухоли говорит совокупность этих симптомов. Конечно, есть вероятность, что они появятся по другим причинам независимо друг от друга, но встречается такое достаточно редко.

Именно на этой стадии вылечить опухоль проще всего. Но, к сожалению, редко кто принимает подобные симптомы всерьёз.

Первые общемозговые симптомы опухоли

Когда наступает вторая стадия развития заболевания, возбуждаются мозговые оболочки и повышается внутричерепное давление. В результате наступают общемозговые изменения.

Уже первые признаки опухоли головного мозга показывают, как негативно она влияет на мозг

Опухоль давит на мозг, влияя на его работу.

В это время лечение ещё успешно, но проходит дольше и сложнее. Симптомы второй стадии уже не так легко спутать с симптомами других болезней:

  • теряется чувствительность на отдельных участках тела;
  • случаются внезапные головокружения;
  • ослабевают мышцы, чаще на одной стороне тела;
  • наваливается сильная усталость и сонливость;
  • двоится в глазах.

Вместе с тем, общее самочувствие портиться, продолжается утренняя тошнота. Всё это проявляется у больного независимо от того, в какой части мозга находится новообразование.

Однако, спутать симптомы всё-таки можно — они примерно такие же, как и при эпилепсии, нейропатии или гипотонии. Так что если вы обнаружили у себя эти симптомы, не спешите впадать в панику. Но к врачу обязательно сходите — неизвестность ещё никому не шла на пользу. Да и с такими симптомами не стоит шутить.

Очаговые признаки опухолей на ранних стадиях

Если общемозговые симптомы проявляются из-за поражения всего головного мозга и влияют на самочувствие всего организма, то очаговые зависят от участка поражения. Каждый отдел мозга отвечает за свои функции. В зависимости от местонахождения опухоли поражаются различные отделы. А значит и симптомы болезни могут быть разными:

  • нарушение чувствительности и онемение отдельных участков тела;
  • частичная или полная потерей слуха или зрения;
  • ухудшение памяти, спутанность сознания;
  • изменение интеллекта и самосознания;
  • спутанность речи;
  • нарушение гормонального фона;
  • частая смена настроения;
  • галлюцинации, раздражительность и агрессия.

Симптомы могут подказать, в какой части мозга располагается опухоль. Так, параличи и судороги характерны для поражения лобных долей, потеря зрения и галлюцинации — затылочных. Поражённый мозжечок приведёт к расстройству мелкой моторики и координации, а опухоль в височной доле приведёт к утрате слуха, потере памяти и эпилепсии.

Диагностика при подозрении на опухоль головного мозга

Диагностика опухоли головного мозга при проявлении первых признаков

На наличие опухоли могут косвенно указывать даже общий или биохимический анализ крови. Однако, если есть подозрения на новообразование, назначают более точные анализы и исследования:

  • электроэнцефалография покажет наличие опухолей и очагов судорожной активности коры мозга; покажет очаги воспаления, состояние сосудов и самые мелкие структурные изменения головного мозга; , особенно с применением контрастной жидкости, поможет определить границы поражения;
  • анализ ликвора — жидкости из желудочков мозга — покажет количество белка, состав клеток и кислотность;
  • исследование спинномозговой жидкости на наличие раковых клеток;
  • биопсия опухоли поможет понять, доброкачественное это или злокачественное новообразование.

Когда бить тревогу?

Так как первые признаки опухоли головного мозга могут встречаться даже для относительно здоровых людей, следует отнестись к ним разумно: не игнорировать, но и не паниковать раньше времени. К врачу следует обратиться в любом случае, но особенно важно это сделать, если у вас:

  • есть все ранние симптомы новообразования (усталость, головная боль и т. д.);
  • была черепно-мозговая травма или инсульт;
  • отягощённая наследственность: некоторые родственники страдали от онкологических заболеваний.

В ходе осмотра, любой врач может направить вас к неврологу, заподозрив опухоль по косвенным признакам. Офтальмолог, проверяя внутричерепное давление, а эндокринолог — после анализа крови на гормоны. Внимательный врач обратит внимание даже на речь и координацию. Не игнорируйте такие советы: лучше посетить невролога и убедиться, что вы здоровы, чем пропустить развитие заболевания.

Читать еще:  Общий массаж при туберкулезе(с обьяснением противопоказаний)

Ученые работают над этим. Перспективные инновационные методы восстановления слуха

Еще несколько десятилетий назад кохлеарная имплантация казалась фантастикой. Сегодня же в мире около полумиллиона человек используют вживленные слуховые протезы, их число увеличивается ежегодно на тысячи человек! И никого это не удивляет. Что может предложить современная наука людям с потерей слуха сегодня и завтра? Рассказывает Евгения Григорьева – врач сурдолог-оториноларинголог медицинского центра «МастерСлух-Астрахань».

Разработки ученых

Наука не стоит на месте

Электрический слух: от первой стимуляции улитки до наших дней

Над тем, чтобы помочь неслышащим людям хотя бы немного ориентироваться в мире звуков, врачи и ученые начали биться еще в XIX веке. Но тогдашний уровень развития технологий и медицины не позволял говорить об имплантации. В разных странах вплоть до середины XX века проводились только эксперименты с электрической стимуляцией слухового нерва.

В 1961 году в США врач Уильям Хаус первым разработал одноканальный слуховой аппарат, чьи электроды подключались непосредственно к улитке. Испытателями стали три пациента-добровольца и, судя по всему, остались довольны.

Многоканальный аппарат, стимулирующий улитку с разных точек, появился спустя десятилетие. Это заслуга представителя Мельбурнского университета Грэма Кларка. Вживление подобного прибора пациенту было произведено в 1978 году там же, в Австралии. Первым носителем стал житель Мельбурна Род Сондерс.

А спустя несколько лет на волне успеха разработок по борьбе с глухотой в стране появилась компания Cochlear, до сих пор являющаяся одним из мировых лидеров по производству медицинского слухового оборудования.

В 1985 году на базе австралийских разработок подобная имплантация была разрешена FDA (американским Управлением по санитарному надзору, аналогом нашего Роспотребнадзора) сначала взрослым, а в 1990 году – детям старше двух лет.

В СССР долго велись свои разработки, однако ученым так и не удалось опередить другие страны в области кохлеарной имплантации. Многоканальные кохлеарные импланты впервые были применены в 1991 году, когда сотрудники НИИ аудиологии и слухопротезирования провели две операции используя кохлеарные импланты системы Cochlear.

В 1997 году к программе подключился НИИ уха горла носа и речи Санкт-Петербурга.

Спустя восемь лет – Московский НИИ оториноларингологии.

Естественно, возможности медицины 1980-х, самого конца XX века и первой половины XXI несопоставимы.

Вместе с ростом технологий, кохлеарная имплантация развивается огромными темпами!

  • У людей исчез страх перед имплантами. Раньше многие опасались вживлять технику, сегодня это считается даже круто.
  • Снизился возраст пациентов. Если известно, что ребенок родился глухим или его слух снижается очень быстро, а собственных возможностей организма не хватает для компенсации, то операцию стараются провести как можно раньше, чтобы не пострадало развитие малыша. Малышам проводят КИ уже на 6 — 8 месяц жизни.
  • Современные приборы комфортны (есть даже полностью беспроводные), позволяют различать тончайшие оттенки звуков, способны подключаться к смартфону, компьютеру, телевизору и другим умным устройствам. Часть функций регулируется авоматически и автоматика “умнеет” с каждым новым поколением устройств.
  • С каждым годом не только сами импланты и процессоры становятся миниатюрнее, удобнее, совершеннее. Операции эволюционируют в сторону большей безопасности и малотравматичности. Медицина стремится к сохранению резидуального, то есть остаточного слуха. На каком бы уровне он не находился.

Широкие возможности для узких показаний

Вы, вероятно, удивитесь, но среди имплантов, позволяющих лучше слышать, есть не только кохлеарные. Просто о них меньше говорят, они реже используются, зачастую – технически сложнее.

Импланты среднего уха. По своему виду и функционалу похожи на кохлеарные, но их применяют пациенты с проблемами среднего уха (например, хроническими средними отитами) – люди, которые не могут пользоваться обычными слуховыми аппаратами. В отличие от КИ, имплант среднего уха устанавливается до улитки, а снаружи будет такой же настраиваемый звуковой процессор.

Стволомозговая имплантация – способ восстановления слуха для людей, у которых есть противопоказания к кохлеарной имплантации или ее проведение нецелесообразно. Показания здесь еще более узкие: отсутствие или повреждение слухового нерва в результате травмы или удаления опухоли. У детей чаще всего встречается полная оссификация (окостенение) улитки, когда невозможно использовать кохлеарный имплант, потому что он вживляется в улитку. Стволомозговой же имплант внедряется в кохлеарные ядра. Но это уже совсем другой, более сложный уровень операции. Воздействие ведется на подкорневые центры мозга. Первые подобные операции начали проводиться только в 1992 году, а в России – в 2014-м. Период реабилитации пациентов дольше и намного сложнее, чем после кохлеарной имплантации, прооперированные люди медленнее адаптируются к новым слуховым ощущениям.

Системы с электроакустической стимуляцией. В них одновременно используются две технологии: кохлеарная имплантация и слуховые аппараты. Подобные приборы предназначены для людей с частичной глухотой, например когда слух сохранен на низких частотах или не воспринимаются только высокие звуки. Такие пациенты безо всяких медицинских приборов могут почти идеально слышать в одной акустической обстановке (тихие разговоры, мужские голоса и т. п.) но в другой (когда вокруг шумно или разговаривают в основном женщины и дети высокими голосами) – вообще никак.

Импланты костной проводимости. Эти медицинские приборы могут быть показаны детям, родившимся с аномалиями развития наружного и среднего уха, а также взрослым пациентам с хроническими средними отитами или когда нет возможности иными способами улучшить слух. В данных системах используется костное проведение звуков, т. е. звуковые колебания передаются по костям черепа непосредственно в улитку и далее в слуховые проводящие пути.

Имплантация – не потолок в развитии

Кохлеарная имплантация – один из самых эффективных, а в большинстве случаев единственно возможный метод реабилитации пациентов с тяжелыми нарушениями слуха, шанс для таких людей жить максимально полноценной жизнью. Но какой бы удобной и продвинутой ни была технология, это, по сути, протезирование, вынужденная замена природного слуха, потому что иначе человек вообще не слышит.

Современным ученым кажутся перспективными разработки, направленные не на компенсацию утраченных возможностей органа чувств, а на его полное восстановление. И да – когда-то это казалось такой же фантастикой, как и вживление электродов.

В первую очередь речь о внедрении стволовых клеток, по сути, строительного материала для клеток всего организма. В случае с потерей слуха стволовые клетки теоретически могут заменить утраченные, полностью разрушенные внутренние волосковые клетки улитки. Работы в этом направлении сегодня активно ведутся. Но пока нет речи о том, чтобы полностью восстановить таким образом слух. Ближайшая цель – внедрить сам метод наряду с медикаментозным, как более эффективный. Например, известно, что после некоторых заболеваний (в том числе очень распространенных, респираторных, включая коронавирус) у человека могут отмирать волосковые клетки улитки. И они не восстанавливаются! Если вовремя начать гормональную терапию, процесс можно остановить, но не обратить. Стволовые клетки же дадут широкие возможности именно для восстановления, так как, упрощенно говоря, превратятся в необходимые волосковые.

Мечты генетиков – самовосстановление нарушенного или отсутствующего слуха. В настоящее время известно около 100 генов в нашем организме, отвечающих за работу органов слуха. Генетическая терапия на всех стадиях жизни человека может помочь. Есть высокая вероятность, что через 50 лет мы перестанем считать кохлеарную имплантацию продвинутым методом, а о слуховых аппаратах вообще забудем и сможем возвращать полностью утраченный слух. Безоперационно будем помогать родившимся с полным отсутствием слуха малышам или корректировать проблему еще на эмбриональной стадии.

Расскажите или сохраните себе:

Еще в разделе “О слухе”

Первый звонок услышали все. Что дальше?

Первый звонок услышали все. Что дальше?

Праздник – День знаний закончился. Начались учебные будни. Дети потихоньку вливаются в учебный процесс, но ребятам со слуховыми аппаратами и кохлеарными имплантами, конечно, сложнее. Родители волнуются. Педагогам, впервые столкнувшимся со слабослышащими учениками, тоже может быть непросто. А ведь еще только сентябрь. Читать далее →

Читать еще:  Течет лимфа после операции

«Счастье – оно звучит». История Алексея, который шел к своим идеальным слуховым аппаратам три года

«Счастье – оно звучит». История Алексея, который шел к своим идеальным слуховым аппаратам три года

Как из «старовера», не желающего носить слуховые аппараты вообще, наш герой превратился в человека с аппетитом к «самому прогрессивному», рассказывает он сам. Читать далее →

Какие заболевания могут привести к внезапной потере слуха: как избежать необратимых последствий

Какие заболевания могут привести к внезапной потере слуха: как избежать необратимых последствий

Люди в основном делятся на два типа: одни при малейшем недомогании впадают в панику и рвутся на прием к врачу, другие в лучшем случае занимаются самолечением, в худшем – отмахиваются от проблемы («Само пройдет!»). Так что в этом случае лучше перестраховаться: вы же не хотите в один «прекрасный» день проснуться глухим? Читать далее →

Визуальная диагностика отитов среднего и внутреннего уха

Неизвестно, насколько часто у животных бывает лабиринтит. Нет данных о том, является ли жидкость в здоровом внутреннем ухе стерильной или же там присутствует какая-либо микрофлора. Полагают, что в большинстве случаев лабиринтит возникает как осложнение отита среднего уха при проникновении продуктов воспаления и/или патологической микрофлоры из барабанной полости через овальное окно.
Клинические признаки воспаления внутреннего уха: наклон головы в сторону поражения, спонтанный горизонтальный или вращательный нистагм, асимметричная атаксия конечностей, стремление опираться о предметы.
В острый период можно наблюдать дезориентацию, круговые движения, падения на сторону поражения. Иногда координация движений и чувство равновесия нарушены настолько, что животное не может стоять или передвигаться. Часто может быть рвота или анорексия. У некоторых животных удается предположить развитие глухоты. Клинические признаки трудноотличимы от тех, которые могут быть вызваны другими периферическими вестибулярными нарушениями.

Необходимость визуальной диагностики
При подозрениях на воспалительные процессы в среднем или внутреннем ухе визуальная диагностика необходима для подтверждения диагноза, оценки морфологических изменений и поиска сопутствующих патологий.

Отоскопия

Рентгенография

При хронических отитах поверхность наружного уха изменяется, утолщается (гиперплазия) и зачастую может привести к стенозу слухового прохода, степень проходимости которого можно оценить только на последовательностях на Т1- и Т2-ВИ (взвешенных изображениях) в трех плоскостях (рис. 6).

Благодаря МРТ удается оценить повреждение барабанной полости и внутреннего уха, например, при заполнении их содержимым можно определить его характер (жидкость (чаще всего гной, иногда кровь – если речь идет о травме) и фиброзный компонент (полипы, новообразования) (рис. 7).
МРТ позволяет оценить состояние евстахиевой трубы, ее стенок, наличие в ней патологического материала.
Признаки поражения костных структур на МРТ хорошо визуализируются и дифференцируются (остеомиелит, признаки лизиса кости, новообразование), однако при подозрении на данные патологии КТ является наиболее информативным методом.

Нередко при наличии отита у животного обнаруживается и менингоэнцефалит (рис. 8). Подобное осложнение отита можно выявить только при проведении МРТ (гиперинтенсивный сигнал по Т2-ВИ и Flair от ткани головного мозга и его оболочек). Понимание этого может значимо влиять на тактику лечения и на прогнозы в исходе заболевания.

Зачастую в результате хронического отита поражение распространяется и на окружающие мягкие ткани, что хорошо видно на МРТ в виде гиперинтенсивного сигнала по Т2-ВИ (отек, воспаление). Наличие гипоинтенсивного сигнала по Т1-ВИ может говорить о некротических поражениях в этой области, что может указывать на формирование абсцесса.

КТ
Компьютерная томография позволяет лучше оценить изменения в костной ткани, например деструкцию кости или гиперплазию, травмы (рис. 9); оценить содержимое полостей. При использовании внутривенного контрастирования можно оценить перфузию (кровоток) в патологической ткани, что позволяет отличить опухоль или полип от скопления продуктов воспаления и холестеатомы.

Просвет нормальных наружных слуховых проходов хорошо визуализируется за счет воздуха. При наружных отитах просвет может быть заполнен продуктами воспаления, сужен за счет гиперплазии стенки, могут быть выявлены полипы и новообразования. При перфорации стенки наружного слухового прохода можно визуализировать целлюлиты и абсцессы в прилегающих тканях. Для исследования свищевых ходов применяют фистулографию. При хронических наружных отитах определяется оссификация хрящей.
В барабанной полости в норме находится воздух. При средних отитах там появляется жидкость. Также там могут находиться мягкотканые образования или скопления продуктов воспаления. КТ позволяет оценить утолщение стенки барабанного пузыря или ее деструкцию при хроническом воспалении (рис. 10). Стенка барабанного пузыря, наполненного жидкостью, на КТ может казаться более толстой.

КТ позволяет визуализировать изменения в каменистой части височной кости при остеомиелите, связанном с хроническим средним отитом или лабиринтитом (рис. 11).
При выявлении опухолевого процесса можно оценить инвазию опухолевых клеток в прилегающие структуры: кости черепа, носоглотку, височно-нижнечелюстные суставы, лимфатические узлы.

ЗАБОЛЕВАНИЯ УХА

Травматические повреждения и аномалии развития уха. В ре­зультате ушиба или длительно­го давления на ушную раковину может возникнуть кровоизлия­ние между хрящом и надхрящ­ницей — отогематома (см.

Наружный слуховой проход повреждается в кожно-пере-пончатой или костной части, реже — в обеих частях. Повре­ждения могут быть непосред­ственными или косвенными при ударах в нижнюю челюсть, когда страдают передняя и нижняя стенки слухового про­хода.

Различают прямые и косвен­ные повреждения барабанной перепонки. Прямые поврежде­ния могут возникать при не­осторожных движениях во вре­мя чистки уха различными предметами (спички, шпильки и др.). Неумелая попытка уда­лить инородное тело из слухо­вого прохода также может при­вести к травме барабанной пе­репонки. Косвенные разрывы барабанной перепонки возни­кают при переломах основания черепа, когда линия перелома проходит через барабанное кольцо.

Повреждения барабанной перепонки могут наблюдаться при внезапном сгущении или разрежении воздуха в наруж­ном слуховом проходе, напри­мер при падении на ухо, при ударе по нему, при прыжках с высоты в воду и др.

Непосредственное поврежде­ние внутреннего уха в мирное время встречается редко. Оно может произойти главным об­разом при проникновении ост­рых предметов (булавки, шпиль­ки и др.) сквозь барабанную перепонку и окна лабиринта. Иногда внутреннее ухо может быть повреждено при хирурги­ческом вмешательстве на ухе. Чаще встречаются косвенные повреждения внутреннего уха, происходящие при переломах основания черепа, сопровожда­ющихся переломами пирамиды височной кости и травмирова­нием крупных кровеносных со­судов полостей черепа. Пере­ломы пирамиды височной кос* ти, как правило, сочетаются с переломами других костей, участвующих в формировании основания черепа.

По характеру расположения линии перелома на пирамиде они делятся на продольные и поперечные. В первом случае происходит нарушение целости крыши барабанной полости и верхней стенки слухового про­хода. При поперечном переломе линия разрыва пересекает по­перек весь массив пирамиды.

При продольном переломе височной кости в подавляющем большинстве случаев происхо­дит разрыв барабанной пере-понкн, через который происхо­дит кровотечение, а нередко и истечение спинномозговой жид­кости. Слуховая и вестибуляр­ные функции страдают в мень­шей степени. При поперечном переломе наблюдаются полное выпадение функций внутренне­го уха и паралич лицевого нер­ва.

Термические и химические травмы уха возникают под воз­действием высокой или низкой температуры, кислот и щелочей и др. Термические поражения наружного уха почти всегда сочетаются с ожогами лица и шеи.

Акустическая травма возни­кает при кратковременном или длительном воздействии силь­ных звуков на орган слуха (интенсивность звука 150— 160 дБ и более). Она бывает острой и хронической. Острая травма является следствием кратковременного действия сверхсильных и высоких зву­ков, при этом ощущение звука, как правило, сопровождается болью. В основе возникновения хронической акустической трав­мы лежит так называемый фак­тор утомления (утомляющее действие звуков на орган слу­ха). Нарушения слуха, появ­ляющиеся под воздействием кратковременного шума, обра­тимы. Длительные и повторные воздействия звука могут при­вести к атрофии спирального органа.

Вибрационная травма (виб­ротравма) , как видно из назва­ния, возникает чаще всего вследствие длительных вибра­ционных колебаний (сотрясе­ний), производимых различны­ми механизмами (инструмента­ми, транспортом).

Баротравма возникает при резком изменении атмосферно­

Различают два вида таких травм. В одном случае травма развивается при изменении дав­ления только в слуховом про­ходе. Второй вид баротравм возникает вследствие разницы давления в окружающей среде и в барабанной полости, на­пример, у водолазов, кессонщи­ков, летчиков. Комбинация ба­ротравмы и акустической трав­мы отмечается при взрывах или выстрелах на близких расстоя­ниях (детонация). В основе та­ких нарушений лежит механизм мгновенного повышения атмо­сферного давления н внезапно­го действия сильного звука.

Читать еще:  Когда няня присматривает за ребенком: что нужно знать родителям

Инородные тела в наружном слуховом проходе чаще всего встречаются у детей, которые во время игры заталкивают себе в ухо различные мелкие предметы: пуговицы, шарики, камушки, горошины, фасоль, бумагу и др. Однако и у взрос­лых нередко встречаются ино­родные тела в наружном слу­ховом проходе.

Наиболее безопасным мето­дом удаления неосложненных инородных тел является вымы­вание их теплой водой с помо­щью шприца Жане вместимо­стью 100—150 мл, как и при устранении серной пробки.

Аномалии развития ушной раковины встречаются сравни­тельно редко. Их можно разде­лить на две группы: врожден­ные и приобретенные в резуль­тате травмы (см. рис. 343, 344).

Воспалительные заболевания уха. Воспалительные заболева­ния наружного уха могут быть ограниченными и диффуз­ными, в частности в виде рожи­стого воспаления (см. рис 282), перихондрита (см. рис 286), эк­земы (см. рис. 284) и фурункула (рис. 281). Среди таких процес­сов в наружном ухе особое ме­сто следует отвести отомикозу (см. рис. 283) — грибковому заболеванию, обусловленному развитием на коже слухового прохода различных плесневых грибов — рода Aspergillus, Ре-niciilium, Rhizopus, а также дрожжеподобных грибов рода Candida. Причинами развития такого состояния обычно явля­ются общая или местная аллер­гия, нарушения обменных и ненрогуморальных процессов, а также функций серных желез.

П атолог ические процессы, возникающие в различных от­делах среднего уха (см.

В зависимости от длительно­сти заболевания различают острые и хронические процессы, а применительно к стадиям острого воспаления — ката­ральные, серозные н гнойные формы среднего отита.

Острый тубоотит (катар среднего уха, сальпингит, сероз­ный, или экссудативный, отит) развивается при переходе вос­палительного процесса из поло­

сти носа и носоглотки на слизи­стую оболочку слуховой трубы и барабанной полости. Возбу­дителями процесса могут быть стрептококки, стафилококки и другие микроорганизмы, у де­тей чаще пневмококки. Воспа­ление слизистой оболочки слу­ховой трубы сопровождается ее значительным утолщением, что нарушает воздухопроводящую и дренажную функции трубы.

В основе заболевания слухо­вой трубы и, следовательно, на­рушения ее проходимости часто лежит затрудненное дыхание через нос, причиной которого служат полипы, гипертрофия носовых раковин, аденоидные разрастания (чаще всего у де­тей), ринофарингят, вазомотор­ные процессы, заболевания око­лоносовых пазух, опухоли и др.

Острый средний отит не огра­ничивается одной только бара­банной полостью, в той или иной степени в воспалительный процесс вовлекаются и осталь­ные отделы среднего уха: слу­ховая труба, пещера и ячейки сосцевидного отростка.

В типичном течении острого гнойного среднего отита выде­ляют три периода. Первый пе­риод характеризуется возникно­вением и развитием воспали­тельного процесса в среднем ухе, образованием экссудата (см. рис. 295, 296). Во втором периоде происходит прободение барабанной перепонки и гное­течение (см. рис 297). Начиная с этого периода наблюдается стихание всех реактивных яв­лений. В третьем периоде вос­палительный процесс затиха­ет, прекращается гноетечение, происходит закрытие иди руб­цевание краев перфорации, вос­станавливается анатомическое и функциональное состояние среднего уха.

Хронический гнойный сред­ний отит ввиду его распростра­нения и опасности для слуха, а нередко и для жизни заслужи­вает большого внимания в прак­тической работе каждого врача. Общеизвестны огромные до­стижения советской медицины в борьбе с массовыми заболе­ваниями, в том числе с хрони­ческим гнойным средним оти­том, частота которого среди на­селения резко сократилась с 32% в дореволюционном перио­де до 0,8—1% в настоящее время.

Для хронического среднего отита характерно наличие стой­кого прободения (перфорации) барабанной перепонки. В зави­симости от локализации перфо­рации выделяют мезотимпанит (перфорация в натянутой ча­сти), эпитимпанит (перфорация в расслабленной части) и эпи-мезотимпанит (перфорация обеих частей барабанной пере­понки) . Кроме того, для течения хронического процесса в сред­нем ухе характерны, рециди­вирующие гноетечения, кариоз­ный процесс, рост полипов, грануляций или холестеатома. Следует отметить, что в клини­ческой практике чаще встреча­ются сочетанные формы пора­жения среднего уха, такие как гнойно-грануляционные, гной­но-кариозные с наличием или отсутствием холестеатомы (см. рис. 302—307). В настоящее время доказано, что благопри­ятно, с клинической точки зре­ния, протекающий мезотимпа­нит может сопровождаться об­ширным сухим кариозным про-

цессом в височной кости (см. рис. 323, 324) и приводит к тя­желым внутричерепным ослож­нениям (см. рис. 333, 335).

Воспаление внутреннего уха (лабиринтит) бывает ост­рым и хроническим, может иметь ограниченный или разли­той (диффузный) характер и сопровождаться в той или иной степени выраженным пораже­нием рецепторов вестибулярно­го и звукового анализаторов.

Вследствие анатомо-топогра-фических особенностей внут­реннего уха его воспаление яв­ляется чаще всего осложнени­ем острого или хронического среднего отита. Различают тим-паногенную, менингогенную, ге­матогенную и травматическую его формы.

Невослалительные заболева­ния уха. Неврит слухового нер­ва до настоящего времени яв­ляется собирательным поняти­ем поражений любого отдела слухового анализатора, начи­ная от нейроэпителиальных клеток спирального органа до поперечной височной извилины.

Болезнь Меньёра — заболе­вание внутреннего уха невоспа­лительного характера, проявля­ющееся повышением эндолим-фатического давления и триа­дой симптомов: 1) приступами системного лабиринтного голо­вокружения, сопровождающи­мися тошнотой и рвотой; 2) сни­жением слуха на одно ухо; 3) шумом в этом ухе.

Одной из частых причин ту­гоухости является отосклероз, встречающийся более чем в 0,5% случаев. Морфологиче­ским субстратом отосклероза является ограниченный остео-дистрофический процесс, пред-ставленный мелкими единичны­ми очагами новообразованной костной ткани в костных стен­ках лабиринтов. В большинстве случаев отосклеротический очаг локализуется впереди окна преддверия и при своем росте распространяется на стапедо-вестибулярное соединение.

281. Абсцедирующий фурункул на­ружного слухового прохода с ре­активными явлениями.

282. Рожистое воспаление ушной раковины (обработка метилено-вым синим).

283. Экзема ушной раковины гриб­ковой этиологии.

284. Себорейная экзема наружного уха.

285. Барабанная перепонка в со­стоянии воспаления (мирингит).

286. Хондроперихондрит левой уш­ной раковины (вид сзади). Ушная раковина утолщена, кожа геперемирована, инфильтрирова­на. Мочка интактна.

289. Фиброангиома ушной рако­вины.

290. Гемангиома хрящевого отдела наружного слухового прохода.

291. Рак ушной раковины (экзо-фитный рост).

292. Распадающаяся раковая опу­холь ушной раковины.

293. Препарат височной кости ре­бенка (не развит костный отдел наружного слухового прохода, в связи с чем обозрима барабанная полость).

294. Барабанная перепонка при аэроотите.

295. Гиперемия и инфильтрация барабанной перепонки при остром среднем отите.

296. Гиперемия и выпячивание ба­рабанной перепонки при остром среднем отите.

297. Барабанная перепонка при остром среднем отите (2-я стадия, перфорация).

298. Барабанная перепонка при буллезном среднем отите.

299. Барабанная перепонка, пер­форация в передненижнем квад­ранте (в проекции тимпанального устья слуховой трубы).

300. Барабанная перепонка при адгезивном среднем отите.

301. Барабанная перепонка при адгезивном среднем отите. Неомембрана выполнила просвет перфорации.

302. Барабанная перепонка при мезотимпаните.

303. Барабанная перепонка при хроническом среднем отите вне обострения. Субтотальный дефект барабанной перепонки, через ко­торый в задневерхнем квадранте определяются наковально-стре-менное сочленение (1), ниша окна улитки (2).

304. Барабанная перепонка при хроническом грануляционно-хо-лестеатомном эпимезотимпаните. В передневерхнем отделе ее холе-стеатома (1), в нижних — остатки барабанной перепонки (2), задняя стенка слухового прохода (3), эк­зостоз передней стенки наружного слухового прохода (4).

305. Барабанная перепонка при обострении хронического холестеа-томного эпимезотимпанита. Нави-сание задневерхней стенки наруж­ного слухового прохода за счет формирования субпериостального абсцесса.

306. Заушный субпериостальный абсцесс.

307. Барабанная перепонка при грибковых поражениях.

308. Укладка головы в проекции 309. Укладка головы в проекции Шюллера. Майера.

310. Укладка головы в проекции Стенверса.

311. Рентгенограмма височных ко­стей в проекции Шюллера (нор­ма).

1 — головка нижней челюсти; 2 — на­ружный и внутренний слуховые прохо­ды и барабанная полость; 3 — верхуш­ка сосцевидного отростка; 4 — клеточ­ная система сосцевидного отростка (рентгенограмма Я. А. Фастовского).

312. Рентгенограмма височных ко­стей в проекции Майера (норма). 1 — головка нижней челюсти; 2 — на­ружный слуховой проход и барабанная полость; 3 — наружная стенка аттика; 4 — вход в пещеру; 5 — пещера; 6 — клеточная система сосцевидного отро­стка (рентгенограмма Я. А. Фастовско-го).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector