Laiveko.ru

Медицина и здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Психопатия истерического типа. Псевдология.

Психопатия истерического типа. Псевдология.

ОСНОВЫ ДИАГНОСТИКИ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ

В развитии психиатрии, как и любой другой науки, имеют место подъёмы и спады, периоды заблуждений, регресса, но и постепенное увеличение объёма знаний и представлений о психических болезнях, их диагностике, методах лечения и реабилитации. Это и определило целесообразность рассмотрения семиотики психических заболеваний и диагностических подходов на современном этапе развития отечественной психиатрии.

В системе психиатрических взглядов очень важен внутренний порядок. Психиатрические школы отличаются не различным пониманием клинической картины олигофрении, эпилепсии, реактивных психозов и других заболеваний, а главным образом различием в системе психиатрических знаний и представлений. Это в наибольшей мере отражается в методологии подхода при диагностике психических заболеваний, в особенности шизофрении, аффективных и экзогенно-органических психозов.

Использованная в руководстве система психиатрических представлений и понятий является отражением и в известной мере разработкой взглядов петербургской психиатрической школы (И. М. Балинский, В. Х. Кандинский, В. М. Бехтерев, В. П. Осипов, П. А. Останков, И. Ф. Случевский, Р. Я. Голант, Н. Н. Тимофеев, Е. С. Авербух, Н. И. Озерецкий, В. Н. Мясищев, Т. Я. Хвиливицкий, Б. Я. Первомайский, Е. А. Личко и др.).

Авторский коллектив глубоко благодарен профессору Е. Н. Марковой за ценные советы при разработке ряда разделов Руководства и за предоставление конспекта лекций, прочитанных в 1960-х годах И. Ф. Случевским врачам-слушателям ГИДУВа. Авторы считают своим долгом с благодарностью отметить большое участие в подборе необходимой информации на начальном этапе работы над Руководством рано ушедшего из жизни ассистента кафедры психиатрии Пензенского института усовершенствования врачей кандидата медицинских наук В. А. Павловского. Искреннюю признательность авторы выражают доценту А. С. Ялдыгиной за плодотворное участие в обсуждении некоторых положений руководства.

Авторы отдают себе отчёт в том, что в Руководстве, наряду с достаточно удачными разделами и положениями, присутствуют и не совсем удачные, быть может, в чём-то неубедительные фрагменты. В этой связи авторы надеются на заинтересованные отклики, замечания и предложения читателей, которые будут учтены в дальнейшей работе над Руководством.

Добросовестный врач, пишущий информативную историю болезни, исполняет не только ответственную профессиональную обязанность, но и делает заявку на фактическое участие в научном прогрессе психиатрии. Последний в определённой мере связан с изучением архивных историй болезни научными работниками. Возможно, что в недалёком будущем истории болезни, являясь ценнейшим источником информации, будут настолько высоко оцениваться, что возникнет этическая необходимость и обязанность в научных публикациях указывать авторов историй болезни в перечне использованной литературы. Со времен Э. Крепелина психиатрическая наука в значительной мере выросла из катамнестических исследований, серийной статистической обработки историй болезни. К. Ясперс указывал на необходимость создания психиатрических биографий, при помощи которых возможна систематически совершенствующаяся диагностика и дифференциальная диагностика психопатий, неврозов, аффективных психозов, шизофрении и других психических заболеваний.

Исследование психически больного начинается с изучения его внешнего вида, особенностей контакта, выявления жалоб, изучения анамнеза настоящего заболевания, семейного анамнеза (с включением генеалогического исследования), анамнеза жизни (биографии больного), получаемых со слов больного, т. е. субъективного анамнеза, и так называемого объективного анамнеза — со слов родственников больного и других лиц, а также из доступной медицинской документации. Затем проводят исследование личности, психического и соматоневрологического состояния. На заключительном этапе проводят параклинические исследования, необходимость в которых определяют на первых этапах изучения больного.

Вся атмосфера больницы, этические и эстетические особенности врача, его профессиональные навыки, живое заинтересованное неформальное участие в судьбе больного, в его излечении должны растопить лёд недоверия и предрассудков больных и их родственников к психиатрии и дать возможность получить необходимую для успешной диагностики информацию

Предлагаемый ниже алгоритм исследования психически больных не универсален. При обследовании пациентов с наркологическими, сексопатологическими, геронтологическими психическими расстройствами, а также при обследовании психически больных детей и подростков этот алгоритм следует дополнить и соответствующим образом адаптировать к конкретной ситуации.

Первичный осмотр больного

1.1. Внешний вид больного

Первое впечатление о больном представляет собой важный этап диагностического процесса, на котором происходит включение как чувственно-образного (интуитивного), так и рационального познания болезни. В этой связи необходимо всестороннее и детальное изучение особенностей внешнего вида больного с отражением их в истории болезни. В частности, должны быть учтены: опрятность — неопрятность (общая, в одежде), безразличие к одежде — подчеркнутая аккуратность и вычурность, яркость одежды, особенности ухода за внешностью (за лицом, прической), пристрастье к украшениям, парфюмерии, а также — особенности мимики и пантомимики (адекватная, выразительная, оживленная, беспокойная, возбужденная, растерянная, вялая, заторможенная, застывшая),[1] характер походки — как вошел в кабинет (охотно — неохотно, молча — в речевом возбуждении, самостоятельно, с помощью медперсонала, внесён на носилках).

Уже по внешнему виду больного, его мимике, позе, по предварительным анамнестическим сведениям нередко оказывается возможным предположить в первом приближении синдром, а иногда и заболевание. Это позволяет варьировать характер и форму беседы с больным (содержание задаваемых вопросов, их громкость, лаконичность, необходимость повторения, степень сложности).

Определенное затруднение при создании даже провизорной диагностической гипотезы на основе некоторых характеристик внешнего вида может быть обусловлено тем, что многие признаки его (сценическая информация, по Аргеляндеру, 1970) наименее поддаются объективизации, так как зависят от уровня культуры, вкусов, воспитания, этнических и профессиональных особенностей.

Для отнесения особенностей внешнего вида к психопатологическим феноменам и отличия их от бытовых, социальных, культуральных непсихотических аналогов необходимо учитывать внезапность, неожиданность их появления, шаржированность, броскость, психологическую немотивированность, бесцельность. Должно быть принято во внимание, в какой степени эти особенности вызывают удивление, насмешки, возмущение окружающих, шокируют их, противоречат вкусам и обычаям среды, уровню культуры индивида, его обычному облику и поведению. Как правило, внешние признаки проявляются не изолированно, а сочетаются с изменением всего стиля жизни больного.

1.2. Особенности контакта больного (общение с окружающими и врачом)

Необходимо не только описывать особенности контакта (легкий, избирательный, формальный), но и пытаться выяснить причины затруднения его. Причинами нарушения контакта больного с окружающими могут быть помрачение, спутанность, сужение сознания, мутизм, явления негативизма, наплыв галлюцинаций и иллюзий, бредовая настроенность, апатия, аутизм, глубокая депрессия, страх, возбуждение, сонливость, афазия, а также прием некоторых психотропных средств, алкоголя, наркотиков. Конечно, в ряде случаев сразу же установить причину отсутствия, затруднения или ограничения контакта оказывается затруднительным, тогда могут быть сделаны лишь предположения.

Особенности экспрессивных проявлений психики (мимики, жесты, выражение глаз, поза, модуляции голоса и др.) при различных психических заболеваниях и дифференциально-диагностическое значение их представлены в разделе «Мимика, пантомимика и их патология».

ПСИХОПАТИЧЕСКИЙ ТИП

Аффективный профиль
На физиологическом уровне, этот тип личности обычно отличается сильной нервной системой и высоким уровнем агрессии, природа избыточной агрессии все еще остаётся загадкой, то ли генетическая предрасположенность, то ли избыточная фрустрация в самый ранний период развития, это когда потребности младенца удовлетворяются плохо или невпопад, ребенок хочет одного, а дают другое или не дают вовсе — малыш злится и орет не переставая, тем самым накапливая уровень аффекта, в результате чего у него формируется ощущение собственного бессилия и страха за свое выживание.
Таким образом, базовый дефект психопатов сосредоточен в области базового доверия к миру и безопасности.

Имплицитная цель
Самоутверждение. Пережив страшное ощущение беспомощности и бессилия в раннем детстве, эти люди всеми силами стремятся больше никогда не переживать ничего подобного, вся их деятельность направлена на то, чтобы доминировать любой ценой, власть и контроль становятся ведущими мотивами их деятельности.

Эксплицитная цель
Здесь главное, облечь свою истинную потребность в социально приемлемую форму, все те, кому это успешно удается, становятся кумирами современности, а те, чья потребность принимает форму патологии, оказываются или в тюрьме или в психиатрическом отделении.
Вершители революций и прогресса, «благородные» бунтари, диктаторы, инноваторы, религиозные миссии и топ менеджеры, а также просто возмутители общественного порядка, словом, любая деятельность, где можно стать первым и главным, а благородный предлог всегда найти можно.

Триггеры
Слова, которые активируют поведение и мотивацию данного типа личности:
невозможно, нет, так принято, таковы правила, необходимо следовать установленному порядку, быть как все, повернуть время вспять, остановить землю, сломать шаблон, возможно все, нужно только захотеть, твои правила, выйти за рамки, оставить след в истории, пробить брешь в мироздании, изменить мир, кто не рискует…и тд.

Читать еще:  вопрос к фтизиатру и пульмонологу

Анти-триггеры
Слова, которые ни в коем случае нельзя использовать в коммуникации с этим типом личности:
мы вместе, любовь, эмпатия, принятие, команда, единение, общность, симпатия, забота, сострадание, служение во благо других, компромисс, равенство и тд.

Стиль потребления
Все потребляемые товары и услуги подчинены имплицитной цели — самоутверждение, уникальность, власть, доминирование.

Психопаты крайне озабочены собственным бессмертием, так как смерть рассматривается ими как неизбежное поражение, поэтому очень часто их деятельность направлена на то, чтобы оставить след в истории, от печальных и разрушительных действий до невероятных научных открытий, собрания бесценных коллекций искусства, создания образовательных учреждений и так далее.

Но, очень важно понимать, что именно стиль потребления зависит от уровня личностной организации: невротик, пограничник или психотик, а также, социального окружения, воспитания и финансового положения, все зависит от того, какие именно атрибуты имеют статус «самоутверждения» в определенном социуме, так, кто-то будет собирать работы Малевича, а кто-то, спичечные коробки, предметы разные, но стиль и мотив потребления — один.

Именно поэтому так важно наделять бренд/продукт/услугу определёнными атрибутами, потому что затем, именно по этим характеристикам идет процесс выбора и предпочтений.


Поведенческий паттерн
Самое важное для UX/CX, о чем важно помнить при разработке сервисов, услуг по доставке, торгового пространства, интерфейсов сайтов и приложений: нетерпеливы, вспыльчивы, очень слабый контроль аффектов и эмоций, должны получить все сразу и мгновенно, не умеют ждать и оттягивать удовольствие, малейшая задержка выводит из себя, дотошны и придирчивы, никогда никому не верят, враждебны и подозрительны. Должно быть понятно все и сразу, вникать, напрягаться и прилагать усилия — это не для них.

Если сломан хребет, горб вырастает на психике.
Ежи Лец

Когнитивный профиль
Это своеобразная картина мира, рамка или стекло через которую люди смотрят и воспринимают окружающую действительность: мир враждебен и хочет с тобой расправиться, поэтому, всегда нужно быть готовым дать отпор.

Разум психопата всегда направлен на выявление лжи и обмана, а также, разного рода несоответствий и угроз, отсюда крайняя подозрительность и придирчивость.

В определенной мере обладают магическим мышлением, верят, что мир крутится вокруг них и они в силах воздействовать на природные явления, события и других людей, все время пытаются это доказать, что на деле выглядит как заигрывание с опасностью и сопряжено с большими рисками.

Часто бывают подвержены разным мифическим культам, от увлечения религией до каких-то трансцендентных практик, в попытках обрести сверх способности, вплоть до бессмертия. Опять же, важно учитывать уровень личностной организации, чем ближе личность к психотическому уровню тем меньше у нее контакт с реальностью и тем больше выражено магическое мышление.


Нейроэстетика
Сильный контраст, яркие и чистые цветовые решения, предпочтительные цвета: черный, белый, серый, классический красный, сочетания черного и белого. Много изображений, мало букв. Прямы формы и острые углы, терпеть не могут мягкие тона и округлые формы, а также разного рода мелкие и затейливые паттерны.

В целом эстетические предпочтения должны отражать доминантную идею, определяющую бытие данного психологического типа: невозможное всегда возможно, тормоза придумали трусы, бунт, расширение границ.

Язык коммуникации
Яркая вербальная коммуникация, много лозунгов и призывов, но при этом необходимо избегать шаблонов, преложных истин и банальностей, семиотика должна аппелировать к базовому аффекту — самоутверждение и подчинение, но безусловно, учитывать уровень личностной организации и социальный статус.

Психопаты, прежде чем что-либо сделать, редко взвешивают все «за» и «против». «Я сделал так, потому что мне так хотелось…
Хаэр Роберт


Социальные связи
Ввиду своего базового дефекта, практически полностью отсутсвует навык установления межличностных связей, попросту говоря, не могут любить, дружить и испытывать какие-либо чувства к другим людям, полное отсутствие эмпатии, в следствии чего, абсолютно невосприимчивы к страданиям других, физически не могут сочувствовать и сострадать.

Психопата практически невозможно загнать в угол, пытаться им манипулировать или ставить перед выбором, а также взывать к ответственности, особенно давя на жалость и взывая к совести.

Проявление чувств для психопатического типа личности означает одно — зависимость и слабость, что в их картине мира неминуемо ведет к гибели. Друзья и партнеры, в том числе и супруги — это своего рода трофеи, которые являются подтверждением статуса, их нужно завоевывать, при чем, чем более недоступным является объект — тем больше азарта и куража испытывает психопат, слабая и податливая добыча не для них.


Сфера интересов

Вопреки расхожему мнению о том, что психопаты это серийные маньяки, антисоциальные личности, преступники и убийцы, это лишь малая толика правды, в основном, обитатели тюрьм и психиатрических отделений это психопаты, чей уровень личностной организации находится в психотической зоне, у них совсем утеряна связь с реальностью и сформированы бредовые представления о них самих и окружающей их действительности, вплоть до острых психозов и галлюцинаций.

Но есть совсем иная категория граждан, относящихся к этому типу личности, «змеи в костюмах», так называемые высокофункциональные психопаты, которые в основном, являются обитателями мест с приставкой VIP. Наибольшая концентрация последних наблюдается в высших эшелонах власти, политике и корпоративной среде, среди мировой финансовой элиты, в общем, везде, где можно доминировать и управлять, а также вершить историю мира.

Почитать
«Змеи в костюмах. Когда психопат идет на работу» — книга, вышедшая в свет в 2006 году, написанная промышленным психологом Полом Бабиак и криминальным психологом Робертом Хэар, которая рассказывает о корпоративном мире Америки, полном успешных психопатов и о наиболее выдающихся представителях этого типа личности.

«Лишенные совести. Пугающий мир психопатов» — Роберт Д. Хаэр, криминальный психолог.

К вопросу о классификации психопатий

Фрейеров О.Е. К вопросу о классификации психопатий

библиографическое описание:
К вопросу о классификации психопатий / Фрейеров О.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1961. — №4. — С. 45-49.

код для вставки на форум:

  • клинико-эмпирические,
  • этиопатогенетические,
  • конституционально-генетические и
  • социально-этические;
  • в некоторых классификациях имеется сочетание указанных принципов.

Наибольшее распространение получили клинико-эмпирические классификации, в которых нашли свое отражение и обобщение многочисленные клинические наблюдения. К таким классификациям могут быть отнесены схемы Крепелина, Шнейдера, у нас В.А. Гиляровского и многих других авторов. Несмотря на спорность некоторых выделенных в этих классификациях клинических вариантов, основные формы психопатий, описанные этими авторами, получили признание как отвечающие реальной клинической действительности и удовлетворяющие задачам практики.

Значительный интерес представляют попытки этиопатогенетических классификаций. К таким классификациям с известным правом могут быть отнесены схемы А.А. Перельмана, И.Ф. Случевского и некоторые другие. К сожалению, наши крайне скудные знания в области патогенеза психопатий делают пока попытки такого рода малопродуктивными. Авторы таких схем не основываются на каких-либо специальных исследованиях этиологии и патогенеза, в силу чего их классификации направлены в сущности лишь к объяснению возможного генеза известных клинических вариантов психопатий.

Довольно широко распространенные в 30-х годах конституционально-генетические классификации (Кречмер и другие авторы) основывались на прямых корреляциях между конституциональными особенностями личности и своеобразием психопатического характера. Положение об исключительно конституциональной предопределенности психопатий при полном игнорировании влияний внешней среды привело-сторонников этой концепции к чисто спекулятивным построениям. В настоящее время такого рода классификации не пользуются признанием.

Менее распространены классификации, в основе которых лежат не клинические данные, а социально-этические характеристики; к ним от носятся главным образом классификации некоторых американских авторов — Капмэн и др. Подобного рода схемы обычно базируются на фрейдистских положениях, причем в основе выделения форм психопатий лежат не какие-либо клинико-биологические закономерности, а разные варианты личностных реакций в конфликтной ситуации («агрессивно-хищный тип», «пассивно-трусливый» и др.).

Имеющиеся классификации существенно отличаются и по числу включенных в них форм психопатий. Так, в самой краткой схеме психопатий всего два клинических варианта: патостенический и астенический (А.О. Эдельштейн). Схема Кана является весьма сложной и содержит около двадцати наименований. Большое число форм психопатий имеется в классификации Шнейдера и , некоторых других .авторов.

Читать еще:  Лечение воспаления носоглотки и гортани

В настоящее время у нас наиболее распространенными являются: клинические классификации В.А. Гиляровского, О.В. Кербикова,, Е.А. Попова. В английском учебнике Майер-Гросса, Слэйтера и Рота классификация основывается на принципе общности психопатий и невротических реакций: наряду с возбудимыми и неустойчивыми личностями авторы выделяют обсессивные и ипохондрические состояния. В одном из последних немецких учебников под редакцией Рейхардта в типологию психопатий включены такие формы, как «бесчувственные и морально дефективные», «лица с шизоидными и синтонными реакциями» и т. д.

Существующая разноречивость в классификациях психопатий предопределяет практическую необходимость на большом числе наблюдений выявить их наиболее типичные, «клинически реальные» формы. На современном уровне наших знаний относительно этиологии и патогенеза психопатий практически возможной является пока еще только клиническая классификация (с учетом предполагаемых для отдельных их форм патофизиологических механизмов). Е.А. Попов отмечает, что не для всех типов психопатий, даже достаточно хорошо очерченных клинически, мы можем с уверенностью указать патофизиологические обоснования. Лишь в самое последнее время сделаны попытки непосредственного экспериментального исследования нейродинамических нарушений при психопатиях.

Исходя из этих общих предпосылок, мы провели клиническую разработку 850 наблюдений, касающихся лиц, которые проходили экспертизу в Центральном научно-исследовательском институте судебной психиатрии имени В.П. Сербского с диагнозом «психопатия» или «психопатическая личность». Не пытаясь выделить какие-либо новые варианты психопатий, мы стремились установить, какие из известных форм психопатий и как часто встречаются в клинической и экспертной практике и, наоборот, какие формы, возможно, не имеют оснований для самостоятельного выделения.

При клиническом анализе можно было выделить довольно большую группу лиц (12,8% всех наблюдений), у которых отмечались при обследовании различные неврологические симптомы, а в анамнезе нередко имелись прямые указания на перенесенные в детстве органические заболевания головного мозга разной этиологии, травмы черепа и т. д. У всех этих лиц неврологическая симптоматика была весьма полиморфной, не носила очагового характера, чаще была слабо выраженной; ликворные изменения были незначительными, но все же, как правило, отмечались небольшой плеоцитоз, повышенное содержание белка до верхних пределов нормы, положительные белковые реакции, двойки и тройки в реакции Ланге. Характер неврологических нарушений давал основание говорить о резидуальных состояниях без тенденции к прогрессированию. Психические изменения выражались преимущественно в аффективно-волевых нарушениях по психопатическому типу. Однако при более углубленном изучении у больных этой группы удается выявить такие органические симптомы, как дисфорические состояния, явления раздражительной слабости, истощаемость, нарушения внимания, упорные головные боли, иногда снижение памяти.

Приведенные сведения дают основание говорить в этих случаях не о психопатиях, а о психопатоподобных состояниях органического генеза. Эти состояния имеют определенную этиологию, особый патогенез, динамику, иные возможности терапевтического вмешательства и требуют поэтому более тщательного отграничения от психопатий.

Представляет интерес, что весьма редкие проявления импульсивности отмечались почти исключительно в этой группе наблюдений.

  • возбудимые (20,4%),
  • истерические (17,2%),
  • астенические (9,6%),
  • дистимические (4,7%),
  • паранойяльные (3,8%),
  • неустойчивые (2,4%).

Нет необходимости давать клиническую характеристику этих хорошо известных психиатрам вариантов психопатических состояний. Остановимся лишь не некоторых вопросах.

Следует отметить относительную частоту и довольно четкие клинические рамки группы возбудимых психопатов. В этих случаях речь, идет не только о периодических проявлениях раздражительности, а о целостной клинической картине со своеобразным типом состояний возбуждения, характерными особенностями поведения вне этих состояний, с определенной динамикой. Проведенные экспериментальные исследования высшей нервной деятельности у психопатов этой группы выявили довольно типичный комплекс нейродинамических нарушений. Сказанное дает основание считать необоснованным исключение группы возбудимых из классификации психопатий, как это предлагают некоторые- авторы (А.М. Халецкий, А.А. Портнов и Д.Д. Федотов).

Группа наблюдений, которые мы отнесли к случаям истерической психопатии, характеризуется не только склонностью к истерическим реакциям в ответ на те или другие трудности, но и определенной структурой патологического характера, столь ярко описанной в литературе. Если бы в группу истерической психопатии относить всех лиц со склонностью к истерическим реакциям, то эта группа занимала бы первое место среди всех форм психопатий. Однако такое расширительное толкование границ истерической психопатии является клинически неоправданным, так как уже давно отмечено, что отдельные истерические проявления нередко наблюдаются при самых разных формах психопатий, а при определенных условиях — и у здоровых людей.

В астеническую группу мы считали практически возможным включить лиц с психастеническим характером, так как основные клинические особенности этих форм психопатий имеют много общего: нередко у астенических психопатов отмечаются довольно выраженные навязчивости (чаще фобии), с другой стороны, при психастеничеокой психопатии имеются явления общей астении, неуверенность в своих силах, явное преобладание тормозного типа реагирования. О.В. Кербиков с достаточными основаниями рассматривает психастенические особенности характера в качестве отдельного варианта астенической психопатии. В практической работе строгая дифференциация астенической и психастенической психопатии довольно сложна, хотя основания для такого разделения (особенно со стороны патофизиологической), по-видимому, имеются.

В качестве отдельного варианта астенической психопатии следовало бы рассматривать редкие в настоящее время психопатии типа «патологически замкнутых» (В.А. Гиляровский). Во всяком случае в ряде наших наблюдений астеническая психопатия явилась как бы фундаментом, на котором с годами под влиянием определенных внешних условий формировались те характерологические особенности, которые типичны для группы «патологически замкнутых».

В дистимической группе психопатий могут быть объединены лица с периодическими колебаниями настроения и с преимущественно повышенным или пониженным настроением. Клинический анализ этой группы показал, что преимущественно повышенное или особенно пониженное настроение в течение всей жизни встречается исключительно редко.

Чаще отмечаются в течение жизни выраженные колебания настроения без строго закономерной смены фаз и без четких интервалов. Е.К. Краснушкин отмечал, что гипертимные черты особенно характерны лишь для определенного возрастного периода.

Клинически ярко очерченной является группа паранойяльных психопатов, в которую есть все основания включить сутяжных личностей. Особенности аффективно-волевых и интеллектуальных нарушений при паранойяльных психопатиях подробно описаны в отечественной литературе.

Весьма малочисленная группа неустойчивых психопатов объединена по признаку быстрой смены доминантных установок наряду с невыносливостью к устойчивому и прочному жизненному стереотипу (А.М. Халецкий).

Кроме наблюдений, которые с достаточными клиническими основаниями могли быть отнесены к случаям той или другой формы психопатий, имелось немало наблюдений, когда сделать это было практически невозможно. Значительные затруднения при решении вопроса о форме психопатии возникали в тех случаях (15,8% всех наблюдений), когда наблюдалось довольно выраженное смешение различных характерологических аномалий; здесь были достаточные основания говорить о так называемых мозаичных психопатиях. Обычно отмечалось сочетание клинических признаков, характерных для возбудимых и истерических психопатий, либо возбудимых и неустойчивых, астенических и истерических, астенических и дистимических, дистимических и истерических и т. д. В ряде наблюдений можно было установить характерологические аномалии, типичные не для двух, а для трех форм психопатий. Наиболее «чистым» вариантом психопатий, крайне редко сочетающимся с другими формами, является паранойяльная психопатия.

Сложным является выяснение формы психопатии при осложнении хроническим алкоголизмом (6,9%). В этих случаях психические нарушения, присущие хроническому алкоголизму, существенно видоизменяют основной психопатический тип. Длительная алкоголизация нередко приводит к заострению и более грубому выявлению психопатических особенностей, иногда же на более отдаленных этапах алкогольной энцефалопатии происходит как бы нивелирование психопатических черт характера — перекрытие характерологических аномалий симптомами хронического алкоголизма.

В 4,9% случаев отмечалось сочетание психопатии с умеренной дебильностью. При подобного рода сочетании также бывает иногда трудно говорить об определенной форме психопатии, так как дебильность обусловливает известное своеобразие аффективно-волевых проявлений. Как правило, дебильность усугубляет психопатические особенности личности, делает их более грубыми, массивными.

Небольшая группа (1,2%) с указанием на склонность к сексуальным перверсиям является крайне неоднородной по своей клинической характеристике. Было установлено, что сексуальные перверсии сочетались у этих лиц с той или иной из известных форм психопатий. Перверсии отмечались, например, у астенических, неустойчивых, истерических психопатов, иногда речь шла о «мозаичных» психопатиях.

Это обстоятельство, а также тот хорошо известный факт, что перверсии могут наблюдаться и вне каких-либо психопатических особенностей характера (у психически больных и, наоборот, у здоровых), дает основание считать, что само по 'себе наличие перверсии не может явиться клиническим основанием для выделения особой формы психопатии. Как нам кажется, это положение имеет принципиальное значение для проблемы отграничения психопатий как клинического понятия от социально обусловленных нарушений норм поведения в обществе. Известно, что сексуальные перверсии чаще всего являются продуктом распущенности, развращающего влияния среды, показателем морального разложения. Именно поэтому в буржуазных странах они широко распространены, в то время как у нас встречаются исключительно редко.

Читать еще:  Возможен ли цистит без боли?

Анализ наших наблюдений, а также опыт экспертной работы в Институте имени В.П. Сербского показывают также недостаточную обоснованность выделения группы так называемых импульсивных психопатов. Хорошо известно, что истинные импульсивные акты чаще всего отмечаются при органических поражениях, головного мозга и преимущественно в подростковом возрасте (Л.С. Юсевич); кроме того, импульсивные акты нередко бывают и при психических заболеваниях (шизофрения, олигофрения и т. д.). Значительно реже истинные импульсивные действия наблюдаются и при психопатиях, но тенденция к совершению таких импульсивных актов сочетается с наличием тех или иных выраженных психопатических особенностей личности. Следовательно, сама по себе тенденция к импульсивным действиям не может служить основанием для выделения самостоятельной формы психопатий.

В заключение следует отметить, что указанная в свое время Е.К. Краснушкиным возможность изменения со временем формы психопатии у одного и того, же лица (что находит свое подтверждение и в наших наблюдениях) показывает известную условность строгого отграничения разных форм психопатий.

Мир психологии

Вы здесь: Студенты Лекции Патопсихология Психопатия

Психопатия

Психопатия — в переводе — психические страдания. Это особая группа психических больных, относится к малой психиатрии (как и невроз)

Состояние стабильное, сопровождает всю жизнь, проявляется в дисгармоничной личности. Это особенности личности человека.

Корсаков, Ганнушкин занимаются психопатией. Психопаты — 5-15% всего населения. Это заболевание проявляется у мужчин в 2 раза чаще, чем у женщин. Психопатии характерны для юношеского возраста.

Причины: биологические, социальные.

Биологические причины психопатии — наследственность, алкоголизация родителей, патология внутреннего развития: болезнь матери, родовая травма.

Социальные причины психопатии — дефекты воспитания в раннем возрасте, влияние социума.

Ганнушкин — психопатия проявляется с юности, представляет собой ряд особенностей, отличающих их от так называемых нормальных людей и мешающих им безболезненно для себя и других приспособиться к окружающей среде. Речь идет о таких чертах и особенностях, которые проявляются во всем. Психопатия тотальна, захватывает всю личность.

Ганнушкин разработал свою классификацию в 30 годах 20 века.

Психопатии возникают рано (это говорит о наследственности).

  1. начальная стадия 4-11 лет. Признаки фрагментарны, малочисленны, размыты
  2. структурирование психопатии — пубертат. Меняются роли подростка, статус, поведение. Первым дезадаптируется поведение. Ставится первый диагноз.
  3. завершающее формирование, определение ее типа. Повторная декомпенсация (повторное проявление признаков, формирование психопатологических реакций).

По Кербикову существует 2 типа психопатии:

  1. ядерная психопатия, которая заключается в индивидуально-конституциональных особенностях. Именно они обуславливают основные характеристики психопатии. Врожденные характеристики.
  2. социопатия — возникает относительно социального влияния.

Классификация психопатии.

Крепелин — первая попытка классификации. Нет общего критерия для выделения группы. Группы носят описательный характер.

Ганнушкин — классификация описательная. Строгих критериев нет.

  • циклоиды, астеники (невыносливые к требованиям жизни)
  • неврастеники, психастеники, шизоиды (люди-схемы) — не чувствительные к другим, очень ранимы к себе
  • параноики — очень активны в реализации своих сверхценных идей. Мышление незрелое, неглубокое, аффективно окрашеное
  • эпилептоиды — агрессивны
  • истерические характеры — человек хочет быть в центре внимания. В мышлении нет объективной программы. Противоречивость суждений.
  • неустойчивые характеры — зависимость от чужого влияния
  • антисоциальные характеры — нарушение требований общества, угроза для жизни окружающих
  • конституционально-глупые — лица, которые могут усвоить все необходимые навыки, системы понятий, могут хорошо учиться, не могут понять эмоциональные нюансы определенных ситуаций.

Основные черты психопатии:

  1. тотальность личностных изменений
  2. их относительная стабильность
  3. выраженность черт личности. Дисгармония до степени социальной дезадаптации.

Нарушение мышления связано с эмоциональностью. Они не демонстрируют эти нарушения в ситуации эмоционально незначимой для них. Этим и отличаются от шизофреников.

4. аффективная логика — особенности аффективно-насыщенного отношения к ситуации приводят к нарушению мышления, при этом мышление психопатов определяется не значимостью конкретной конечной цели, а субъективно переживаемой, аффективно окрашенной потребностью (Быть лучше всех, во что бы то ни стало). Эта потребность определяет последовательность их действий, приводит к нарушению процессов прогнозирования и считывания прошлого опыта.

Психопатия приравнивается к личностным расстройствам.

Эксперимент Гульдан. Исследование касалось особенностей самооценки больных и уровня притязаний. Была выявлена тенденция к выбору более трудных задач, особенно при первых выборах. Неадекватное реагирование на успех и неуспех.

  1. В ситуации неуспеха психопаты выбирают еще более трудные задачи. Характерно для психотипов истерического круга, параноидных, иногда эпилептоидов. Опыт их не учит.
  2. Реакция на успех — реагирует выбором более трудной задачи. Тактика закрепления успеха. Характерна для психотипов — астеников.

Эксперимент 4 шкалы. Шкалы: здоровье, счастье, характер, ум. Для психопатов характерно тяготение к полюсам. Для истерических психотипов — наблюдается тяготение к «+», для астеников к «-«.

Самооценка у психопатов весьма специфичная. Высокая зависимость от значимого окружения. Через мнение окружающих происходит реализация своего «Я».

Братусь: выявление особенностей уровня притязаний — жизненная линия таких личностей формируется под влиянием нарушений тактики целеполагания, недостаточного различения разноуровневых целей. Например: цель добиться успеха в жизни вообще. Цель — удержаться на работе. Психопат плохо ориентируется в целях. Это приводит к снижению продуктивности деятельности, смысловой сфере психопатов — они видят в каждой ситуации непосредственное испытание своего «Я». И поэтому так зависит от внешних оценок, болезненно реагируют на экспериментально и жизненно вызванные успехи и неуспехи.

Специфические особенности смысловой сферы, нарушения опосредования реальных целей — идеальными — приводит к тому, что для психопатов, оказывается, невозможно встать на наблюдающую позицию, актуальную потребностям.

Для психопатов невозможен отстраненный взгляд со стороны.

Исследования уровня притязаний Лавриновича. Данные исследования на психопатах.

  • возбудимые
  • тормозимые
  • истерические

В качестве материала лабиринты Хикхаузена (карточки с лабиринтами, один уровень сложности). Больных просили зафиксировать за сколько они прошли лабиринт и за сколько они пройдут следующий и остальные 5 лабиринтов.

Оценивается учет обучения в процессе:

  • у тормозимых — отмечалось — не изменялся ли уровень притязаний в случае неуспеха
  • у истерических психотипов — после неуспеха повышался уровень притязаний. Отмечалась субъективная ненужность состояния плана, и формулируемый план — либо вообще не определял динамику целеполагания, либо в случаях искусственно заниженного плана позволял испытуемым достигать заведомо положительной внешней оценки.
  • у возбудимых психопатов — отмечалось ригидное следование составленному плану и в ситуации неуспеха целью деятельности становится субъективно принятый результат.
  • у тормозимых психопатов — субъективная невозможность изменения плана. Для контроля и планирования — они слишком ригидны.

Исследования Бульдана: исходная гипотеза о том, что криминальность психопата не является врожденным качеством, а обусловлена общей направленностью личности с содержанием системы ценностей.

Исследование: биографический метод. Использовались материалы судебного дела, проективные методики ТАТ, Роршах, Розенцвейг. Обнаружены основные дефекты, согласно данным: личностная дисгармония локализуется в направленности личности. Исследования проводились более чем на 1000 человек.

Два основных механизма мотивообразования:

1. нарушение опосредования потребности (формируется при жизни)

3 типа патологических мотивов:

  1. аффектогенные мотивы, когда все поведение испытуемых подчиняется актуальному аффективному состоянию. Оно направлено на нанесение ущерба другому человеку. При этом отсутствует опосредованность данного мотива другими целями, задачами.
  2. ситуационныеимпульсивные мотивы. Схожи с полевым поведением. Случайные ситуационные требования.
  3. анэтические, асоциальные мотивы. В своем поведении больной не опирается на этические правила, социальные нормы. Социальные нормы часто бывают чисто декларируемые.

2. Механизмы нарушения опредмечивания потребности

  • возникновение мотивов суррогатов (заменяющих)
  • возникновение мотивов психопатической самоактуализации (отмечается крайний эгоцентризм — стремление, во что бы то ни стало добиться цели). Крайняя манипулятивность другими для достижения желаемого результата.
  • суггестивные мотивы — мотивы, внушенные другими людьми. Эти мотивы формируются как влияние других людей, группы. Человек не может противостоять группе.

Патопсихологический синдром у психопатов не выявлен.

Мы говорим о симптомокомплексе. Те черты, которые есть у психопатов, есть и в норме, но у психопатов они более выражены:

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector