Laiveko.ru

Медицина и здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Повреждения толстой кишки

Повреждения толстой кишки

Повреждения толстой кишки могут быть следствием тупой и острой травмы, а также воздействия химически активных веществ. Разрыв прямой и ободочной кишки может возникнуть от внезапного повышения внутрикишечного давления, при промывании кишечника, клизме, неосторожном использовании технических средств и т. п. Наиболее часто ранения толстой кишки наблюдаются в военное время. В основном, это огнестрельные ранения (пулевые и осколочные), а также травмы, полученные при сдавливании брюшной полости, при падениях с высоты или сильных ударах под воздействием взрывной волны.

В мирное время повреждения толстой кишки происходят чаще всего в результате тупой травмы при автомобильных авариях, некоторых медицинских манипуляциях (клизма, эндоскопия), операциях на соседних органах или при эндоскопической полипэктомии. Описаны разрывы прямой кишки при половом сношении или мастурбации.

Химический ожог прямой и ободочной кишки происходит, как правило, в результате введения в прямую кишку по ошибке медперсонала или самого больного при клизме вместо воды какого-либо химически активного вещества (нашатырный спирт, сулема, формалин и т. д.).

Повреждения толстой кишки могут быть как вне-, так и внутрибрюшинные. Важным обстоятельством является наличие или отсутствие при этом повреждения анального жома.

Кроме непосредственного ранения стенки толстой кишки возможен частичный разрыв или травма ее брыжейки без прямого воздействия на стенку кишки.

Как и любая травма, повреждения толстой кишки могут быть открытыми и закрытыми, единичными и множественными, комбинированными и сочетанными.

Характерным для всех видов повреждений толстой кишки является быстрое развитие воспалительных осложнений. При проникающем ранении это перитонит, при внебрюшинном — флегмона подкожной или параректальной клетчатки и промежности.

При химических ожогах толстой кишки слизистая оболочка может некротизироваться на значительном протяжении, а при переходе на другие слои стенки кишки возможно развитие флегмоны или множественных перфораций с разлитым перитонитом.

При переломах костей таза наблюдаются повреждения прямой кишки в сочетании с повреждениями соседних органов (мочевого пузыря, матки, влагалища, предстательной железы). Поэтому в такой ситуации необходимо произвести рентгенографию костей таза, а также исследовать не только прямую кишку, но и эти органы.

В случаях сочетанных повреждений толстой кишки могут одновременно наблюдаться разрыв и ранение тонкой кишки, печени, желудка, почек, селезенки, гематомы забрюшинной клетчатки. При комбинированных травмах сочетанные или изолированные повреждения толстой кишки происходят на фоне повреждения диафрагмы, органов грудной клетки.

Повреждения прямой кишки инородными телами обычно наблюдаются в детском возрасте, однако имеют место и среди взрослых. Неотложные ситуации возникают тогда, когда требуется быстрое удаление инородного тела с ликвидацией развившихся осложнений. Инородные тела могут попасть в прямую кишку при травме, внедриться в просвет кишки при медицинских манипуляциях, образоваться в кишке (каловые камни) при нарушении эвакуации кишечного содержимого. Иногда инородные тела вводятся в задний проход в результате преступных или психопатических действий.

Ранения прямой кишки как острыми, так и тупыми предметами наиболее часто наблюдаются в мирное время. Чаще всего это связано с падением промежностью на торчащий твердый предмет. Ранящий предмет может повредить стенку кишки, попадая непосредственно через задний проход или через кожу промежности. При этом больные ощущают сильную боль в области заднего прохода и промежности, может наблюдаться сильное кровотечение. Вследствие сильной боли могут быть кратковременная потеря сознания и даже болевой шок.

Диагностика

Диагностика внутрибрюшинного повреждения толстой кишки, особенно в случае ее перфорации, основывается на изучении механизма травмы и наличия перитонеальных явлений. Рентгенологически определяется свободный газ в брюшной полости, а в поздние сроки и свободная жидкость. В анализах крови — лейкоцитоз, сдвиг влево в формуле белой крови, иногда снижение гемоглобина. Нередко диагностика внутрибрюшинного ранения толстой кишки бывает затруднена. Комплекс диагностических мероприятий при огнестрельных ранениях живота состоит из последовательно сменяющих друг друга этапов — общеклинические методы, первичная хирургическая обработка ран, лапароскопическое исследование.

Диагноз внебрюшинных повреждений восходящей, нисходящей и прямой кишки также представляет определенные трудности, так как внешние повреждения могут быть незначительными, а местные и общие симптомы повреждения кишки некоторое время могут четко не проявляться. Тщательный сбор анамнеза, изучение механизма травмы, внимательный осмотр больного, выявление перелома костей таза способствуют правильному установлению диагноза. Наличие ранений в промежности и области ягодиц, особенно при поступлении из глубины ран кишечного содержимого, служит основанием для диагноза повреждения прямой кишки. Последняя повреждается и отломками костей при переломе таза. Для более детальной диагностики внебрюшинного ранения прямой кишки обязательны пальцевое исследование и аноскопия с помощью аноскопа или ректального зеркала.

При этих исследованиях могут быть обнаружены дефекты стенки прямой кишки и наличие крови в ее просвете.

Дифференциальный диагноз внутрибрюшинных ранений и разрывов следует проводить с непроникающими в кишку повреждениями поясничной области, промежности и забрюшинными гематомами. Некоторые затруднения возможны в распознавании сочетанных и изолированных повреждений мочеполовых органов. Ручное исследование через влагалище у женщин и специальные урологические исследования (уретро- и цистография) нередко помогают установить правильный диагноз.

Лечение

Лечение всегда хирургическое. Повреждения толстой кишки и операции по поводу этих травм представляют большой риск для жизни больного. Поэтому необходимо комплексное лечение, начиная с предоперационной подготовки, направленной на профилактику и терапию септического и геморрагического шока, включая последующую трансфузионную, антибактериальную и стимулирующую терапию.

Объем операции определяется характером повреждения кишки и общим состоянием больного. При открытом повреждении необходима первичная хирургическая обработка раны с последующим решением вопроса о способе обработки раны или другого повреждения кишки. Дефекты в стенке кишки ушивают лишь при колотых и резаных ранах в ранние сроки после травмы при отсутствии перитонита и гнойного воспаления по ходу кожной раны. Все это выполняют под прикрытием колостомы.

При внутрибрюшинных повреждениях чаще всего выводят наружу или резецируют поврежденный участок кишки без наложения анастомоза, формируется колостома или коло- и илеостома, когда удаляют поврежденную правую половину ободочной кишки. Непрерывность толстой кишки восстанавливают через 2—4 мес. после стихания воспалительного процеса.

Нередко повреждение толстой кишки сочетается с повреждением других органов брюшной полости (почек, печени, селезенки, желудка). Ранения толстой кишки могут сочетаться с повреждением грудной клетки. Поэтому оперативное вмешательство должно прежде всего обеспечивать хороший доступ к поврежденному органу, достаточный и полный обзор брюшной полости с учетом причин, осложняющих доступ к некоторым отделам толстой кишки. Всем этим требованиям отвечает срединная лапаротомия, которую наиболее часто применяют при огнестрельных ранениях толстой кишки.

При ревизии брюшной полости особое внимание должно быть обращено на повреждение других органов, на источники кровотечения и на экстраперитонеальные отделы толстой кишки, чтобы не остались незамеченными гематомы и другие повреждения.

Резекция кишки производится при обширных ранах, частичных или полных разрывах кишечной петли с повреждением сосудов брыжейки. Эта операция производится, в основном, при повреждении поперечной, нисходящей и сигмовидной кишки.

При повреждениях правой половины толстой кишки резекция по типу гемиколэктомии производилась достаточно редко — расширенная операция очень тяжело переносилась ранеными. Однако последние сообщения, основанные на опыте лечения раненых в Афганистане и Чечне, свидетельствуют о достаточно частом применении этого вмешательства с вполне удовлетворительными результатами.

При внебрюшинных повреждениях прямой кишки тщательно санируют рану и послойно ушивают ее со стороны просвета. Если при этом поврежден наружный сфинктер и имеется обширная рана промежности, то необходимо наложить разгрузочную колостому, санировать рану и дистальный участок кишки, дренировать их с расчетом на применение отсроченного шва.

Также двухэтапно лечат забрюшинные повреждения ободочной кишки: сначала отключают поврежденную часть наложением раздельной колостомы или илеостомы, а после заживления поврежденной кишки или формирования свища производят восстановительные операции. В ряде случаев вопрос о наложении колостомы или илеостомы является дискутабельным. Некоторые хирурги считают возможным обходиться без отключения кишки при небольших единичных повреждениях как ободочной, так и прямой кишки.

На разрыв. Почему происходит травма кишечника и что с этим делать?

Редко, но бывает, когда врачи ставят диагноз «разрыв кишечника». Сам по себе он уже звучит пугающе. Да и по факту патология достаточно серьезная. О том, что собой представляет разрыв кишечника и как с ним справляться, "АиФ" рассказал кандидат медицинских наук, детский хирург Алексей Степанов.

Суть явления

Чаще всего, когда люди слышат диагноз «разрыв кишечника», они не всегда понимают, что же это такое. «Разрыв кишечника — это очень общее и обширное понятие. Просто так разрыв кишечника не случается, как правило, это травма. Если говорить про разрыв кишечника, то это очень редкая ситуация, например, у детей. Скорее всего, имеются в виду разрывы, которые возникают в результате травмы: тупой травмы живота или проникающего ранения брюшной полости», — отмечает Алексей Степанов.

Специалист отмечает, что тупые травмы живота могут возникать в результате следующих провоцирующих факторов:

  • как следствие дорожно-транспортного происшествия;
  • при падении с высоты;
  • при падении на руль велосипеда и другие.

При этом, как говорит Алексей Степанов, очень редко в этих ситуациях возникает разрыв кишечника или отрыв участка кишечника от брыжейки. Более вероятно, говорит он, такое повреждение при проникающем ранении брюшной полости.

Также есть мнение, что к разрыву кишечника могут привести и неправильные продукты питания, которые становятся причиной кишечной непроходимости. Такая травма также может объясняться — но крайне редко — воздействием на стенки газов или инородных предметов.

Принцип формирования разрыва следующий: при резком ударе в область живота возникает повышение внутрибрюшного давления. Если же есть еще и скопившиеся газы, ситуация может усугубиться, так как просвет сузится, давление газа увеличится. В случае проникающего ранения в брюшную полость принцип образования разрыва кишечника напрямую зависит от того, насколько глубоко и как именно происходит такое ранение.

Не путать с перфорацией

Бывает и так, что люди ставят знак равенства между такими понятиями, как разрыв кишечника и его перфорация. «Нет, перфорация кишечника — это другая ситуация, и называть ее разрывом кишечника нельзя. Перфорация кишечника бывает при самых разных воспалительных поражениях кишечника, бывает при некрозах кишечника, в результате той патологии, о которой мы поговорим позднее. Например, в результате инфаркта кишечника. Но эти состояния трудно назвать разрывом кишечника. Это локальные дефекты кишки, которые возникают на фоне измененной стенки кишки, в результате какого-либо заболевания, в том числе инфаркта кишки, например, при мезентериальном тромбозе», — отмечает хирург.

Читать еще:  Сильно поредели волосы.

Профилактические мероприятия

Конечно же, разрыв кишечника легче предотвратить, чем лечить и корректировать. Поэтому, отмечает Алексей Степанов, первый вариант профилактики — это предупреждение различных травм брюшной полости. «Если говорить про клиническую картину, то ясно, что при любой тупой травме живота необходимо в первую очередь обратиться к хирургу, который сможет осмотреть пациента и в случае подозрения на повреждение какого-либо органа, в т. ч. и кишечника, вовремя сориентироваться, назначить соответствующее обследование и отправить пациента в стационар», — подчеркивает Алексей Степанов.

Осложнения

Кроме того, что сам по себе диагноз «разрыв кишечника» звучит страшно, такая проблема еще и чревата серьезными осложнениями. «Разрывы кишечника сопровождаются очень тяжелыми осложнениями, выходом содержимого кишечника в брюшную полость с развитием перитонита и с тяжелыми инфекционными осложнениями, поскольку кишечное содержимое всегда содержит большое количество микроорганизмов», — отмечает хирург.

При этом он подчеркивает, что даже условно патогенные микроорганизмы при выходе в брюшную полость могут вызвать очень тяжелые осложнения и воспалительные заболевания вплоть до развития сепсиса. Естественно, в таких ситуациях следует как можно быстрее принимать правильные решения, крайне важно вовремя поставить диагноз и провести адекватное хирургическое вмешательство, направленное на устранение очага, санацию брюшной полости и восстановление непрерывности кишечной трубки.

Все это значит, что, если произошла тупая травма в области живота (будь то у ребенка или у взрослого), нельзя оставлять ее без внимания в надежде, что само все пройдет. Обязательно требуется консультация специалиста, подчеркивает Алексей Степанов. Причем как можно быстрее. И в этом случае лучше показаться паникером, нежели пропустить опасную и чреватую летальным исходом патологию.

Как лечат

Для восстановления целостности кишечника при его разрыве врачи используют оперативное вмешательство. «Все зависит от поражения, давности. В случае если возможно в один этап восстановить целостность кишечника, происходит формирование так называемого анастомоза. С помощью шовного материала соединяются поврежденные концы кишечника и восстанавливается целостность трубки», — говорит хирург. Если же процесс давний, а также имеются выраженные воспаления в брюшной полости, отмечается выраженное воспаление стенки кишки, возникает риск, что сформированный анастомоз может оказаться несостоятельным

«Поэтому в некоторых случаях приходится выводить кишечную стому наружу и спустя какое-то время после стихания воспалительного процесса — через месяц-полтора-два — уже восстанавливать проходимость кишечной трубки, закрывать стому», — говорит Алексей Степанов.

Так что не стоит заниматься самодеятельностью, использовать народную медицину и обезболивающие средства. При различных травмах живота как можно быстрее следует обратиться к профессионалам — это может спасти жизнь.

Лекарственные поражения тонкой и толстой кишок

В этой статье продолжаем разговор о заболеваниях различных отделов желудочно-кишечного тракта, возникающих в ходе лечения препаратами группы нестероидных противовоспалительных средств (НПВП). Лекарственные поражения тонкой и толстой кишок — тема настоящей статьи.

При длительном приеме НПВП, особенно в возрасте старше 65 лет, у 60-70 % больных развивается бессимптомное поражение слизистой оболочки тонкой кишки (энтеропатия), которое сопровождается кровопотерей и потерей белка, что в свою очередь приводит к снижению гемоглобина крови (железодефицитной анемии) и альбумина.

Хотя известно, что тонкая кишка является органом, где проходят последние этапы пищеварения и всасывание пищевых ингредиентов, но она является и областью хронической кровопотери у больных, принимающих НПВП. Потеря крови может быть от 1 до 10 мл в сутки, что нарушает обмен железа и приводит к развитию анемии. Не менее часто такие осложнения возникают при приеме малых доз аспирина, назначаемых с целью профилактики сердечно-сосудистых и церебральных заболеваний.

Ранее было показано, что аспирин-индуцированные энтеропатии могут развиться при краткосрочном приема аспирина в течение 1-2 недель, в том числе и в кишечнорастворимой форме его и в виде свечей. Такие повреждения слизистой как петехии (точечные кровоизлияния), эрозии встречаются в 20-60% случаев и более серьезные – язвы до 10%.

Причины повреждения

В настоящее время предложена теория многофакторного повреждения слизистой тонкой и толстой кишки (энтероколопатии).

Первым повреждающим фактором являются сами препараты НПВП и аспирина и их метаболитов, которые могут непосредственно действовать на клетки слизистой тонкой и толстой кишок (энтероциты и колоноциты) и нарушать барьерную функцию слизистой и повышать ее проницаемость для бактерий и токсинов. Считается, что развитие анемии является маркером повышенной проницаемости слизистой и воспаления тонкой кишки у больных, длительно принимающих НПВП.

Токсины являются вторым повреждающим фактором, вызывающим местный воспалительный процесс, который усугубляется агрессивным действием желчи и ферментов, пищей и бактериями, находящимися в просвете кишечника. Местное воспаление способствует повышению кишечной проницаемости для желчных кислот и метаболитов НПВП, что повреждает клетки слизистой оболочки кишечника.

Важным фактором повреждения слизистой является изменения микробиоты (микрофлоры) кишечника. Показано, что грамм-отрицательные микроорганизмы усиливают неблагоприятное эффект НПВП на слизистую, а пробиотики (лактобациллы и бифидобактерии) защищают слизистую. Кроме того, некоторые микроорганизмы в процессе своей жизнедеятельности выделяют фермент глюкуронидазу, под воздействием которой разрушаются НПВП и их метаболиты и, всасываясь, увеличивают неблагоприятный эффект воздействия на слизистую кишечника.

Важным является тот факт, что применение антисекреторных препаратов, снижающих кислотность желудочного сока (ИПП, Н2блокаторы гистамина), которые назначаются часто одновременно с НПВП, способствуют избыточному росту, изменению состава и качества микроорганизмов в просвете кишечника. Применение этих препаратов при поражении нижних отделов желудочно-кишечного тракта не только не предотвращают, но поддерживают неблагоприятное воздействие НПВП на слизистую кишечника.

У людей старше 65 лет поражение кишечника при приеме НПВП увеличивается в 4 раза, при приеме Н2 блокаторов гистамина – в 4 раза, ИПП – в 5 раз, избыточный рост в кишечнике грамм-отрицательной флоры увеличивает риск в 6.5 раз.

В развитии энтеропатии могут иметь значение снижение защиты слизистой тонкой кишки и прежде всего простагландинов (о которых мы подробно говорили в статье «Лекарственные поражения желудка«), а также сосудистые поражения тонкой кишки.

Клинические проявления

Длительный приём НПВП и аспирина или их сочетание может сопровождаться диареей (поносами), снижением массы тела, слабостью, недомоганием, болями в животе, снижением аппетита, связанными с нарушениями всасывания железа, низким гемоглобином и недостатком витамина В12. Но чаще случаи энтеропатий протекают бессимптомно или невыраженными клиническими проявлениями (в 60-70 % случаев).

Несколько слов о причинах развитии дефицита железа при НПВП-энтеропатиях. Известно, что часто при назначении НПВП как защита слизистой назначаются антисекреторные препараты (чаще ингибиторы протонной помпы — ИПП), которые снижают кислотность желудочного сока и тем самым затрудняют переход 3-валентного железа, содержащегося в пище в 2-валентное, которое во много раз быстрее всасывается в тонкой кишке. Возникает недостаток всасывания железа в кишечнике при его дефиците. У пациентов с энтеропатиями снижается аппетит вследствие активного воспаления в слизистой тонкой кишки или нарушений в желудке и как результат уменьшение приема пищи.

Диагностика НПВП и аспирин-индуцированной энтеропатии

Общий алгоритм

  1. Анамнез пациента – прием НПВП или аспирина более 2 недель.
  2. Исключение лечения антибиотиками.
  3. Клинические проявления.
  4. Результаты лабораторно-инструментального обследования:
  • анализ крови клинический (на выявление железа — и В12-дефицитной анемии) — гемоглобин, эритроциты, железо, ферритин, В12, гомоцистеин),
  • белки и белковые фракции (альбумин!),
  • анализ кала на скрытую кровь,
  • кальпротектин в кале, повышение которого может быть выявлено уже через 7 суток после приема НПВП и аспирина,
  • водородный тест с глюкозой для исключения синдрома избыточного бактериального роста в тонкой кишке,
  • микробиологический анализ кала.
  1. Рентгеноскопия желудочно-кишечного тракта – продвижение (пассаж) бария по тонкой кишке.
  2. Видеокапсульная эндоскопия (выявление петехий, эрозий, язв, источника кровотечения, спаек) в кишечном тракте.

Проведение обычных гастродуоденоскопии и колоноскопии выявляет источник кровотечения около 5% случаев.

Видеокапсульная эндоскопия

Лекарственные поражения тонкой и толстой кишокЭто обследование имеет большую информативность, оно сделало максимально доступной диагностику повреждений кишечного тракта. Видеокапсульная эндоскопия позволила уточнить частоту лекарственного поражения кишечного тракта.

Согласно современным данным при лечении НПВП и аспирином наблюдаются повреждения кишечного тракта в виде изъязвлений у 30-40% случаев, кровотечения и анемия – у 1/3 больных и воспалительные повреждения слизистой оболочки кишки более чем у 2/3 пациентов. У пациентов, принимавших НПВП на протяжении 3 месяцев, повреждение слизистой оболочки кишечника наблюдается более чем в 50% случаев (по данным капсульной эндоскопии).

На сегодняшний день число кровотечений из верхних отделов желудочно-кишечного тракта за последнее десятилетие уменьшилось в два раза, но количество кишечных кровотечений возросло в два раза. До 40% кровотечений в желудочно-кишечном тракте приходится на кишечник, к которым приводят даже короткие курсы приема НПВП и малые дозы аспирина. При сочетании приема НПВП и ацетилсалициловой кислоты (аспирина) чаще возникают кишечные кровотечения, чем желудочные.

Профилактика и лечение НПВП/аспирин – энтероколопатий

В настоящее время обсуждаются различные подходы к профилактике НПВП поражений слизистой кишечника. Испытываются препараты различных групп:

  • антибактериальные средства (Метринидазол, Трихопол, Рифаксимин), которые уменьшают количество грамм-отрицательных бактерий в кишечнике,
  • 5-аминосалициловой кислоты (сульфасалазина, салафалька),
  • противовирусные препараты (алиспоривир),
  • блокаторы бактериальной глюкуронидазы,
  • пробиотики и др.

Ребамипид (Ребагит)

Одним из немногих препаратов, доказавших свою клиническую эффективность в предупреждении НПВП поражения как верхних отделов желудочно-кишечного тракта, так и нижних отделов, является Ребамипид (Ребагит) – индуктор синтеза эндогенных простагландинов, стимулятор функции защиты слизистой желудочно-кишечного тракта (ЖКТ).

Свойства Ребагита

Клинические и собственные результаты использования этого препарата позволяют еще раз обратить внимание на положительные свойства его для предупреждения и лечения НПВП/аспирин индуцированных поражений слизистой кишечника (энтеро- и колопатий):

  • повышает синтез простагландинов в слизистой желудочно-кишечного тракта, что сопровождается повышением синтеза защитной слизи и бикарбонатов, стимуляцией кровообращения,
  • под воздействием его увеличивается число грамм-положительных лактобацилл и уменьшается количество грамм-отрицательных бактероидов и клостридий в кишечнике,
  • уменьшается выраженность воспаления в поврежденной слизистой оболочке ЖКТ, восстанавливает поврежденную слизистую кишечника (цитопротективный эффект).

С помощью капсульной видеоэндоскопии доказана способность в 4 раза уменьшить риск развития повреждений слизистой тонкой кишки у добровольцев, принимающих Диклофенак (Вольтарен) + ИПП.

Читать еще:  Тренировки без изжоги

Исследования подтвердили способность препарата предупреждать повреждения кишечника при проведении монотерапии НПВП, при частом использовании в клинической практике НПВП+ ИПП, НПВП/аспирин+ИПП.

Результаты исследований по данным капсульной эндоскопии показали, что препарат достоверно способствует заживлению повреждений при НПВП-индуцированной энтеропатии, профилактизирует появление новых повреждений, улучшает обменные (метаболические) процессы в слизистой оболочке кишечника, повышая уровень белка.

Результаты исследований

Интересны исследования, проведенные зарубежными учеными в последние годы. Не была доказана способность ИПП (в частности, лансопразола) профилактизировать НПВП-индуцированные поражения кишечника.

В 2013 году было установлено, что омепразол (ИПП) не оказывает протективного действия на слизистую оболочку тонкой кишки при приеме НПВП.

Лекарственные поражения тонкой и толстой кишокОбнадеживающие результаты были получены при изучении эффективности Ребамипида, который показал заживляющий и защищающий эффект при аспирин-индуцированных поражениях слизистой кишечника. Результаты исследования показали негативное воздействие аспирина 100 мг в сутки у всех исследуемых больных. Достоверно меньшее количество петехий (кровоизлияний) и эрозий было отмечено в группах больных, принимающих Ребамипид – 15,5 в сравнении без него – 48,4%. Т.е. достоверно доказано, что препарат обладает профилактическим и лечебным действием аспирин-индуцированных поражений кишечника.

Еще одно исследование: изучалось профилактическое действие Ребамипида при одновременном назначении его с НПВП. Группа А – Диклофенак 75мг/сутки +Омепразол 20 мг+ плацебо (пустышка), Группа Б – Диклофенак 75 мг/сутки+ омепразол 20мг + Ребамипид 100 мгХ3 раза/сутки. Курс 14 дней. Оценка повреждений слизистой кишечника проводилась капсульной эндоскопией до и после 2-х недель приема лекарств. Результаты исследования показали, что в группе с пустышкой среднее количество повреждений на одного человека составило 25, а в группе принимающих Ребамипид – 8,9, т.е. добавление к лечению Ребамипида способствовало трехкратному снижению количества повреждений слизистой оболочки кишечника.

Закофальк

Лекарственные поражения тонкой и толстой кишокВ последнее время представляет интерес комбинированный пребиотик Закофальк, в состав которого входит инулин и масляная кислота. Инулин содержится в клубнях и корнях артишока, одуванчика, топинамбура, злаковых, фруктах, цикории и др., действие его — стимуляция нормальной собственной флоры человек, улучшение всасывания кальция и магния в тонкой кишке, участие в липидном и углеводном обмене.

Масляная кислота – основной продукт бактериального обмена и важнейший энергетический источник для клеток толстой кишки (колоноцитов), регулятор моторной функции кишечника, снижающий воспаление, улучшающий защитный барьер и уменьшающий проницаемость слизистой оболочки толстой кишки. Причем основными продуцентами масляной кислоты являются не бифидобактерии и лактобациллы, а другие группы бактерий, например, эубактерии, фузобактерии, непатогенные клостридии и др.

Закофальк, принимаемый перед едой 3-4 раза в день, обеспечивает постепенное высвобождение компонентов на протяжении всей кишки в течение 24 часов. Курс лечения 30 дней.

Лекарственные поражения тонкой и толстой кишок. Заключение

Любые НПВП и низкие дозы аспирина у большинства больных вызывают повреждения слизистой оболочки кишечника.

Назначения антисекреторных препаратов (ИПП, Н2блокаторов гистамина) в клинической практике не только не защищают, но и усиливают повреждение кишечника, в отличие от верхних отделов ЖКТ.

Единственным доступным препаратом, способным не только предупреждать, но и лечить НПВП-энтероколопатии и НПВП-гастропатии, является Ребамипид.

О фитотерапии лекарственного поражения желудочно-кишечного тракта см. в разделе фитотерапия.

Травмы тонкой кишки

Глава 24. Осложнения лапароскопии

А. Внедрение новых методов инвазивной диагностики всегда сопряжено с риском осложнений, который снижается лишь по мере накопления опыта. При освоении лапароскопии опытному хирургу, владеющему техникой полостных операций, приходится не только знакомиться с новым оборудованием, но и овладевать новой системой восприятия изображений. Перед начинающим хирургом стоит гораздо более сложная задача — освоение совершенно незнакомой области хирургии.

Б. Причины осложнений лапароскопии многообразны:

1. Изменение зрительного восприятия, связанное с переходом от трехмерного видения объекта при открытых операциях к двумерному изображению в окуляре прибора.

2. Отсутствие тактильных ощущений, с помощью которых большинство хирургов отличает патологически измененные ткани от здоровых.

3. Технологическая сложность процедуры. Выход из строя одного из приборов или любой части оптической системы может привести к критической ситуации, когда завершение лапароскопического исследования невозможно и приходится прибегать к лапаротомии.

4. Лапароскоп дает увеличенное изображение, но сужает поле зрения. То, что происходит за его пределами, может остаться незамеченным и явиться причиной осложнения.

II. Повреждения органов и тканей

А. Повреждения иглой Вереша составляют около 40% всех осложнений лапароскопии. К ним относятся перфорация кишки (наиболее частое осложнение), ранения крупных сосудов (наиболее опасное осложнение), нагнетание газа в органы брюшной полости или в брюшную стенку. Чтобы избежать подобных осложнений, можно вообще отказаться от лапароскопической операции в пользу лапаротомии. Чтобы снизить их частоту, нужно соблюдать следующие правила:

1. Правильно уложить больного перед введением иглы.

2. Перед созданием пневмоперитонеума надо убедиться в правильном положении иглы: при аспирации в шприце не должно быть ни крови, ни кишечного содержимого. Правильность положения иглы можно проверить с помощью капли жидкости. Если игла находится в брюшной полости, капля, помещенная в центр канюли, при подъеме брюшной стенки втягивается внутрь иглы.

3. Сразу после введения иглы давление на манометре инсуффлятора должно быть менее 5 мм рт. ст.

4. Газ нагнетают медленно, внимательно следя за физиологическими показателями и давлением в брюшной полости.

5. Следят, чтобы брюшная полость раздувалась равномерно.

6. Перкуторный звук над печенью должен стать звонким (исчезновение печеночной тупости).

7. Исследование всегда начинают с осмотра брюшной полости, чтобы убедиться в отсутствии повреждений внутренних органов.

Б. Повреждения троакаром чаще всего происходят при введении первого троакара, поскольку его вводят вслепую или в условиях ограниченной видимости. Остальные троакары обычно вводят под контролем лапароскопа.

1. Повреждения кровеносных сосудов

а. Кровотечения из поврежденных сосудов брюшной стенки обычно удается избежать: для этого перед введением троакара затемняют помещение и просвечивают брюшную стенку. После извлечения троакара и снижения внутрибрюшного давления до 7 мм рт. ст. раневой канал осматривают с помощью лапароскопа. Способы остановки кровотечения: электрокоагуляция, наложение лигатуры, сдавление катетером Фоли (30 мл). Если кровотечение остановить не удалось, требуется ревизия раны.

б. Ранения брюшной аорты, нижней полой вены, подвздошных артерий и вен, сосудов брыжейки в 2/3 случаев происходят при введении иглы Вереша, в 1/3 случаев — при введении троакара в пупочную область. Повреждение крупного сосуда — угрожающее жизни осложнение, если его вовремя не распознать. При подозрении на повреждение крупного сосуда необходима экстренная лапаротомия.

в. Воздушная эмболия (эмболия углекислым газом) — достаточно редкое осложнение лапароскопии. Нагнетание CO2 в венозную систему быстро приводит к шоку, нарушениям ритма сердца, отеку легких. Попадание CO2 в кровоток сопровождается громкими булькающими звуками. Больного немедленно укладывают на левый бок в положение Тренделенбурга, прекращают нагнетание газа, при необходимости начинают ИВЛ в режиме гипервентиляции и другие реанимационные мероприятия.

2. Повреждения кишечника — второе по частоте осложнение лапароскопии (первое место занимают кровотечения). Кишку можно поранить и иглой Вереша, однако чаще всего это происходит при неправильном введении троакара и неосторожном обращении с электрокаутером и лазером. После извлечения троакара из брюшной полости его обязательно осматривают: на кончике не должно быть следов кишечного содержимого. Своевременное обнаружение и лечение повреждений кишечника — единственный способ избежать дальнейших осложнений. Нередко бывает достаточно расширить разрез, извлечь поврежденную кишку, ушить ее и вправить в брюшную полость, после чего можно продолжать лапароскопическое исследование. Степень ожога нередко недооценивают, поэтому при ожогах кишки показана резекция всего пораженного участка. Незамеченные повреждения кишечника чреваты развитием сепсиса.

3. Повреждения мочевых путей. Мочевой пузырь при лапароскопии повреждают редко, так как перед началом исследования его обычно опорожняют с помощью катетера или устанавливают постоянный катетер Фоли.

а. Ранение мочевого пузыря можно распознать по появлению пузырей воздуха в мочеприемнике. Для подтверждения диагноза в/в вводят метиленовый синий (препарат выделяется почками и окрашивает мочу в синий цвет). Лечение: ушивание раны, профилактическая антибиотикотерапия, дренирование мочевого пузыря с помощью катетера Фоли в течение 5—7 сут.

б. Ранение мочеточника возможно при удалении лимфоузлов таза, у женщин — в ходе стерилизации и экстирпации матки. В последнем случае мочеточник повреждают в месте перекреста с маточной артерией. Рану мочеточника осматривают, иссекают поврежденные края, вводят в просвет максимально толстый катетер и над ним сшивают мочеточник. При повреждении тазовой части мочеточника может потребоваться уретероцистонеостомия. (Подробнее см. гл. 1, п. XXVI.Б.)

4. Послеоперационная грыжа. Если после извлечения троакара дефект брюшной стенки диаметром более 5 мм не был ушит, впоследствии может возникнуть грыжа. Частота осложнения несколько выше, если место введения троакара расположено ниже пупка. Содержимым грыжевого мешка, как правило, бывает сальник, реже — кишечные петли. Из-за малых размеров разреза иногда образуются грыжи Рихтера, при которых ущемляется лишь часть стенки кишки (без брыжейки). Если используют троакар диаметром 12 мм и более, через разрез может выпасть кишечная петля, что чревато полной кишечной непроходимостью.

5. Послеоперационная боль. В течение первых суток после лапароскопии примерно 10—20% больных жалуются на боль в надплечье. Механизм возникновения боли объясняют раздражением диафрагмы при пневмоперитонеуме (диафрагма иннервируется IV шейным спинномозговым нервом). Для профилактики рекомендуется полностью удалять CO2 из брюшной полости. Больного успокаивают; назначают анальгетики.

А. Сердечно-сосудистая система реагирует на пневмоперитонеум увеличением сердечного выброса, систолического и диастолического давления и снижением ОПСС .

Б. Дыхательная система реагирует на пневмоперитонеум снижением дыхательного объема и функциональной остаточной емкости легких (из-за подъема купола диафрагмы). Развиваются гиперкапния и респираторный ацидоз. Эти изменения представляют опасность только на фоне заболеваний легких. Наилучший способ выявления гиперкапнии — измерение газов крови в ходе лапароскопии. Измерение содержания CO2 в выдыхаемом воздухе неинформативно.

В. Нарушения ритма сердца наблюдаются у 17% больных. Наиболее часто возникает синусовая тахикардия, несколько реже — предсердная экстрасистолия. Желудочковые экстрасистолы и бигеминия появляются только при гипоксемии.

Г. Артериальная гипотония может развиться вследствие кровотечения, гипоксии, воздушной эмболии, раздражения блуждающего нерва, аритмий или спадения нижней полой вены из-за очень высокого внутрибрюшного давления. При резком снижении АД нужно убедиться в отсутствии кровотечения из крупных сосудов, выпустить газ из брюшной полости, удалить троакар и перевести больного в горизонтальное положение.

Читать еще:  Pеактивная лимфоидная гиперплазия

1. Избыточное внутрибрюшное давление создает риск желудочно-пищеводного рефлюкса и аспирации желудочного содержимого. Тем не менее при лапароскопии аспирация происходит не чаще, чем при открытых хирургических вмешательствах. Наиболее опасна диагностическая лапароскопия, проводимая амбулаторно. При лапароскопических операциях риск осложнений ниже, поскольку их обычно проводят с ИВЛ .

2. После лапароскопии могут возникнуть пневмоторакс и пневмомедиастинум, даже если диафрагма не повреждена. Патогенез этих осложнений неясен. Больные нуждаются в постоянном наблюдении.

3. Причинами отека легких при лапароскопии могут быть заболевания сердца, исследование в положении Тренделенбурга, воздушная эмболия.

Е. Раневая инфекция после лапароскопических вмешательств развивается реже, чем после открытых операций. В этом состоит одно из существенных преимуществ метода. Установлено, что лапароскопические вмешательства сопровождаются более низкой секрецией цитокинов, чем открытые операции, и, по-видимому, в меньшей степени угнетают иммунную систему.

IV. Осложнения лапароскопических операций

1. При лапароскопической холецистэктомии повреждения общего желчного протока происходят по крайней мере в 10 раз чаще, чем при открытой холецистэктомии. Чем опытнее хирург, тем меньше риск осложнений. Наиболее распространенная ошибка — пересечение общего желчного протока вместо пузырного. Иногда, при низком расположении бифуркации общего печеночного протока, вместо пузырного протока пересекают правый печеночный. Нередки ошибки при аномалиях развития, например при коротком пузырном протоке, отходящем от правого печеночного протока. Очень часто перевязывают правую ветвь собственной печеночной артерии, ошибочно приняв ее за желчепузырную. Повреждение общего желчного протока может быть частичным или полным. Частичные повреждения ушивают, при необходимости используя T-образный дренаж. При полном пересечении протока показана Y-образная гепатикоеюностомия по Ру. Незамеченные повреждения желчных протоков — серьезное осложнение. Нарушения эвакуации желчи в кишечник и скопление желчи в подпеченочном пространстве можно выявить с помощью холесцинтиграфии. При подозрении на повреждение желчных путей необходима эндоскопическая ретроградная панкреатохолангиография. Метод позволяет увидеть обрыв общего желчного протока в месте наложения клипсы.

2. Истечение и скопление желчи в подпеченочном пространстве. Желчь может истекать из ямки желчного пузыря, ходов Лушки, поврежденной паренхимы печени или культи пузырного протока (при смещении клипсы). Признаки разлития желчи в послеоперационном периоде — желтуха, боль в правом подреберье, болезненность при пальпации. Обнаружить скопление жидкости в подпеченочном пространстве можно с помощью КТ , УЗИ или холесцинтиграфии. На сцинтиграмме излившаяся желчь нередко выглядит как желчный пузырь. Лечение: чрескожное дренирование. Если истечение желчи продолжается, показана эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография и сфинктеротомия для декомпрессии желчных путей.

3. Если холецистэктомию проводят на фоне острого или хронического холецистита, возможно послеоперационное кровотечение из ямки желчного пузыря. Обычно оно останавливается самостоятельно. Иногда кровотечение бывает связано с добавлением гепарина в растворы для промывки.

4. При удалении желчного пузыря, пораженного злокачественной опухолью, в разрез брюшной стенки могут имплантироваться опухолевые клетки. Аналогичные осложнения наблюдались и после резекции ободочной кишки.

1. Гидроцеле (водянка оболочек яичка) может возникнуть после лапароскопического иссечения застарелой косой пахово-мошоночной грыжи. Риск осложнения ниже, если грыжевой мешок пересекают на уровне глубокого пахового кольца и оставляют его in situ. Гидроцеле обычно проходит самостоятельно в течение 3 нед. Если оно сохраняется дольше 3 мес, может потребоваться хирургическое вмешательство.

2. Невралгия может быть следствием повреждения латерального кожного нерва бедра (meralgia paraesthetica) или бедренно-полового нерва (боли в мошонке). Чтобы избежать подобных осложнений, стараются не накладывать скобки горизонтально на подвздошно-лобковый тяж, особенно латеральнее глубокого пахового кольца. Невралгия, как правило, проходит самостоятельно в течение 2—3 нед.

3. Рецидивы грыжи после аллопластики грыжевых ворот встречаются при использовании слишком маленького лоскута сетки и при отказе от закрепления сетки скобками или швами. Наилучшие результаты дает пластика грыжевых ворот достаточно большим лоскутом сетки, закрывающим надпузырную и паховые ямки.

4. Повреждение бедренной артерии или вены — редкое осложнение. Его можно избежать, если не рассекать ткани ниже подвздошно-лобкового тяжа. При повреждении сосуда необходимо открытое хирургическое вмешательство для остановки кровотечения.

В. К осложнениям лапароскопической аппендэктомии относятся кровотечение, инфекция, несостоятельность швов и образование свища. Частота осложнений меньше, чем при классической аппендэктомии. Необходимость открытого хирургического вмешательства возникает примерно в 5% случаев. Лапароскопическая аппендэктомия — безопасный и эффективный способ лечения острого аппендицита.

Научная электронная библиотека

Первое клиническое сообщение о повреждении кишечника после радиотерапии злокачественного новообразования было сделано в 1917 г. К. Franz и J. Orth. В дальнейшем по мере расширения границ использования лучевой терапии в лечении онкологических заболеваний радиационное поражение кишечника стало встречаться чаще, что позволило выделить его в отдельную нозологическую форму.

К.52 Другие неинфекционные гастроэнтериты и колиты

К.52.0 Радиационный (лучевой) колит и гастроэнтерит.

Эпидемиология. В настоящее время лучевые поражения кишечника встречаются у 3–17 % онкологических больных, получающих лучевую терапию.

Этиология и патогенез. Риск возникновения хронических радиационных поражений кишечника зависит от суммарной дозы облучения. При дозе облучения 45 Гр он составляет около 5 % и возрастает до 50 % при повышении дозы облучения до 65 Гр. Если облучению предшествует химиотерапия и хирургическая операция, то риск возникновения лучевого поражения кишечника возрастает в 3–5 раз. Патогенез лучевых поражений кишечника схож с механизмом развития мукозитов, связанных с применением цитостатической терапии. Наибольшей чувствительностью к облучению обладает эпителий тонкой кишки, поэтому радиационный энтерит встречается несколько чаще, чем радиационный колит, но последний протекает более тяжело: для тонкой кишки доза, превышающая лучевую толерантность (устойчивость к воздействию повреждающих факторов), в среднем составляет 35 Гр, для толстой – 40–50 Гр. Превышение этих доз приводит к лучевому гастроэнтериту и – колиту. Чаще всего поражение тонкой и толстой кишки сочетается, но нередко отмечается лишь сегментарное поражение кишечника (сегментарное поражение тонкой кишки, лучевой проктит, лучевой сигмоидит).

У пациентов с поздними и хроническими поражениями кишечника при морфологическом исследовании определяется набухание эндотелиальных клеток артериол подслизистого слоя, их отслаивание от базальной мембраны и некроз. В интиме сосудов подслизистого слоя кишечника обнаруживают, так называемые, пенистые клетки, являющиеся важным диагностическим признаком лучевого поражения сосудов у человека. Возникновение прогрессирующего облитерирующего эндартериита мелких сосудов кишечника сопровождается хронической ишемией, следствием которой может являться развитие пенетрирующих язв и некрозов стенки кишечника, осложняющихся кровотечением, перфорацией, абсцессами и свищами. У части пациентов обнаруживается разрастание рубцовой ткани, что способно осложняться стенозом и кишечной непроходимостью.

Острые повреждения кишечника, ассоциированные с лучевым воздействием, могут иметь катаральный, эрозивно-десквамативный, инфильтративно-язвенный и некротический тип поражения и возникают вследствие непосредственного воздействия облучения на клетки кишечника, индуцируя их некроз, апоптоз и нарушая процессы клеточного деления. Как и в случае с воздействием ПХТ, повреждение кишечной стенки усугубляется внедрением бактерий в некротическую ткань, увеличивающееся по мере ухудшения кровоснабжения. Если радиационная доза относительно небольшая, пролиферация эпителиальных клеток восстанавливается довольно быстро, и начинается постепенное восстановление структуры слизистой оболочки кишечника через 2–4 недели после облучения.

Появление поздних лучевых поражений и хронического поражения кишечника во многом обусловлено поражением артериол подслизистого слоя, что сопровождается возникновением микротромбозов и гиалинозом микрососудов с развитием хронической ишемией слизистой и подслизистого слоя кишечной стенки. В зависимости от степени выраженности данного процесса могут возникать атрофия слизистой, эрозии, язвы, кровотечения, перфорация, образование сви- щей и абсцессов.

Клиника. Раннее лучевое повреждение кишечника развивается в течение первых 3 месяцев после облучения. Клинические симптомы поражения неспецифичны и являются общими для воспалительных заболеваний кишечника (болезнь Крона, неспецифический язвенный колит). Лучевое поражение толстой кишки манифестирует колитическим, а тонкой кишки – энтеритическим синдромом. У пациентов определяется диарея, жидкий стул, при колитическом синдроме – с примесями крови. Пациенты предъявляют жалобы на боль по ходу толстой кишки и вокруг пупка, иногда тошноту и рвоту. Степень выраженности симптомов в значительной мере коррелирует с суммарной дозой облучения, распространением и степенью выраженности патологического процесса.

Позднее поражение кишечника развивается спустя три – и более месяцев после начала лучевой терапии. Клиническая картина мало отличается от симптомов ранних лучевых поражений кишечника. Для поздних лучевых поражений характерно более затяжное течение симптомов, наличие абдоминального дискомфорта, запора или частого жидкого стула с примесью слизи или крови. Могут наблюдаться тенезмы (при проктите). Возможно наличие тошноты и рвоты, обнаруживается похудание.

Описанная клиническая картина лучевых поражений кишечника в полной мере находит отражение в существующей классификации радиотерапевтической онкологической группы совместно с Европейской организацией по исследованию и лечению рака (RTOG/EORC, 1995), дополненной критериями кооперативной группы исследователей для более точной характеристики преимущественно ранних токсических эффектов:

– Ранние лучевые поражения – развиваются в процессе лучевой терапии или в ближайшие 3 мес. (100 дней) после нее (это крайний срок восстановления сублетально поврежденных клеток).

– Поздние лучевые поражения – развиваются после указанного срока.

Можно встретить следующее деление лучевых поражений:

– поражение острое: до 6 недель, многие изменения могут быть обратимы;

– поражение подострое: от 6 недель до 6 месяцев;

– поражение хроническое: от 6 месяцев до 20 лет, изменения, как правило, необратимы.

Оценку степени тяжести поздних лучевых поражений можно производить по четырехуровневой классификации ЦНИРРИ Минздрава РФ:

Классификация лучевых повреждений прямой кишки на основании ректоскопических проявлений (Sherman):

– локальная эритема и телеангиэктазия, рыхлость слизистой;

– язвы с сероватым трудно отделяемым струпом на фоне гиперемированной и отечной слизистой оболочки;

– стриктура плюс проктит и изъязвление слизистой оболочки;

– стриктура на фоне язвенного проктита и ректовагинальный свищ или кишечная перфорация.

Лечение. В лечение радиационных поражений кишечника рекомендуется такая же тактика, как и при возникновении патологии, связанной с применением ПХТ.

Профилактика. Предотвращение превышения суммарной дозы облучения, повреждающей кишечник.

Прогноз. При острых лучевых поражениях возможно полное обратное развитие клинических симптомов и структурных изменений кишечника. Прогноз ухудшается при наличии осложнений, которые развиваются у 20 % пациентов с лучевыми поражениями (кровотечение, перфорация, перитонит, кишечная непроходимость). Достоверно чаще у пациентов, подвергшихся лучевому воздействию, развивается колоректальный рак.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector