Laiveko.ru

Медицина и здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Маниакально-депрессивный психоз (мдп)

Маниакально-депрессивный психоз (мдп)

Заболевание, протекающее в форме депрессивных и маниакальных фаз (приступов), в промежутках между которыми больной практически здоров. Другими словами, из приступа больной выходит без изменений личностных особенностей, с полным исчезновением всей психопатологической симптоматики. Отсутствие дефекта личности даже после многократных приступов — свидетельство благоприятного прогноза заболевания в целом. МДП считается эндогенным психозом. К причинам этого заболевания относят наследственный и конституциональный факторы.

Симптомы и течение. Заболевание проявляется в виде депрессивных и маниакальных фаз, причем депрессивные отмечаются в несколько раз чаще, чем маниакальные. Это происходит, возможно, потому, что больные в слабо выраженном маниакальном состоянии (гипомании) к врачу не обращаются и окружающим также не доставляют особых хлопот. Депрессивное состояние определяется подавленным настроением, заторможенностью мыслительных и двигательных процессов. Больные жалуются на тоску (гнетущее чувство безысходности, душевную боль, щемящее чувство в области сердца, в эпигас-трии — под ложечкой),.безразличие к близким, ко всему тому, что раньше доставляло удовольствие. Больные заторможены, иногда обездвижены, сидят в одной позе или лежат в постели. Выражение лица скорбное, печальное. На вопросы отвечают односложно, с задержкой, т.к. «туго текут мысли». Будущее кажется бесперспективным, жизнь — не имеющей смысла. Прошлое рассматривается только с точки зрения неудач и ошибок. Больные говорят о своей никчемности, ненужности, несостоятельности, сами себя унижают, недооценивают. В таком состоянии могут возникать мысли о самоубийстве, которые нередко претворяются в жизнь. Кроме того, у больных исчезает аппетит, пища кажется безвкусной («как трава»), больные теряют в весе, иногда значительно (ДО-15 кг). У женщин на период депрессии исчезают менструации (аменорея). При неглубокой депрессии отмечаются характерные для МДП суточные колебания настроения: самочувствие хуже с утра (просыпаются рано с чувством тоски и тревоги, бездеятельны, безразличны), к вечеру несколько повышается настроение, активность. С возрастом в клинической картине депрессии все большее место занимает тревога (немотивированное беспокойство, предчувствие, что «что-то должно случиться», «внутреннее волнение»). Маниакальное состояние выражается в повышенном, приподнятом настроении, чрезмерно активной деятельности, Больные находятся в превосходном расположении духа, ощущают необычайную бодрость, прилив сил. Они веселы, многоречивы, шутят, легко отвлекаются, принимаются за ненужные дела, находят несвойственные им занятия. Многочисленные идеи, возникающие у них, не доводят До конца. Переоценивая свои возможности, предлагают свою кандидатуру на различные должности, не соответствующие их уровню знаний и квалификации. Нередко открывают у себя незаурядные способности, выдают себя за актера, поэта, писателя. Иногда покидают свою работу с целью заняться творчеством или просто сменить профессию. У больных прекрасный аппетит, однако, они могут худеть, т.к. слишком много расходуют энергии. Сон непродолжительный (3-4 часа), но этого им достаточно, иначе «проспишь всю жизнь». Повышается половое влечение, которое может вылиться в беспорядочные половые связи. В тех случаях, если маниакальный синдром не очень выражен, говорят о гипоманиакальном состоянии. В гипомании больные бывают чрезвычайно продуктивны, т.к. нет еще повышенной отвлекаемости, расторможеннос-ти. Работоспособность хорошая, память прекрасная, настроение великолепное, никаких проблем — в таком состоянии человек готов свернуть горы. Люди творческого труда -композиторы, художники, поэты, ученые, будучи' в подобном состоянии, создают шедевры в искусстве и выдающиеся труды в науке. Но, к сожалению, грань между гипо-маниакальным и маниакальным состоянием очень нечеткая и переступить ее легко, а за этой гранью — уже тяжелое болезненное состояние. Если у больного отмечаются только гипомании и субдепрессии, то такое заболевание называют циклотимией. Но если в гипомании больные не обращаются к врачу, то в субдепрессии требуется помощь врача, хотя бы амбулаторная.

У значительного числа больных за всю жизнь возникает лишь одна фаза болезни, после которой наступает выздоровление. Однако, вероятность появления второй и третьей фазы сохраняется до конца жизни. Больше чем у половины больных заболевание протекает только в виде депрессивных фаз, примерно у 5 % — только маниакальных (монополярное течение). Если маниакальные и депрессивные фазы чередуются — это биполярный тип течения. У некоторых больных приступы депрессии повторяются ежегодно, причем в определенное время года (осенью или ранней весной).

Лечение и профилактика. Лечение зависит от характера фазы, депрессивной или маниакальной. Депрессию лечат антидепрессантами. Если депрессия с выраженной заторможенностью, назначают антидепрессанты со стимулирующим эффектом (ме-липрамин), если с выраженным чувством тревоги, беспокойства, то препараты с успокаивающим действием (амитриптилин, триптизол). При бессоннице добавляют транквилизаторы. Маниакальное состояние купируют с помощью нейролептиков (ами-назин, галоперидол и т.д.). Для профилактики последующих приступов используют соли лития, а в последнее время широко применяется для этих целей финлепсин (тегре-тол) как стабилизатор настроения. В период болезни (за исключением гипомании) больные нетрудоспособны. После выхода из приступа трудоспособность восстанавливается. На инвалидность больных переводят только в тех случаях, когда приступы очень частые или течение болезни приобретает непрерывный характер, т.е. одна фаза сменяет другую.

У моего мужа маниакально-депрессивный психоз,расщепление личности и шизофрения

Важным критерием шизоаффективного психоза являются приступообразное течение и хорошие ремиссии (обычно интермиссии) после первых приступов. Однако после многолетнего течения заболевания характер ремиссий оказывается неодинаков, как это иллюстрируют приведенные выше наблюдения В. А. Точилова. Е. Berg и соавт. (1983) отобрали по историям болезни клинически однородную группу больных, отвечающую всем критериям шизоаффективного психоза, находившихся в психиатрической больнице Стокгольма в 1946—1957 гг. Длительность катамнестического наблюдения составила от 17 до 30 лет. Полные данные за этот период удалось собрать у 20 больных, у 19 из них после первого приступа наступила интермиссия, а у одного — хорошая ремиссия. Как подчеркивают авторы, при первых приступах психоза психопатологическая симптоматика у всех больных была сходной, однако к концу периода наблюдения оказалось, что у 3 из них заболевание приняло характер типичного МДП, у 9 — сформировался явный шизофренический процесс. У 3 больных развился тяжелый хронический алкоголизм, и только у 5 приступы заболевания продолжали носить характер шизоаффективного психоза. Таким образом, гомогенная вначале группа расслоилась, и через 20… 30 лет обнаружилось, что она включала больных с различными нозологическими формами эндогенных психозов.

В другом катамнестическом исследовании [Armbruster В. et al., 1983] со средней длительностью наблюдения 22 года сравнивали исходы болезни у 502 больных типичной шизофренией и у 113 — шизоаффективным психозом: в последней группе полноценные ремиссии отмечались в 2 раза чаще, но, тем не менее, у значительной части больных обозначился типичный шизофренический процесс.

Читать еще:  Как жить без мениска?

Следовательно, результаты этих и ряда других исследований подтверждают предположение о том, что шизоаффективный психоз не является однородной нозологической формой. Наши совместно с В. А. Точиловым наблюдения показывают, что на отдаленных этапах этого заболевания выявляются три типа изменения личности: характерный для шизофрении апатоабулический дефект, отчетливые изменения по органическому типу и своеобразные астенические личностные сдвиги (повышенная ранимость, стремление уйти от конфликтов и трудностей, сужение круга интересов, неспособность к длительному волевому напряжению, тревожность, неуверенность и т. д.). Отмеченные личностные изменения очень близки к тем, которые описываются в литературе как характерные для малопрогредиентной, преимущественно рекуррентной, шизофрении. Однако нельзя исключить, что у части больных эти сдвиги являются неспецифическим результатом заострения преморбидных особенностей личности. У некоторой (меньшей) части больных личностные изменения выражены очень слабо или не определяются, несмотря на большую длительность заболевания. Характерным в этом отношении является следующий пример.

Больная К., 1910 года рождения. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена, в детстве перенесла какое-то инфекционное заболевание, подозревали энцефалит. Впервые заболела психически после родов в 22 года: приступ начался остро, характеризовался онейроидно-кататоническим синдромом; больная испытывала фантастические сноподобные переживания, слуховые галлюцинации, была крайне возбуждена. Приступ продолжался несколько более 1 мес, окончился спонтанно. Второй, аналогичный приступ психоза через 2 года, также после родов. Затем последовала 30-летняя интермиссия, и в 55 лет, после климакса, возникло неглубокое тревожно-депрессивное состояние, спровоцированное перенесенным тяжелым гриппом и психотравмирующей ситуацией. 4-й приступ тревожной депрессии с резкой ажитацией — через 2 года. Через 6 лет — приступ кататонического возбуждения, после чего стали возникать частые приступы психоза (1—2 раза в год) с короткими, постепенно сокращающимися светлыми промежутками. Приступы начинались остро, с тревоги: заявляла, что она больна сифилисом, заразила всех людей вокруг, из-за нее погибнет страна, поэтому за ней началась охота, на улице машины хотят задавить. В больнице растерянна, в голове «голоса» говорят об ее вине, при усилении тревоги видит чертей, в то же время ее готовят к полету в космос. Нарастали тоска и заторможенность. Приступ продолжался 5 мес. После полугодовой ремиссии вновь аналогичный, но более тяжелый приступ, начавшийся с кратковременного возбуждения (пела, плясала) и сменившийся тяжелой тревогой, тоской, ступором. В дальнейшем — состояния страха, тоски с идеями преследования, а затем ступором и онейроидом или же периоды повышенного настроения, резкого возбуждения. Всего перенесла 10 приступов психоза. В 66 лет было начато лечение солями лития, в результате чего наступила 3-летняя полноценная ремиссия: больная стала работать по специальности, выглядела бодрой, помолодевшей, вела активную, полноценную жизнь. Из-за независимых от больной обстоятельств лечение литием было прервано, вскоре наступил приступ психоза с резким страхом, идеями виновности, заражения сифилисом, слуховыми галлюцинациями, затем ступором. Стала повышаться температура (с извращенным суточным ритмом), заболевание протекало как delirium acutum и закончилось смертью.

Несмотря на большую длительность заболевания, множество перенесенных тяжелых и продолжительных приступов и пожилой возраст (66…69 лет) в период 3-летней ремиссии, наступившей в результате профилактической терапии литием, у больной не было обнаружено никаких изменений личности.

Однако чаще, даже в благоприятных случаях, наступает усиление сенситивности, неуверенности, астенических проявлений. Иногда они на первый взгляд создают впечатление неглубокого апатоабулического дефекта, хотя могут быть поняты и как следствие социально-психологических факторов. Примером может служить следующая история болезни.

Больная Б., 65 лет. Родители — двоюродные брат и сестра, мать властная, с сильным характером, страдала МДП, в семье несколько больных МДП, а также шизофренией по нисходящей линии. По характеру сенситивная, замкнутая. В детстве перенесла тяжелую скарлатину, в 21 год — в период блокады Ленинграда — алиментарную дистрофию. В это же время перенесла инфекционное заболевание с высокой температурой и неврологической симптоматикой. Через 2… 3 мес быстро наросло возбуждение, настроение вначале было повышенным, затем присоединились раздражительность, гневливость, временами агрессивность. Была крайне расторможена, возбуждена, все время находилась в движении, что-то писала, затем рвала написанное. После попытки выпрыгнуть в окно была госпитализирована. Медицинские сведения этого периода не сохранились, больная полностью амнезировала свое состояние. По воспоминаниям матери, состояние больной как будто бы оценивалось врачами как сумеречное, а само заболевание — как экзогенный психоз. Приступ продолжался несколько месяцев, окончился интермиссией, длившейся около 5 лет. Больная оставила учебу в медицинском институте, но успешно работала медицинской сестрой. В дальнейшем перенесла 8 развернутых приступов психоза и несколько абортивных. Приступы продолжительностью 4… 7 мес протекали на фоне экспансивного или депрессивного аффекта в сочетании с тревогой и крайней раздражительностью. Мышление, по записям в историях болезни, было разорванным, в обеих фазах отмечались повышенная отвлекаемость, резкое психомоторное возбуждение, как будто бы периодически имели место бредовые идеи (отношения, виновности или же величия) и слуховые галлюцинации. Хотя сознание больной расценивалось как ясное, болезненные состояния амнезировались, за исключением отдельных коротких эпизодов. Как правило, приступы оканчивались после проведения ЭСТ. Больная получила инвалидность II группы, в ремиссиях становилась все более вялой, безынициативной, круг общения ограничивался только близкими родственниками, отношения с которыми были эмоционально окрашенными, дифференцированными, тонко улавливала настроение, искренне сопереживала любимой сестре в тяжелых ситуациях. В Институте им. Бехтерева, куда больная госпитализировалась 6 раз, ставился диагноз «органическое заболевание головного мозга с периодическим течением, шизофреноподобный синдром». В дальнейшем выставлялись также диагнозы «атипичный МДП», «приступообразная шизофрения». С 1968 г. (в 48 лет) больная начала получать профилактическое лечение солями лития. Приступы заболевания прекратились полностью и не возобновлялись в течение 8 лет. За это время больная продолжала оставаться вялой, апатичной, безынициативной, отмечались также некоторое снижение памяти, повышенная сенситивность. Но по-прежнему сохранялась эмоциональная близость с родными, особенно с сестрой. В 1976 г. попала в автокатастрофу, получила тяжелую травму головы (перелом основания черепа). Из-за общего состояния лечение литием было прервано на 4 мес. Вскоре после этого стали возникать неглубокие сдвоенные фазы с достаточно типичной для МДП симптоматикой. Учитывая их нарастающую тяжесть и тенденцию к формированию непрерывного циркулярного течения, была возобновлена профилактика солями лития, и постепенно аффективные колебания исчезли. Через некоторое время умерла мать. После смерти матери стала значительно активнее, в отношениях с сестрой упорно отстаивает свои позиции и независимость, больше читает, общается с окружающими. Как выяснилось, прежнее поведение больной — пассивность, замкнутость, безынициативность, которые расценивались как проявление дефекта, возможно, в значительной степени было обусловлено привычкой полностью подчиняться матери, которая брала на себя решение всех, даже самых мелких, вопросов. Ее смерть как бы раскрепостила больную.

Читать еще:  Изменения личности при психических заболеваниях (психопатоподобный синдром)

В данном случае более чем 40-летнее течение тяжелого психоза не привело к формированию специфического дефекта, а изменения в поведении больной, наряду с сенситивностью, боязнью трудностей и стремлением уйти от них, во многом могли быть обусловлены явлениями госпитализма, обрывом социальных связей, вызванных заболеванием и в известной мере — семейным укладом.

Таким образом, несмотря на атипичный характер приступов, заболевание может быть диагностировано как аффективный психоз, в пользу чего свидетельствуют наследственная отягощенность, полярность аффекта в предыдущих атипичных приступах, их «типизация», а затем полное их исчезновение под влиянием терапии литием и отсутствие специфического дефекта — шизофренического или органического. Вероятно, атипичность аффективных приступов была обусловлена экзогенными воздействиями (алиментарная дистрофия, тяжелая инфекция с поражением ЦНС).

Специфический шизофренический дефект наблюдался у 12 из 85 больных и характеризовался медленным развитием и относительно небольшой глубиной. Изменения личности по органическому типу обнаружились у 20 больных, они были нерезко выражены и также нарастали медленно.

Таким образом, различные варианты исхода шизоаффективного психоза (критерий, которому Е. Kraepelin придавал наибольшее значение для нозологической группировки психических заболеваний), также указывают на то, что шизоаффективный психоз следует рассматривать как сборную гетерогенную группу больных.

Очевидно, она включает случаи крайне тяжелого МДП (например, melancholia gravis, по Е. Kraepelin), некоторые варианты шизофрении, эндоформные психозы на почве врожденной или приобретенной органической недостаточности ЦНС1. У части больных шизоаффективным психозом имеется сочетание наследственной отягощенности МДП и тяжелых экзогенных вредностей. Об этом в отношении «атипичного МДП» пишет Т. Я. Хвиливицкий (1957), обнаруживший внутриутробные, перинатальные и перенесенные в раннем детском возрасте органические поражения мозга у 73 из 75 больных этой группы, причем наследственная отягощенность была выявлена в!/з случаев. На сочетание органической недостаточности и наследственной отягощенности при аффективно-онейроидных состояниях указывает Г. Б. Абрамович (1959). В этой работе приводятся данные о большой частоте тяжелой блокадной алиментарной дистрофии в анамнезе у наблюдавшихся им больных с онейроидными приступами (у 29 из 45).

У нас также имеется несколько наблюдений, в которых перенесенное после начала МДП органическое поражение мозга резко меняло характер аффективных приступов.

Больной X. Типичные депрессивные и маниакальные фазы стали возникать с 12 лет. В 15 лет во время маниакального состояния попал в дорожную аварию, получил крайне тяжелую травму головы с переломом основания черепа, долго находился в соматической больнице. Вскоре после выписки возобновились аффективные приступы, однако их симптоматика изменилась: появились тревога, страх, обманы восприятия; казалось, что за ним следят, хотят убить «за грехи», слышал угрожающие голоса, кругом «что-то подстраивали».

Маниакальные состояния характеризовались гневливостью, возбуждением, в большей степени психическим, чем двигательным, и также сопровождались острым чувственным бредом. Профилактика солями лития привела к уменьшению остроты приступов, но существенно не сократила их длительность и частоту. В дальнейшем нарастали грубые изменения личности по органическому типу.

То, что сходные по клинической картине приступы возникают у больных МДП, шизофренией (что подтверждается данными отдаленного катамнеза), психозами при органических поражениях или неполноценности ЦНС, указывает на то, что их симптоматика обусловлена нозологически неспецифическими механизмами. Это подтверждается и отдельными примерами трансформации под влиянием неправильной терапии более или менее типичных фаз МДП в «типичные шизоаффективные» приступы. Такие примеры приводились в предыдущих главах.

Характерным является случай, когда у 53-летней женщины, поступившей по поводу тревожной депрессии, было начато лечение лудиомилом, приведшее к обострению тревоги: на ее высоте больная испытывала ощущения воздействия на мысли и тело, ей казалось, что из соседнего здания на нее действуют излучателями, кругом все подстроено, это не больница, а специальный центр для воздействия на плохих и неугодных людей, в стенах вмонтированы специальные аппараты, где-то рядом что-то делают с ее сыном. Отмена антидепрессанта и назначение седативных препаратов купировали острую симптоматику, и вновь на первый план выступила депрессия. В последующем больная перенесла еще одну фазу без гетерогенных для эндогенной депрессии признаков.

Биполярное расстройство (маниакально депрессивный психоз)

Биполярное расстройство (маниакально депрессивный психоз) — F31 по мкб-10, одно из распространенных психических заболеваний. Выявить его сложно, поскольку признаки зачастую не похожи на болезнь. Чтобы процесс не принял форму хронического и не привел к серьезным отклонениям, необходима помощь специалиста. Врач психотерапевт и психиатр И. Г. Гернет имеет двадцатилетний опыт работы с различными психическими нарушениями и заболеваниями. Это позволяет ему назначить профилактику и поставить точный диагноз в самых сложных случаях.

Инфографика

Что скрывается за болезнью

По классификации мкб 10 биполярное аффективное расстройство (БАР) относится к группе «Психические расстройства и расстройства поведения». Иными словами, заболевание вызывает нарушение эмоционального состояния. Резкие перепады настроения от подавленности до ажитации чередуются со светлыми промежутками нормального состояния. Без должного лечения со временем частота смены настроения увеличивается, а продолжительность улучшений сокращается.

Болезнь классифицируют по 2 типам. Аффективное биполярное расстройство 2 типа отличается лишь незначительными изменениями в настроении, с которыми вполне можно жить в социуме.

Опасность проблемы в том, что она может начаться в детстве. При этом, у детей и подростков биполярное аффективное расстройство, симптомы которого выражены нечетко, зачастую принимает форму взрывного темперамента, быстрой смены настроения и беспричинной агрессии. Родителям нужно обратить внимание на эмоциональное состояние своего ребенка.

Как проявляется нарушение

Периоды возбужденного состояния называют манией, а подавленного — депрессией. В течении болезни мкб-10 классифицирует:

  • тяжелую форму маниакального психоза;
  • гипоманию (слабую или средне-умеренную форму, часто при 2 типе);
  • нормальное состояние;
  • слабую депрессию или депрессию средней тяжести;
  • тяжелую форму депрессивного психоза.

Эпизоды возникают внезапно, без причин, и сопровождаются раздражительностью. Маниакальной фазе соответствуют такие признаки:

  • необоснованная эйфория;
  • чрезмерная физическая активность, в том числе сексуальная;
  • отсутствие внимания;
  • неадекватность в оценке самого себя и ситуации;
  • снижение потребности в отдыхе и сне.

Депрессивная фаза БАР — противоположность маниакальному синдрому. Настроение подвержено приступам тревожности и печали, безнадежности или вины. Человек становится вялым, теряет интерес к окружающему, ощущает беспричинную усталость, нарушается сон и аппетит. Может также наблюдаться смешанное состояние, с признаками и маниакального, и депрессивного синдрома. Такая фаза опасна риском суицида и требуется немедленная скорая помощь врача!

Читать еще:  Саркоидоз или туберкулез

В соответствии с МКБ-10, если в поведении есть хотя бы один из эпизодов, можно говорить о заболевании БАР.

Лечение биполярного аффективного расстройства

Частный врач-психотерапевт (психиатр) И. Г. Гернет ведет прием на базе Медицинского центра им. Н.А. Семашко. Все обратившиеся получат своевременную психологическую поддержку, рекомендации по профилактике заболевания и необходимое психотерапевтическое лечение.

Для стабилизации эмоционального состояния используются современные препараты, обеспечивающие быстрое устранение симптомов и стойкую длительную ремиссию. В случае необходимости решается вопрос о помещении больного в стационары. Сеансы психотерапии для семьи и близких помогают отличить норму от нарушения, учат правильно проводить профилактику и применять лекарственные препараты, как строить отношения с членом семьи, страдающим БАР. Только настоящий профессионал и его квалифицированная поддержка поможет обрести целостность тела, души и духа!

Опасны ли шизофреники? Почему в психбольницах нет Лениных и Наполеонов

ВЦИОМ провёл исследование о шизофрении. Опрошенные сообщили, что каждый пятый из них знаком или имеет в родственниках шизофреника.

Об этом и о психическом здоровье населения в целом мы поговорили с профессором-психиатром Казанского государственного медуниверситета Владимиром МЕНДЕЛЕВИЧА.

Убийц больше среди здоровых?

Юлия Борта, «АиФ»: Владимир Давыдович, судя по опросу, каждый 5-й имеет в окружении людей с шизофренией — родственника (4%) или знакомого (16%). А каковы реальные цифры заболеваемости?

Владимир Менделевичев: Известно, что 1% населения страдает шизофренией. Обычные люди под словом «шизофрения» имеют в виду любое психическое заболевание. Для них «псих» — значит больной шизофренией. Но ведь в психиатрии много других болезней, которые встречаются чаще: невротические расстройства, расстройства личности, биполярное аффективное расстройство (раньше называлось «маниакально-депрессивный психоз»), последствия черепно-мозговых травм.

Нажимите для увеличения

— 28% людей уверены, что больные с диагнозом «шизофрения» опасны. Так ли это?

— Не так. Были проведены исследования и проанализировано, какое количество из всех преступлений совершают психически больные, признанные невменяемыми. Оказалось — 2,4%.

— Получается, здоровые опаснее психически больных?

— Несомненно. Мы, психиатры, всегда говорили: нам спокойнее внутри психиатрической больницы, чем за её стенами. Да, само заболевание может быть опасно. Но человек совершает преступление не по причине болезни. Исследования подтвердили этот факт. Человек совершает преступление, исходя из своих морально-нравственных качеств. Подавляющее большинство психически больных с самыми тяжёлыми заболеваниями, даже если «голоса» им приказывают убить, не будут совершать этого. Их удерживает нравственность. Агрессивных среди психически больных значительно меньше, чем среди здоровых.

— Шизофрения лечится?

— 30% больных полностью выздоравливают. Еще приблизительно у 25–30% можно добиться стойкой медикаментозной ремиссии, но они должны всю жизнь находиться на поддерживающем лечении — таблетки, инъекции. И 40–50% — хронические больные.

— 31% людей считают, что психически больные страдают от недостаточной квалификации медперсонала. Существует ли такая проблема?

— Нет. У нас есть недостаток врачей-психиатров и среднего медперсонала в регионах, как и во многих других областях медицины. Но уровень развития психиатрии соответствует мировому. У нас есть возможность выбирать самые современные лекарства, которые применяются в экономически развитых странах. Чем мы отличаемся? Условиями, в которых находятся психически больные в стационаре. Многие психиатрические больницы довольно старые. Конечно, они отреставрированы, но этого явно недостаточно.

Наполеонов уже нет

— Вы имеете в виду палаты на десять человек?

— Нет, большие палаты во многих странах мира. Но в целом в значительном количестве наших больниц условия оставляют желать лучшего, честно скажу. Во многих до сих пор решётки на окнах. Хотя от них давно пора отказаться и применять вместо этого специальные стёкла. Чем мы ещё отличаемся в негативную сторону? Это обязательный диспансерный учёт. Сейчас он называется «динамическое наблюдение». В мире такого не существует. Процедура учёта отталкивает огромное количество людей, потому что означает поражение в правах, негативное отношение окружающих. К большому сожалению, сведения о диагнозе могут стать известны кому угодно. Получается, что неверные организационные решения приводят к тому, что для части пациентов недоступна должная помощь.

Что ещё не очень позитивного? Многие российские психиатры не очень любят доказательную медицину. А ведь только научные исследования способны показывать, какие лекарства стоит применять. Лечение назначается по принципу: я так лечил, и всё было хорошо. Препараты с недоказанной эффективностью нередко прописаны и в клинических рекомендациях. Наконец, больницы зачастую не имеют финансовых возможностей покупать дорогие современные лекарства. Так, при шизофрении курс лечения может стоить $100-150 в месяц.

— Опрошенные уверены: для шизофрении характерны резкая смена настроения, раздвоение личности и галлюцинации.

— Понятия «раздвоение личности» в психиатрии не существует. Оно пришло из фильмов и романов. Уже давно никаких Наполеонов, Лениных и прочих великих людей в психиатрических больницах нет.

— Куда же они делись?

— Поменялась эпоха, изменились формы заболеваний. В бреде всегда звучит то, что происходит в обычной жизни, что люди видят по телевизору, читают в газетах или книгах. Поэтому мания величия трансформировалась. Смена настроения тоже нетипична для шизофрении. Галлюцинации — только особые. Зрительные галлюцинации противоречат диагнозу шизофрения. А вот слуховые псевдогаллюцинации очень характерны — голоса, которые что-нибудь приказывают и комментируют. Помимо словесных псевдогаллюцинаций отмечается расстройство мышления: человек не очень правильно мыслит, не так понимает, его терзают бредовые идеи, особенно бред воздействия, — человек считает, что им управляют из космоса или откуда-то ещё.

— Выходит, СМИ могут провоцировать заболевание?

— Это возможно. Помните случай, когда психически больной напал на журналистку «Эха Москвы»? И была большая дискуссия, в которой как раз обсуждалось, что СМИ спровоцировали нападение, рассказывая о конкретной радиостанции и её журналисте крайне негативно. В итоге у человека на этом фоне в бред «включился» журналист.

— А есть ли новые научные данные о шизофрении? Или всё предельно понятно?

— Совершенно ничего не понятно. Это самое загадочное заболевание. Известно, что влияет наследственность, и только. Исследований проводится масса, но пока даже близко не подошли к разгадке.​

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector